Сибирская православная газета
  • О. Алексий Сидоренко
  • Анисин.А.Л.
  • Бакулин М.Ю.
  • Богомяков В.Г.
  • Дурыгин Д.Н.
  • Тихонов В.Е.
  • Главная страницаДокументыЗакон БожийЗдоровьеИконы ИсторияКультураЛитератураМиссионерствоМолитвыХрамы Святые угодникиРецепты АвторыПраздники и посты Проблемы насущныеОбразование Разное  Карта сайта
  • Бакулин Мирослав Юрьевич. Звонок с того света

  • Бакулин Мирослав Юрьевич. Где кончается христианство

  • Бакулин Мирослав Юрьевич. О духовном театре "Путник"

  • Господь рождается, славьте! Часть 2

  • Сын Божий рождается, славьте!

  • Дед мороз? Нет, Никола Угодник!

  • Разговор Василия Лукича и Ивана Абрамовича об образовании

  • Разговор Василия Лукича и Ивана Абрамовича о страдании

  • Повседневность чуда

  • Пасха должна быть в каждом нашем дыхании

  • Прорыв человеческий

  • Паломничество в музей

  • Смерть и ее уроки

  • Что нам навязывают?

  • Чудовища в ящике (Корпорация монстров)

  • Про ад и смерть

  • Подпирать государство там, где оно падает

  • Русские намеки к феноменологии русской сказки

  • Энциклопедия одного христианина.Избранные наставления из апостольских посланий (выпуск 3)

  • Энциклопедия православного христианина (выпуск 2)

  • Энциклопедия одного христианина

  • Про Васю Курицу

  • Как я к иеговистам ходил

  • Электорнные страницы

  • Школа

  • Христианский материализм

  • Тимофей Кузин

  • Счастье - это соучастие

  • Сретенье Господне

  • Слепец у ямы

  • св.Кирилл и Мефодий

  • Разговор об унынии

  • Про тамогочи

  • Про Бивиса и Батхеда

  • Побег к Богу

  • Он - в гуще жизни

  • О абортах

  • О любви

  • О кукле Барби

  • О дневниках

  • Крещение в Тюмени 2000

  • Калаверас

  • Динарий Кессаря

  • Всероссийский запой и проблема календарей

  • Верните нам нашу историю...

  • Вербное воскресенье

  • В Москву на поклон к Владимирской

  • Быть собой

  • Богоявление в Тобольске

  • СРЕТЕНЬЕ ГОСПОДНЕ.

         Сретенье. Последний из зимних праздников, последний перед Великим постом. Бывают праздники, когда душа так исполнена ликования, что рука не поднимается на мирской труд; но бывают и такие, что рука не поднимается, потому что сердце полно или скорби, или священного ужаса. Праздник Сретения Господня обе эти черты в себе соединяет.
         На сороковой день после рождения Младенца Мария приносит Своего Первенца в Иерусалимский храм, чтобы священник посвятил Его Богу. Сын Марии в Своих руках хранит всю Вселенную - но в этот день Его Самого несет на руках священник. Бог человеку несом человеком же.
         К человеку Бога приносят не Ангелы, а люди! И до сих пор ту дорогу, что ведет к Небу, нам указывают не Архангелы и не дивные видения, а люди, их человеческое слово и человеческое действие... Оказывается, без людей <без Церкви> вообще нельзя прийти к Богу.
         Происходит встреча человека и Бога. И что же - разверзлись небеса, и в ликующем хоре Ангелов сошел к Симеону Горний Свет? Нет. Пришла молоденькая мать, и на руках у нее был месячный малыш.
         В день Сретения совершилось начало крестного пути Христова; Он был принесен в жертву в этот день. Потому что тот древний иудейский обряд, который мы вспоминаем в праздник Сретения, установлен был в воспоминание бегства из Египта, когда Господь сказал Моисею, что он погубил первенцев египетских для спасения Израиля, и как бы в выкуп за эти смерти всякий первенец мужского пола должен быть принесен Ему в храм, и что Он над ним будет иметь право жизни и смерти. Из поколения в поколение эти первенцы приносились.
    И каждая мать и отец знали, что это значит, что голос Бога может раздаться: Этого Я беру к Себе ...
         И эту власть Он никогда не употреблял; символически в виде выкупа приносилась в жертву жизнь ягненка или двух голубей. И только один раз Господь принял эту жертву, хотя не совершил ее сразу: когда Сын Его Единородный был принесен Девой-Матерью в храм, Он был принят, как кровавая жертва, и через тридцать с лишним лет эта жертва была принесена на Голгофе. В этом празднике связывается начало Божьего дела с его концом.Рождество и Крещение - начало: явление Света и Бога. Сретенье - завершение: принятие человеком Бога, вхождение человека в вечность.
         Воцерковление младенца или взрослого - образ того, что тогда случилось в древнем Иерусалиме. Как поставлен был Сын Божий, ставший сыном человеческим, пред лицом Господним, так и каждый из нас, когда мы бываем крещены, приобщается жизни распятого и воскресшего Христа. Каждый из нас приходит или приносится в храм, чтобы стать д о к о н ц а, без отказа БОЖИИМ ДОСТОЯНИЕМ; чтобы вступить в тот же путь, каким шел Господь наш Иисус Христос.
         МАТЕРЬ БОЖИЯ.
         Святое Семейство пробыло в Вифлееме около полутора лет, до прибытия туда волхвов. На сороковой день они приходят в Храм Иерусалимский: "А когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву, принесли Его в Иерусалим, чтобы представить пред Господа" (Лк.2:22)
    И наша встреча с Богом совершается по закону, когда исполняются дни очищения:
    - Он встречает нас, духовных младенцев, посвящаемых Богу через Крещение, принимает нас, подобно Симеону, Он, так долго ждавший нас.
    - Он принимает нас во святом Причастии, когда исполняются дни нашего поста и покаяния. И мы приносим жертву Богу - две горлицы, нет, пока еще двух птенцов голубиных - дух сокрушен и сердце сокрушенно и смиренно (Пс.50) - почему птенцов, да потому, что дух наш еще жестоковыен и колени сердца упрямы.
    - Он встречает усопшего христианина, всю свою долгую жизнь, подобно Симеону, ждущему встречи с Ним, на сороковой день.
         На сороковой день по Рождеству Младенца Пресвятая Богородица поднимается по тем 15 ступенькам, по которым Она когда-то взбежала при Введении Ее во Храм. Теперь Она принесла Сына Своего посвятить Богу, и посему приносит в храм "жертву бедных" - два голубя - один за "грех" матери, второй - в жертву всесожжения. Выполняя закон, Сама Она не нуждается в очищении (это человечество в лице Симеона и Анны нуждается в Сретении). И посему мы радуемся древнему преданию, что в день Сретения в Иерусалимском Храме нес богослужебную череду священник Захария, отец св. Иоанна Предтечи, родственник Девы Марии, хорошо знавший Ее и Иосифа. Во время обряда очищения он поставил Богоматерь не там, где обыкновенно стояли жены, а на месте, назначенном для девиц во время моления, где не дозволялось стоять замужним. Пресвятая Дева и Иосиф удивлялись словам Симеона, и в самом деле, как же было не удивляться тому, что совершенно чужой старец знает о новорожденном Мессии и даже говорит о Нем гораздо больше, чем известно было Его родителям, из бывшего им ранее откровения от Ангела.
         Кроме радостной вести о пришествии Господа во плоти, Симеон принес страшную весть Божией Матери о том, что Ей меч пройдет сердце, что Она будет пронзена той болью, испытает такое страдание, как никто на земле. Тогда Она не знала, каковы будут эти ужас и страдание; позже, предстоя у Креста Господня на Голгофе, Она его пережила до конца: скорбь и ужас Матери, Которая видит Своего Сына пригвозженным ко Кресту неправедным судом, ненавистью тех людей, ради которых Он жил, проповедовал, ради которых Бог стал человеком; видела Она, как часами из Него текла жизнь, и наконец приняла Она Его мертвого на Свои объятия. ЭТО Ей предрек Симеон Богоприимец; и поэтому, празднуя этот день, ликуя о нем, как о нашем спасении, вспомним однако об этой, душу раздирающей, скорби Божией Матери.
         "И благословил их Симеон, и сказал Марии, Матери Его: Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, - И тебе самой оружие пройдет душу, да откроются помышления многих сердец" (Лк.2:34-35) Этим словам соответствует православная икона Божией Матери "Семистрельная": семь ножей, пронзившие сердце Ее - это наши грехи: гордость, сребролюбие, блуд, гнев, чревоугодие, зависть, уныние.
         СИМЕОН.
         Согласно преданию, Симеон, богословски и философски образованный муж, живший в Иерусалиме, был одним из авторов перевода Библии на греческий язык, предпринятого в Александрии Египетской в III-I вв, и известном в мире как Септуагинта - "перевод 70-ти толковников". В числе других ученых старцев он получил отдельное помещение в уединенном месте у Фаросского маяка и вскоре приступил к работе. По промыслу Божию, ему выпал жребий переводить книгу именно пророка Исайи, недаром названного позднее "ветхозаветным Евангелистом". Когда сей ученый толковник дошел до известного пророческого места о рождении Мессии: "Се Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему Эммануил" (Ис. 7:14; Мф. 1:23), - то глубоко задумался над словом "Дева" и недоумевал, как передать его в переводе. Он хотел уже выскоблить слово "Дева" и заменить его выражением "Жена", но в это время его "сумнительных помышлений" чудным видением Ангела был удержан от исполнения своего намерения. Анегел, остановивший руку его предсказал ему: "Не видети смерти, прежде даже не видит Христа Господня" (Лк. 2:26) Усомнившийся в высшем смысле пророчества иудейский толковник был наказан за это томительным ожиданием и жил неимоверно долго - 365 лет! По возвращении из Александрии на родину, праведный Симеон жил в Иерусалиме, ожидая "утешения Израилева", а вместе с тем и конца жизни. Старец Симеон стал, таким образом, символом ветхозаветного народа Израильского, абсолютный смысл многовековой истории которого воплощался только в подготовке себя ( и окружающего языческого мира) ко встрече с грядущим Мессией и исповедании Его Спасителем ВСЕГО человечества.
         Как и всякий грех, сомнение Симеона "наказывается" смертью, но приход ее отложен временностью, невозможностью умереть. Он болен жизнью, как нераскаянным грехом. Он устал жить: Кондак седьмой Акафиста Богородице гласит: "Хотящу Симеону от нынешнего века представитися прелеснаго, вдался еси яко младенец тому, но познался еси ему и Бог совершенный: тем же удивися Твоей неизреченней премудрости, зовый: Аллилуйя".
         Прелестный век - это место без Бога, вне Бога, ад - место безвидия, когда зеркало души человека настолько загажено, замутнено, что Бог не может смотреться в человека, как в Свое отражение, человек отвернулся от Творца, натура отвернулась от Художника, портрет жизни невозможно закончить < и зеркало погружается во тьму и вечно пребывает в отсутствии света>.
         Симеон вдался веку прелестному яко младенец. Он доверился внешнему уму и был остановлен за руку в неспособности продолжить пророчество, понести эстафету его, довериться ему, в неспособности вместить Тайну Боговоплощения в одну фразу своей жизни.
         Сретенье Симеона подобно сретенью Захарии при введении Богородицы во храм. Как Захария усомняется в словах Ангела, и наказан немотой, так и Симеон за сомнение наказан ожиданием. Симеону суждено сойти во ад (ВСЕ до Христа шли во ад, именно поэтому Ветхий Завет молчит о посмертной участи!), но сойти туда с надеждой, нет - уверенностью! - на скорое избавление.
         Как Ангел водит рукой Евангелистов, так здесь он останавливает руку Симеона. Он должен увидеть пропущенную мимо сердца фразу, он должен вырасти до нее. И вот он мучится усталостью жить. Он настолько устает жить, что еще до прихода Спасителя он ждет смерти как избавления. Он - образ того уставшего человечества, которое бежит по одному и тому же замкнутому пути, для которого смерть - это выход из непрерывного мучения белки в колесе, выход из вечной безысходности. И выход этот открывается внешне ужасной, страшной, и вместе с тем спасительной смертью во Христе: искуплением временности вечностью, кровавым и вместе - Пасхальным омытием первогреха.
         МЛАДЕНЕЦ.
         На иконе Симеон держит Младенца, обернув руки плащом, Покрыты руки у Богородицы и у Иосифа - Святыню руками не касаются!
    Если вы видели младенческие пальчики, крепко ухватившиеся за ваш неуклюже толстый палец, то вы поймете, что чувствовал Симеон, глядая на немощные ручонки сотворившие мироздание и его самого, и нас с вами. Симеон причащается Богообщением. И становится образом Причастия: изнемогшее ветхозаветное человечество, умиляющееся теперь своей погибелью. Вот он - Живот Вечный. Человечество, смеющееся над своей смертью, которая теперь - что-то временное, преходящее. Человечество, готовое к смерти, как человек готов ко сну, уверенный в наступлении завтрашнего дня.
         Господь младенчеством Своим не отнимает смысла подвига у смерти Симеона. Симеон идет в ад. А Младенец не умеет говорить, Он Сам - Слово. Он не станет успокаивать Симеона, как не стал утешать Предтечу (Лк.7:19-23). Но Симеон так устал от того, что он видел, он так устал смотреть, что теперь более, чем видит, он - ведает, "яко видеста очи мои спасение Твое" (Лк.2:30). Так и в последнее, страшное безверием время люди видят силу Христову в умалении, как бы младенца немощного, но ведающие знают о возмужании Его в силе Второго Пришествия, когда будет судить живых и мертвых. И живым в Духе, уставшим от мира, умершим для мира, Он так же протянет длань Свою и изведет их в Царство Вечное, как извел Он Симеона с другими праведниками из ада Распятием Своим и Воскресением. Причастие немощью Спасителя - залог надежды и веры в Спасение: прости, если не написано здесь ненаписуемого. Прости, если ты все понял - ведь даже Иосиф и Матерь Его дивились сказанному о Нем.(Лк. 2:33)
         Симеон видит Спасение, которое Ветхий Завет ждал, как утешения Израилева. Праведность и благочестивость (Лк.2:25) и тогда и сейчас - в верности , в чаянии. Блаженство преподается нищим духом, взыскующим Его. Спасение это внешне немощно и слабо. Но оно вырастает, как надежда вырастает в уверенность, как Младенец вырастает в Распятого и Воскресшего. Как внешне немощны Хлеб и Вино. И в этой немощи совершается Сила, способная разомкнуть беспрерывную муку места безвидия, пролить Свет в тьму кромешную (ту, что кроме, вне Бога): "Свет к просвящению язычников и славу народа Твоего Израиля" (Лк. 2:32)
         Поэтому Симеон радостно принимает исполнение чаяния - отпущение, по Глаголу Бога, с миром. Когда-то он задумался над глаголом Божиим, перо его зависло над строкой, но всею жизнью он впустил в себя, в свое сердце непостижимый смысл написанного и этим спасся - вот он держит на руках То Слово, Которое стоило ему жизни и избавило от смерти. Глагол Божий прорывает непонимание в ответ на желание понять, действует СКВОЗЬ нашу греховность. Глагол Писания не понятый, сегодня является во всей человеческой телесности, осязаемости, и, как свершившаяся Истина, разрубает клубок человеческого недоумения, выпускает из сетей рассудочности на волю - в свободу Богообщения.
         И мы, про ТО ли мы говорим, про ТО ли мы живем? Не бессмысленны ли мы в автоматизме внешне спасительного? Не скажет ли и нам в ответ Господь: " не знаю вас", "заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией" (Мф.22:29)! Задуматься, задержаться, замешкаться, остановиться, перепрочесть, переосмыслить нам, переводчикам Божественного глагола на язык собственной судьбы - может быть здесь залог будущей встречи? Ибо "ко всякому, слушающему слово о Царствии и НЕ РАЗУМЕВАЮЩЕМУ, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его" (Мф.13:19) Взыскать утешения, снискать одежды Духа, чаять утешения, остаться верным, встретиться со Христом и пронести свет этой встречи, как пронес его Симеон через ад до дня Воскресения.
         ПРАЗДНИК.
         Сретение - слово древнеславянское, которое значит на русском языке "встреча", а на сербском языке - "радость". И вот сегодня мы встречаем Господа с той глубокой и благодарной радостью,с которой Симеон Богоприимец Его держал на руках своих и видел в Нем осуществление всех древних пророчеств о том, что настанет день, когда рознь между человеком и Богом придет к концу, когда Сам Бог снизойдет к нам плотью как Спаситель наш, примиряя нас Своим Воплощением, Своей жизнью, Своим учением и Своей смертью на Кресте с Богом нашим и Отцом. В празднике Сретения сливается одновременно и радость, и ожидание крестной смерти Христа.
         Святые совершают свой подвиг ради всего народа и всего человечества. И праздник Сретения говорит: надо, чтобы прежде смерти было дано нам увидеть Христа, иначе там мы можем Его не увидеть. Много людей было в храме, когда Божия Матерь принесла туда Своего Младенца, но никто, кроме праведного Симеона и Анны пророчицы, не увидал в Нем Бога. Мы должны так жить и так молиться, чтобы, как сказал один епископ, наше последнее "ныне отпущаеши" соединилось со словами Христа на кресте:"Совершилось!" "Господи, Ты милосердный, взыскал Свое Творение (!). Ты всех зовешь, всем открыл непостижимые глубины явления Света - Сына Своего и через этот Свет всех обнимаешь и всех влечешь в Свет и Любовь Твою. И воскликнет словами Симеона "ныне отпущаеши" душа, осиянная, просвещенная, ощутившая Бога и спасение в Свете Его. Крикнет она Богу:"Ныне отпущаеши..." Ты разрешаешь меня, Господи, от связанности тьмой и грехом, отпускаешь меня и вводишь в мир Света, оправдания и блаженства!"
         И от того, что опасность, что это может не произойти, реальна, пророчествует праведный Симеон, обращаясь к Божией Матери :"Се, лежит Сей на падение и восстание многих, и в предмет пререканий",- и добавляет:"И Тебе Самой оружие пройдет душу, да откроются помышления многих сердец".
         Симеон Богоприимец и Анна пророчица свидетельствуют, что исполнилось все ожидание не только Ветхого Завета, но всего человечества от начала мира, его желание, его тоска, надежда о том, чтобы пришел Господь и уже не было непроходимой пропасти между Им и нами. Одновременно ликуют они о том, что не только прошлое, но и будущее теперь оправдано и сияет надеждойи радостью. Пришел Господь, и пришло спасение, пришла надежда, которой никакое горе, никакой ужас земной не могут погасить, потому, что Бог УЖЕ СРЕДИ НАС, Христос посреди нас, и НИКТО нас не вырвет ни из руки Его, ни из любви Его.


    ИСКОМОЕ.ru
    православная
    поисковая
    система
    Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
    Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
    Современные сказки Религия и СМИ

    Официальный сайт Тобольской митрополии

    Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

    Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

    Православный Сибирячок

    Сибирская Православная газета 2017 г.