Сибирская православная газета
  • О. Алексий Сидоренко
  • Бакулин М.Ю.
  • Богомяков В.Г.
  • Дурыгин Д.Н.
  • Тихонов В.Е.
  • Главная страницаДокументыЗакон БожийЗдоровьеИконы ИсторияКультураЛитератураМиссионерствоМолитвыХрамы Святые угодникиРецепты АвторыПраздники и посты Проблемы насущныеОбразование Разное  Карта сайта
  • Бакулин Мирослав Юрьевич. Звонок с того света

  • Бакулин Мирослав Юрьевич. Где кончается христианство

  • Бакулин Мирослав Юрьевич. О духовном театре "Путник"

  • Господь рождается, славьте! Часть 2

  • Сын Божий рождается, славьте!

  • Дед мороз? Нет, Никола Угодник!

  • Разговор Василия Лукича и Ивана Абрамовича об образовании

  • Разговор Василия Лукича и Ивана Абрамовича о страдании

  • Повседневность чуда

  • Пасха должна быть в каждом нашем дыхании

  • Прорыв человеческий

  • Паломничество в музей

  • Смерть и ее уроки

  • Что нам навязывают?

  • Чудовища в ящике (Корпорация монстров)

  • Про ад и смерть

  • Подпирать государство там, где оно падает

  • Русские намеки к феноменологии русской сказки

  • Энциклопедия одного христианина.Избранные наставления из апостольских посланий (выпуск 3)

  • Энциклопедия православного христианина (выпуск 2)

  • Энциклопедия одного христианина

  • Про Васю Курицу

  • Как я к иеговистам ходил

  • Электорнные страницы

  • Школа

  • Христианский материализм

  • Тимофей Кузин

  • Счастье - это соучастие

  • Сретенье Господне

  • Слепец у ямы

  • св.Кирилл и Мефодий

  • Разговор об унынии

  • Про тамогочи

  • Про Бивиса и Батхеда

  • Побег к Богу

  • Он - в гуще жизни

  • О абортах

  • О любви

  • О кукле Барби

  • О дневниках

  • Крещение в Тюмени 2000

  • Калаверас

  • Динарий Кессаря

  • Всероссийский запой и проблема календарей

  • Верните нам нашу историю...

  • Вербное воскресенье

  • В Москву на поклон к Владимирской

  • Быть собой

  • Богоявление в Тобольске

  • Энциклопедия одного христианина

    Выпуск второй Читателей упреждаем: все ниженаписанное - частные мнения

         БОГОХУЛЬСТВО
    Волнуется человек, торопится, куда-то не успевает: «Ой, что будет! Господи, прости! Господи, помилуй!» А тут к нему бес подходит и намекает на просьбу: «Если Бог есть, то пусть будет вот так!» Глубина волнения в мелочи - прекрасный повод для богохульства – «Если Бог есть…» Рассмеялся человек и говорит бесу: «А ты-то куда лезешь?» - и молится: «Пусть, Господи, будет, как Ты захочешь! Хорошо ли, плохо ли - все приму от Тебя!» Но тут же детская уступка: но если, Господи, будет вот так, то искренне поклонюсь Тебе, искренне восхвалю имя Твое. И все-таки торги…

         ЗАКХЕЙ
    Вспомните Закхея-мытаря, который из-за малого роста залез на дерево, чтобы увидеть Христа. Вроде, смешной образ, но поглядите на икону «Вход Господень в Иерусалим», на которой ребятишки также залезли на дерево. Это дерево изображено рядом с Голгофой, это символ Креста. Получается, что желание встречи с Богом заставляет человека подняться выше, то есть взойти на древо Крестное, принять от Бога свой крест. И тогда Господь приходит вечерять в дом даже самого последнего грешника.

         ДИАЛОГ
    Такой диалог:
    - И как ты, Богу молишься?
    - Радуюсь Ему, и что я есть у Него.
    - А что ты просишь?
    - Ничего. У меня есть все, даже больше, чем нужно.
    - И о чем же вы говорите?
    - Нам есть о чем поговорить. У нас с Ним цель общая - мое спасение.

         ДОБРЫЕ ДЕЛА
    Христианин не потому делает добро, чтобы пребывать хорошим, но именно из глубины понимания того, какое он ничтожество. И если он и то, что Господь посылает возможным как доброе, не делает, то тогда он еще большая гадость.

         ДУША
    В человеке есть неуничтожимая часть, которую не может коснуться зло. Это детскость, наивность, та простота, которая зрит Бога. В иконе Успения Божией Матери Христос держит душу Богородицы, она выглядит как спеленутый младенец. Успенский писал, что русские полагали душу величиной с только что родившегося младенца, так как вот только что в это тело она была вложена.

         ЛИЦО
    Лицо есть поле битвы между ликом и личиной. Лик тогда виден, когда лицо утончается (детство, постничество, священство, святость, радость). Но если побеждает личина, то лицо становится карикатурой лика. Это два полюса - карикатура и лик. В церкви так много ликов, на улице так много рож. Но и в роже есть тонкие места - это рот и глаза. Рожа-карикатура - это мясистые наросты на лице из-за постоянного напряжения мышц - физически запечатлеваются страсти гнева, гордыни, смеха, уныния. Рожа - это карикатура на замысел человеческого лица, его индивидуальное отклонение.Как мало иконописных типов (которые по существу приближаются к Лику-вселицу Христа) и как много рож-карикатур с гипертрофированными деталями. Рожа - дисбаланс частей, лик - гармония.

         ЛЮБОВАНИЕ ПРИРОДОЙ
    Любование природой учит состраданию к человеку. Собственно, в этом назначение искусства - одухотворять мир, возвращая материализованный в культуре дух. Кавабата пишет: «Особенность японского искусства можно передать одной поэтической фразой - «Никогда так не тоскуешь о друге, как глядя на снег, луну и цветы». Когда любуешься красотой снега или красотой луны, когда испытываешь благодать от встречи с прекрасным, особенно начинаешь тосковать о друге: хочется разделить с ним радость. Созерцание красоты пробуждает сильнейшее чувство сострадания и любви к людям, и слово «человек» начинает звучать как слово «друг».

         МЫСЛЬ
    Объясняя логосное строение материи, сказал: во мне есть образ Бога, мысль Бога о мне, Его замысел. И чуть позже совершенно неожиданно для себя: я могу мыслить сам, но если в поисках замысла Бога обо мне я сообразую свою волю с Божьей - тогда во мне возможна мысль Бога, Бог мыслит во мне, и я этой мыслью состоюсь, пребываю. И вот образ для этого - человек, бегущий в атаку. Все ясно: вот наши - вот враг, я поднимаюсь и бегу, вот свобода, вот истина, вот смерть. Следовательно, готовый к смерти, я живу в блаженстве положить душу свою за други своя.

         НАРОД-БОГОНОСЕЦ
    Один человек стал ругать государство, говорил о «народе-богоносце», который нагадил у него в подъезде: «ЗДЕСЬ не будет никогда хорошо, легко. Здесь не будет никогда настоящей жизни. Как в тюрьме». А другой ему сказал: «Здесь рождаются люди, которым открыта Тайна Богочеловека на Кресте. Они могли бы родиться в других странах, в других семьях. Но они родились здесь. Именно у этих родителей. Русский слишком занят поиском смысла жизни, чтобы работать. Ему слишком оголена подноготная бытия, чтобы заниматься внешним. Здесь тюрьма, охраняющая не от заключенных в ней, а охраняющая заключенных от внешнего мира бессмыслицы и безбожия. Родиться в России - это дар богопознания, с которым либо в святые, либо в свиньи. Либо на теплохладный Запад».

         НИМБ
    Так ли уж необходим нимб на иконе? Ведь святой и так рисуется на золотом, светоносном фоне - «на свету» - в свете Божием. Помните, как Мотовилов видел преп. Серафима в Духе - как лицо посреди блистающего солнца. Да, свет - фон, несомненно, образ причастности человека к «облаку свидетелей престол Божий облежащ». Но личность святого не растворена в Боге, она остается и возрастает в бесконечной Божественной любви. Вот эту-то принципиальную нерастворимость личности в Боге, пусть даже если эта личность прозрачна для Бога людям, и призван показывать нимб. А так как образ Божий наипервее проявляется в лице - лике святого, то именно лик святого (греч. "просопон" - место проглядывания глубины личности) и окружен нимбом - тонкой гранью нерастворимости святой личности в Боге. И потом, многие святые были вначале на иконах без нимбов: св.Иоанн Кронштадский, св. Ксения. Да и икона Собора Сибирских Святых явила мне лик св. Мисаила Абалацкого, о котором писалось в «Сибирской православной газете». Он глядел на меня усталым, изможденным, но почему-то именно отсутствие нимба - знака официальной канонизации - сказало сердцу: вот, да, он - святой. Как он нес свой крест в жизни, так он и в святости своей скромен, но ведь ты, Господи, знаешь его. А нимб, ну что нимб... Нимб иногда закрывает лики соседей по иконе, показывая множество, сонм святых, тьму святых - то есть тайну.

         ПОПЫ
    Говорили с духовником о всякой гадости среди попов. Я вспомнил В.Розанова и его сетования на «сословность» попов, где в священство шли по инерции - дети за родителями. А духовник сказал, что эта сословность, семейственность, наоборот, хороша. «Это воспитание благочестия с юности. Дети видят священника-отца в быту, дома, видят, как поступает священник: и хорошо, и плохо. Но в любом случае они в Церкви с младенчества, и все для них пропитано традициями благочестия». Вот тебе и сословность, где, по Розанову, поп настоящий - один на тысячу.

         ПОСТ
    Об отношениях супругов в пост. В разговоре на язык подвернулось интересное, на первый взгляд, «сравнение»: муж и жена, близкие телесно и духовно, могут эту близость довести до безразличия, не замечать другого в близком. Именно пост есть воспоминание и продолжение УХАЖИВАНИЙ мужа за женой, юношески чистых ухаживаний. Телесные отношения запрещены, но они возмещаются добрым отношением, это школа любви, настоящей, чистой, лишенной непристойной осмысленности повседневности. Это хорошо, это не сравнение, это продолжение первой любви, уходящей в вечность.

         ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ
    Если и стоит говорить о предопределении Божием, то о предопределении любви: человеку предопределено быть свободным, разумным, верующим, благодарным. Всякий знает это предопределение и либо свободно следует ему, либо свободно от него уклоняется.

         ПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ
    Противоположностью Вавилонскому столпотворению и рассеянию языков становится день Пятидесятницы, когда Дух Святой нисходит на апостолов, и они получают дар языков.

         СМИРЕНИЕ
    По-русски смирение - от «мир», мирность в душе, мир с Богом, открытость и готовность к мирским напастям и скорбям. Вот это последнее точно передает лат.вариант смирения - humilitas, происходящее от Humus - земля, вот оно - такое открытие, отверстая для бросаемого в нее семени и для навоза - скорбей и горестей, которых чем больше, тем земля плодороднее. И совсем уж неприемлемо нынешнее употребление слова «смирение», как «унижение, оскорбление человеком».

         СОЗНАНИЕ
    Сознание есть лишь отблеск того богопознания, которое было открыто человеку до грехопадения. Проще говоря, сознание есть помеха для ведения, шум при (или после) появлении мысли. Сознание регистрирует невозможность прямого богообщения, но создает ту вибрацию, которая необходима для попадания в такт песне жизни - единения тела, души и духа, возможного именно в песне Богу. Сознание - шум, помеха, следствие поврежденности ума. Мы громыхаем смыслами, не зная тишины истины. Мы насаждаем образы, не ведая прозрачности Бытия. Время и пространство есть порождение сознания. Это те органы восприятия, с которыми сознание лезет к окружающему миру. Оно не может жить в вечности и в Боге, ему хочется расположить весь мир относительно себя. Но если терпеливо смотришь, как жизнь идет, то радуешься и благодаришь, выходя за свои оценки бытия, и с радостью и благодарностью ждешь - принимая жизнь из рук Бога. Так мудро, спокойно и радостно.

         СОМНЕНИЕ
    Ни одно из писаний, ищущих себе усвоения имени «святое», не могут позволить себе роскошь достоверности, которая есть в Библии. Это аргументы сомнений, иконы сомнений. Сомневаются апостолы, недоумевает Иосиф, удивляется Пресвятая Богородица. Истина как бы пронзает рефрен сомнений. Сомнения становятся аргументом, доводом Истины. И эти сомнения, по слову Григория Богослова, иногда больше значат для веры, чем слепая радость. Сомнения Фомы подтверждают Воскресение Христа и Вознесение Богородицы в Успении. Сомнения св. прав. Симеона Богоприимца подтверждают пророчество Исайи. Сомнение - это всегда сомнение в чем-то, что есть, но еще не очевидно. Свобода сомневаться - это воспоминание о своем богоподобии человека, живущего в несомненном мире. Сомнение - это связующее звено с Истиной. Истина начинается в сомнении. И поэтому в иконописи сомнение - это всегда напоминание об истине, это удивительный способ изображать неизобразимое. Сомнения Иосифа в иконе Рождества - довод вочеловечивания Бога, сомневающаяся Саломия в этой же иконе - довод о приснодеве Марии. Сомневающийся иудей в Успении, сомневающийся Фома...Кстати, икона «уверение Фомы» - это жертва, которую Церковь приносит для сомневающихся. Сомнение Фомино - это острота веры, основанная уверенность. Мы не должны думать, что Фома влагал персты в ребра Христа. Это лишь икона, но - икона одного сомнения, его неприкрытой телесности, и поэтому - очевидности, достоверности.

         ТУРИЗМ
    Современное экологическое движение и туризм - это неприкрытый языческий культ природных сил. «Стать ближе к земле», «слиться с природой», «лес-государь», «красно солнышко» и тому подобное - нью-эйдж, язычество в чистом виде. Там, где ищутся духовные силы, там они и появляются: и лешие, и бабы-яги, и НЛО и т.п. Сохранить природу или сохранить человека? Сохранить природу можно, только уничтожив, убрав человека. А вот сохраните человека - и природа расцветет, потому что «совместно со всей тварью воздыхает, ожидая спасения сынов человеческих».

    подготовил М.Ю.Бакулин



    ИСКОМОЕ.ru
    православная
    поисковая
    система
    Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
    Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
    Современные сказки Религия и СМИ

    Официальный сайт Тобольской митрополии

    Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

    Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

    Православный Сибирячок

    Сибирская Православная газета 2018 г.