Сибирская православная газета
  • О. Алексий Сидоренко
  • Бакулин М.Ю.
  • Богомяков В.Г.
  • Дурыгин Д.Н.
  • Тихонов В.Е.
  • Главная страницаДокументыЗакон БожийЗдоровьеИконы ИсторияКультураЛитератураМиссионерствоМолитвыХрамы Святые угодникиРецепты АвторыПраздники и посты Проблемы насущныеОбразование Разное  Карта сайта
  • Бакулин Мирослав Юрьевич. Звонок с того света

  • Бакулин Мирослав Юрьевич. Где кончается христианство

  • Бакулин Мирослав Юрьевич. О духовном театре "Путник"

  • Господь рождается, славьте! Часть 2

  • Сын Божий рождается, славьте!

  • Дед мороз? Нет, Никола Угодник!

  • Разговор Василия Лукича и Ивана Абрамовича об образовании

  • Разговор Василия Лукича и Ивана Абрамовича о страдании

  • Повседневность чуда

  • Пасха должна быть в каждом нашем дыхании

  • Прорыв человеческий

  • Паломничество в музей

  • Смерть и ее уроки

  • Что нам навязывают?

  • Чудовища в ящике (Корпорация монстров)

  • Про ад и смерть

  • Подпирать государство там, где оно падает

  • Русские намеки к феноменологии русской сказки

  • Энциклопедия одного христианина.Избранные наставления из апостольских посланий (выпуск 3)

  • Энциклопедия православного христианина (выпуск 2)

  • Энциклопедия одного христианина

  • Про Васю Курицу

  • Как я к иеговистам ходил

  • Электорнные страницы

  • Школа

  • Христианский материализм

  • Тимофей Кузин

  • Счастье - это соучастие

  • Сретенье Господне

  • Слепец у ямы

  • св.Кирилл и Мефодий

  • Разговор об унынии

  • Про тамогочи

  • Про Бивиса и Батхеда

  • Побег к Богу

  • Он - в гуще жизни

  • О абортах

  • О любви

  • О кукле Барби

  • О дневниках

  • Крещение в Тюмени 2000

  • Калаверас

  • Динарий Кессаря

  • Всероссийский запой и проблема календарей

  • Верните нам нашу историю...

  • Вербное воскресенье

  • В Москву на поклон к Владимирской

  • Быть собой

  • Богоявление в Тобольске

  • Как я к иеговистам ходил
        

         Летом у нас в Тюмени проходил конгресс свидетелей Иеговы. Против его проведения поднялись и православные, и мусульмане. Проблема-то известная, иеговисты настырно лезут к людям в дома, назойливо всучивают слащавую "Сторожевую башню", постоянно на слуху скандалы вокруг запретов на переливание крови. Короче, скандалезность, назойливость и судебные тяжбы - вот тот фон, который сопровождает жизнь яговистов, свидетелей бабушки Яги.

         Мне вообще не нравится говорить про сектантов, ну что про них говорить, бедные, обделенные радостью люди. Гораздо интереснее говорить про Церковь, про Бога, про Спасителя нашего Господа Иисуса Христа, говорить с благодарностью и миром в душе.

         Часто у православных считается, что миссионерство - это "борьба со всякими тоталитарными религиозными объединениями". Да нет же! Это проповедь Слова Божия самим образом нашей жизни.

         Припоминается случай, когда на одном церковном съезде выступал профессор А.Л.Дворкин и долго, и быстро, и по-ленински убедительно говорил о засилье сект в России. И его мягко прервал владыка Тихон (тогда архиепископ Бронницкий): "Александр Леонидович, помилуйте, мы скоро о кришнаитах, да об иеговистах больше будем знать, чем о родной Церкви!"

         Да, рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше. Потому наши соотечественники не идут в Церковь Божию, что мы, христиане, не можем показать миру истинную любовь Христову. Чего с сектантами бороться? За них молиться надо! Чтобы по молитвам Пречистой Владычицы нашей Богородицы Господь наш Иисус Христос исцелил их от заблуждений ума и привел в храм.

         Так думал я, когда шел на конференцию иеговистов по заданию редакции. У Дворца спорта, который вот уже который год арендуют иеговисты для своих сборищ, увидел я прелюбопытную картину. Неподалеку от здания стоял православный пикет, в этом году он вышел на молитвенное делание впервые. Женщины и мужчины стояли с транспарантами и негромко читали молитвы и пели. Транспаранты были лихие:

    Продать веру без причины - признак дурачины.
    Иеговисты вне закона в Испании, Италии, США, Германии, Франции. Россия не отсталая страна!
    Сектанты - агенты Антанты!
    Веру, Родину и родителей не выбирают и не предают!
    Иуда - первый иеговист.
    Не ходите в иеговисты,
    Там дела у них нечисты.
    Секты - вирусы, занесенные в душу православного народа.
    Духовная агрессия и религиозный терроризм не пройдут.
    Обманутые, опомнитесь и придите к Матери-Церкви Русской Православной.
    Русь святая, храни веру православную от волков в овечьей шкуре.

         Так вот, пикетчики тихо пели, а заботливые устроители конгресса вынесли из Дворца спорта огромную звуковую колонку, поставили ее как раз напротив пикета и врубили какие-то оглушительные иеговистские марши. Так что поединок все-таки получился: пикет сражался с колонкой, если не считать того, что сквозь хрип и грохот колонки молящихся слышал только Господь.

         Тут надо понять, что молитв против кого-либо, то есть против человека вообще не бывает. Молиться можно только за кого-нибудь, ну там о вразумлении, о исцелении, о здравии... Если даже кому-нибудь придет в голову мысль молиться об упокоении за ныне живущего, то и эта молитва, на мой взгляд, хороша: "Упокой Господи раба Божиего в Царствии Небесном". Спроси того, о ком так молятся, неужели он не захочет быть упокоенным в Царствии Небесном после отмеренного ему Богом срока жизни. Еще как захочет! Хотя, конечно, за живого так молиться как-то нехорошо.

         Подошел я к пикетчикам, поздоровался. Их внутрь не пускают, охраняют покой сектантов около сотни милиционеров. Тогда пошел я внутрь здания, но на пороге меня стразу остановили. Вы кто, откуда, для чего пришли, как про нас писать будете? - стали докапываться несколько дюжих молодцов-свидетелей. Я показал удостоверение светской газеты, но ребята при галстуках и бэйджиках недоверчиво косились на мою совсем несектантскую и несветскую бороду. - Сейчас придет брат Виктор, он у нас занимается прессой, он вам все объяснит, - сказали мне братья-свидетели и, оставив меня у входа, отошли на метр и стали опасливо разглядывать.

         Огляделся и я. В холле Дворца спорта было много женщин, которые копошились в своих сумках, извлекая оттуда журнальчики и коричневые книжечки с иеговистскими обращениями к Богу. И вдруг громко заиграла музыка, все в холле, включая и охранников, стали искать в коричневых книжечках нужную страницу, чтобы подпеть начавшейся всеобщей песне. Они стояли и мычали ее с недоуменным видом там, где музыка застала их. Музыка меня поразила больше всего. В ней не было ни радости, ни величия, она была маршеобразна и плоска как утюг. И была в ней та размеренность, которая в сочетании со смиренными стойками иеговистов напоминала противомышиную дудочку.

         Охранники поют со всеми, да на меня косятся, чуют во мне врага. А я чего, стою себе спокойно и читаю про себя "Да воскреснет Бог и расточатся врази Его".

         Дальше стало еще интереснее, громкий голос ведущего конгресс стал читать молитву. Иеговисты в холле головы прижали к груди, глаза закрыли и сразу как-то сжались в такие нервные комочки. Много слыхал я таких молитв - отсебятина с требованием непонятно чего. Сразу вспомнился случай, как мне пришлось общаться с протестантами из студенческого союза христиан. Пришел к ним, парни с гитарами, девчонки с какими-то книжками. Встали молиться, а мне с ними молиться-то не надо бы, нельзя. И выйти нельзя - дикость какая-то получается, пришел православный, только молиться - а он за дверь. Я помолился Господу, чтобы Он помог мне в этой ситуации. А студенты встали кружком, головки свои наклонили, глазки закрыли, в комочки сжались, и девушка-заправила начинает говорить: "Спасибо тебе, Господи, что ты нас собрал вместе..." Я говорю: "Подождите, так молиться нельзя. Это что же получается? Вы посмотрите на слово "спасибо", этот же короткая молитва "Спаси Бог". Еще комсомольцам 20-х годов запрещалось говорить "спасибо", чтобы они случайно не помолились, предписывалось говорить "благодарю". Что у вас получилось: "Спаси Бог тебе, Господи...", это же бессмыслица!"

    Они спрашивают: "А как молиться-то надо?"

         - Да очень просто, - и я пропел "Царю небесный". Студенты удивились, - так это еще и поется! И потом мы уже пропели и "Отче наш" и "Богородице Дево, радуйся". Может, конечно, человек молиться Богу своими словами, и Господь, по слову святого праведного Иоанна Кронштадтского, любит этот наш "лепет". Но молиться так можно, только имея опыт церковной молитвы, знать самый дух святоотеческого молитвословия. "Как живо представляли Бога святые Божии человеки, составившие молитвы свои Духом Святым в руководство себе и нам; с каким трепетом они предстояли на молитве, но и с какою любовью и надеждою!" - говорил святой праведный Иоанн. Вот о чем думалось, когда все еще стоял я в дверях Дворца спорта и смотрел на богословские судороги иеговистов, просящих у Иеговы каких-то уроков. Но вот явился брат Виктор, снова расспросил меня обо всем и, наконец, повел меня в штаб конгресса. По дороге он торопливо посоветовал от него не отбиваться, а то "могут быть инциденты".

    - Что за инциденты? - поинтересовался я.
    - Люди могут не понять, зачем здесь чужие, ну и... - он неопределенно взмахнул рукой, помолчал и показал на людей в зрительном зале. Там было что-то около трех тысяч человек, в основном женщин бальзаковского возраста (ужас, они же не спасутся по иеговистской доктрине!), съехавшихся из Тюменской, Курганской и Екатеринбургской епархий. Проходя за братом Виктором, я посмотрел на женщин. Они все были с какими-то листочками и ручками, смотрели они на меня очень настороженно и недоброжелательно. Я понял, что лучше действительно не отбиваться от проводника. Посредине ледовой арены был сделан помост, на котором стояла кафедра, откуда вещал какой-то брат Марченко, видимо, большая шишка у местных свидетелей. Они разбирали какой-то стих из Евангелия, и я даже не стал вдумываться в их бредни. Я просто смотрел на людей и думал, что их обокрали. Бога у них украли. В зале царила атмосфера студентов-заочников на сессии. Все что-то писали, вряд ли вдумываясь в содержание. Меня завели в "штаб". Здесь, напротив, были одни мужчины, все они недоверчиво смотрели на меня и спрашивали друг друга, кто я такой. Все они были одеты в строгие костюмы, видимо, либерализм в одежде здесь не поощряется. Я объяснил им, что мне нужно сделать несколько снимков и описать конференцию неэмоционально, а просто дать информацию: что, когда, где и сколько. Иеговисты повеселели: "Информацию мы вам дадим". И стали всучивать мне буклеты, ежегодники и какие-то еще бумаги. Особенно порадовал меня один юный свидетель, который дважды забирал листок с точным числом, собравшихся на конгресс, чтобы переправить цифру на большую. Я так понял, что все эти парни собрались, чтобы отмыть какие-то деньги из-за рубежа. Они составляли отчеты, писали документы и строили графики, все это напоминало бухгалтерию. Хороший бизнес, подумал я, собрали до кучи дамочек и бабушек, втюрили им про божественное, посчитали их, бумаги в Бостон отправили и получили оттуда бабки на зарплату и на развитие дела. Круто парни устроились!

         Пообщался я с ними и пошел фотографировать, взял с собой на всякий пожарный инцидент брата Виктора, пусть охраняет. Идем, разговариваем, я еще проповедника в пол-уха слушаю.

    - Дети у вас здесь присутствуют, это хорошо, - говорю.
    - Да, - торопливо объясняет брат Виктор, - у нас аборты запрещены.
    - Это хорошо. А вина выпить у вас не возбраняется? - думаю, дай расположу собеседника к себе.
    - Нет, ну не то что бы, ну так-то можно вообще. Ограниченно, - заулыбался он.
    - Ну и слава Богу! - не стал я спрашивать про переливание крови.

         Пофотографировал я суровые иеговистские лица, лица борцов за правое дело. Сегодня иеговисты, судя по их литературе, ставку делают, на то, то что их везде гонят (кому из правителей охота иметь в своем государстве тоталитарную секту коммерческого типа) и запрещают, и они - типа мученики за веру. А русскому человеку, особенно женщине, шибко как охота быть за веру умученным. Поэтому и идут в иеговисты, поэтому и настырно лезут в дома, распространять агитационную литературу, готовые всегда и везде встретить непонимание и злобу, им этого и надо. Нету коммунизма, так хоть через иеговизм претерпим и всех заставим быть счастливыми.

         - А положительное, что же ты вынес из своего похода положительного? - спросит меня вдумчивый читатель. Положительно нужно и православным почаще собираться вместе, чаще обращаться со словом проповеди на злобу дня, на насущные проблемы, и, главное, на знакомом, понятном современному человеку языке. Это, конечно, не просто. Мы сегодня как иудеи, блуждавшие по пустыне 40 лет. Дойти-то можно было за день, а они столько лет ходили. Так вот, если русскому сказать, что можно за день дойти, он, конечно, еще недельку поготовится, но потом за пару часов добежит. Нарастет и на наши кости мясо, будет и у нас на улице праздник, вырастет новое церковное поколение, и все будет по-другому. Только Христос и Церковь Его будут всегда те же, для нашего спасения и радости духовной. А иеговисты, ну что иеговисты? Те, кто искренне ищет Бога, он Его найдет. И сегодня свидетели Иеговы много делают для Православия в России, они готовят будущих христиан, давая современным советским язычникам жиденькую духовную пищу, как раз по их запросам. Но вырастут эти люди духовно, окрепнут и придут к Матери-Церкви, примут Христа в сердце своем. Только бы нам их безлюбовностью своей тогда не оттолкнуть. Только бы хватило нам терпения и любви. Помоги нам, Господи!

    М.Ю.Бакулин



    ИСКОМОЕ.ru
    православная
    поисковая
    система
    Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
    Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
    Современные сказки Религия и СМИ

    Официальный сайт Тобольской митрополии

    Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

    Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

    Православный Сибирячок

    Сибирская Православная газета 2018 г.