ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
#!/usr/bin/perl # # PicsRandomizer Version 0.3 # This script produces three files with random pictures and the URLs you # specify in pics_rand_list.txt to include in shtml. # # Copyright (c) 2002 Alexander Uvizhev . All rights reserved. # This program is free software; you can redistribute it and/or # modify it under the same terms as Perl itself. # ######## CONFIGURATION ######################################################## #Path to a directory with your pictures (relatively to index.shtml). $dir = "/pic"; #Path to pics_rand_list.txt (All paths below are relative to this script). $list = "pics_rand_list.txt"; #Path to a directory with your pictures (relatively to index.shtml). #$dir_root = "../htdocs/"; $dir_root = "../www/"; #These files to include in your shtml (no need to create them). $img[0] = $dir_root."pic/img1"; $img[1] = $dir_root."pic/img2"; $img[2] = $dir_root."pic/img3"; $img[3] = $dir_root."pic/img4"; $img[4] = $dir_root."pic/img5"; $img[5] = $dir_root."pic/img6"; ################################################################################ open (FILE, "< $list") or die ("Cannot open file $list"); until (eof(FILE)) { $line = readline *FILE; if ($line =~ m/^\s*\n|^\s*#/) {next;} $line =~ m/(\S+)\s(\S+)/; $name[$i] = $1; $url[$i] = $2; $i++; } close FILE; #while ($x[0] == $x[1] || $x[0] == $x[2] || $x[1] == $x[2]) { while ($x[0] == $x[1] || $x[0] == $x[2] || $x[0] == $x[3] || $x[0] == $x[4] || $x[1] == $x[2] || $x[1] == $x[3] || $x[1] == $x[4] || $x[2] == $x[3] || $x[2] == $x[4] || $x[3] == $x[4]) { $x[0] = sprintf ("%u", rand $#name+1); $x[1] = sprintf ("%u", rand $#name+1); $x[2] = sprintf ("%u", rand $#name+1); $x[3] = sprintf ("%u", rand $#name+1); $x[4] = sprintf ("%u", rand $#name+1); } #while ($x[3] == $x[0] || $x[3] == $x[1] || $x[3] == $x[2]) { while ($x[5] == $x[0] || $x[5] == $x[1] || $x[5] == $x[2] || $x[5] == $x[3] || $x[5] == $x[4]) { $x[5] = sprintf ("%u", rand $#name+1); } for ($i=0;$i<6;$i++) { open (CURRENT, "> $img[$i]") or die ("Cannot open file $img[$i]"); # print CURRENT ""; print CURRENT ""; close CURRENT } print "Content-type: text/html\n\n";

Специальный выпуск 2012 г.          

Перейти в раздел [Документы]

«Господь дал нам один-единственный нравственный закон – закон любви»

– Матушка Нина, в третью неделю по Пасхе Православная Церковь особо чтит память святых жен-мироносиц. На Ваш взгляд, с чем связано это почитание? В чем заключался их особый подвиг?

– Святые жены-мироносицы считаются мужественными женами и показывают нам пример, как нужно жить и какой должна быть женщина. В основе жития святых жен-мироносиц всегда лежали честность и порядочность. А честность и порядочность – это заложенные Богом изначально, со времен Адама и Евы, качества.

Когда был совершен грех, душа человека повредилась, и мы потеряли связь с Богом. После грехопадения нужно было очень много мужества, чтобы понять, какую жертву Господь наш, Творец, Иисус Христос, принес для того, чтобы мы вновь имели возможность общаться с Богом в молитве и строить свою жизнь так, как учит нас Господь, чтобы все мы были счастливыми. Так как именно жена первая нарушила заповедь – не трогать плода с дерева запретного, то она в душе своей чувствует свой первородный грех более тонко, потому что именно она первая искусилась и потом искусила супруга своего, т. е. Адама. Поэтому и в Евангелии сказано: жена да слушается мужа. Это очень важно – жена да слушается мужа, – здесь заключается огромная истина: именно она должна смириться, она должна первая принести этот дар Богу перед тем человеком, которого Бог над ней поставил. И каждая женщина, понимая это, становится человеком, умеющим не просто трудиться, но и приносить жертву.

Жены-мироносицы как раз и были теми женами, которые, покаявшись, духовно поняли истину любви Божией к человеку и своей порядочной жизнью, честной жизнью приобрели мужество. И этому мужеству – идти за Христом, идти за Истиной, которая лежит в основе жертвоприношения, т. е. служения ближнему, – этому учат жены-мироносицы нас. И любой человек, а особенно – любая женщина, должен это понять. Только тогда женщина получит истинное счастье, когда она сможет быть настоящей женой, настоящей сестрой, настоящей матерью.

Праздник святых жен-мироносиц во все века имел большое значение, и в наше время он имеет особо актуальное значение. Так называемые «эмансипированные» женщины потеряли источник своего счастья, когда они в свое время потребовали равноправия. Женщины потеряли истинное счастье, потому что Бог сотворил Адама по Своему подобию и Своей воле, а женщину – помощницей Адама. Не может быть равноправия между мужчиной и женщиной, потому что не так Господь сотворил. В смирении перед мужчиной, т. е. Адамом, перед отцом, перед мужем, перед духовным отцом и заключается подвиг женщины, ее служение.

Современной женщине очень важно понять, что истинное женское счастье заключается в смирении: жена да слушается мужа. Тогда женская душа приобретает то счастье, которое необходимо для того, чтобы семья была настоящей, православной, честной, чтобы в семье сохранялись благоприятные условия для рождения новой жизни и чтобы ребенок развивался и воспитывался в семье, где пребывает благодать Духа Святаго. И именно от женщины это зависит, потому что она первая согрешила и она же создана как супруга, т. е. должна быть в жизни помощницей Адаму. А семья – это основа общества во все века. Очагом тепла этой семьи является женщина. В этом смысле именно этот праздник имеет огромное значение для любой женщины, особенно в наше время.

– Матушка Нина, вы говорили о послушании жены мужу. Но как быть в ситуации, когда муж – человек невоцерковленный, зачастую даже неправославный?

– В вашем вопросе уже кроется ответ. Женщина должна смириться так, чтобы муж смог ее отпустить в храм. Т. е. причина не в муже, а причина в женщине. Мужчина, верующий он или неверующий, всегда чувствует кротость и смирение жены. Смиренная жена и вспыльчивого мужа сделает ягненком, а несмиренная жена и ягненка может с ума свести. Ты должна осознать, что муж – твой Богом данный господин, и ты слушаешься мужа ради Христа. Муж – это проводник Божией воли. В этом отсечении своей воли и есть смирение. В момент совершения таинства брака Господь как бы говорит жене: слушайся мужа своего. И слушаться нужно не только внешне. Муж, Адам, всегда чувствует внутреннее состояние жены, потому что он Адам, потому что так Бог его сотворил.

Мужчина не может находиться рядом с гордой женщиной. Вот здесь и кроются причины, почему мужья пьют, дебоширят и изменяют. Виновата жена. Она изнутри должна это осознать. Она должна относиться к своему мужу, как подобает ему. И тогда женщина увидит чудеса преображения мужа. Муж сам будет ее в храм отпускать и создавать для нее все условия.

Меня часто спрашивают: что делать, матушка, я вот молюсь-молюсь, хожу в храм, а муж дебоширит. И вот тогда я говорю, что причина в нас. Мне Бог показал, что причина была во мне, когда отец мой родной, Царствие ему Небесное, на меня гневался, когда я часто стала ходить в храм, когда стала воцерковляться. У меня были многие сомнения: Господи, что мне делать? Ты мне сказал: чти отца. А отец гневается на меня, что я часами в храме. Ведь, чтобы причаститься, нужно быть на вечернем Богослужении, на Литургии, а это были дни, когда отец был дома. Моя мама рано умерла, отец не женился, и я в семье была хозяйкой. Отец у меня был патриархального воспитания, и я никогда не смела против отца что-то делать и никогда его не осуждала.

Несколько лет я была в недоумении. Перед Причастием я просила прощения у отца, примирялась с ним, шла на Причастие, а по возвращении отец опять на меня гневался. И вновь до следующего Причастия была борьба. И вот в один прекрасный день Господь показал: причина-то во мне. Потому что я была гордая дочь. Я была гордая дочь, и отец по праву требовал от меня дочернего смирения. Внешне все было идеально: я работала, заочно училась в аспирантуре и держала отцовскую семью. И отец знал каждый мой шаг, я все время была в семье. Можно сказать, что отец был моим первым игуменом.

И вот, в очередной раз я прихожу домой после Причастия. На душе – полный покой. Отец опять: мол, суббота – тебя нету, воскресенье – тебя нету. А он очень любил: когда приходил с работы, я ему подавала ужин, с ним разговаривала, отец рассказывал, как на работе дела. Он любил со мной беседовать и любил, когда я находилась рядом с ним. Конечно, дело не в еде было, а в том, что я ему, как отцу моему, отцу Богом данному, господину, служу. И тогда все дела отпадают – вот высшее служение. И жены-мироносицы перед Господом так себя вели. Вот где кроется счастье.

И когда я пришла с Причастия, вдруг становлюсь на колени перед отцом, обнимаю его колени и говорю: «Папа, прости меня за все, за то, что я такая гордая дочь, но прошу тебя: никогда не запрещай мне ходить в храм, потому что Господь Иисус Христос научил меня, что ты мой отец по Его воле, и если даже ты меня сейчас будешь порицать, я обязана ноги твои, папа, целовать, потому что ты мой отец, Богом данный». У отца появились слезы на глазах. И после этого он никогда мне не запрещал ходить в храм, он всегда давал мне деньги, я тогда за два года объездила все святые места Грузии и России. Вот когда я примирилась с отцом. Разве отец изменился? Нет, он какой был, такой и остался. А почему он перестал запрещать мне ходить в храм? Причина была во мне, в моей гордыне, и Господь показал мне урок внутреннего смирения, не внешнего. И мы все тоже этим страдаем: внешне ходим в храм, внешне молимся. Вот почему муж не пускает жену в храм. Она не со смирением несет служение Богу. Господь не принимает приносимую ей жертву, ведь ходить в храм – это приносить жертву. Он не принимает жертву, если у тебя долги. Отдай долги – и принеси жертву. Отдай перед мужем своим, перед родителями своими. Поступай так, делай так, кайся так, чтобы они почувствовали твое смирение.

Потому что душа душу чувствует, тем более родственники, тем более супруги, тем более родители, и тогда не будет случая, чтобы муж не пустил жену в храм или родители не пустили дочь в храм.

Мы должны познать эту истину. И женымироносицы нам в этом помогают, они это познали. Они все оставили и пошли служить Господу нашему Иисусу Христу. Наши отцы, мужья, священники, архиереи, Патриарх – мы им служим ради Христа, т. е. они образ Христа, мы, служа им, служим Христу. Потому что если мы говорим: Господи, я Тебя люблю, – а служить мы не можем, на своем месте, каждый на своем месте, то Господь не узнает нас.

– Говоря о женах-мироносицах, мы не можем не вспомнить их святых последовательниц. Кого из святых жен последних столетий Вы могли бы привести в качестве примера для подражания современным женщинам?

– Конечно, очень много святых жен было в истории человечества. Но для меня лично особым примером всегда служила великомученица Александра, как жена, как мать. В ее жизни показана широта души человека, которой ни национальность, ни государство – ничто не мешает идти к Богу. И в ее житии мы видим пример служения жены мужу и детям. Царица Александра так воспитала детей, что они пошли на мученический крест за родителями. Ведь для нее и детей были созданы все условия для того, чтобы они уехали заграницу. Но царица выбрала крест. Она выбрала послушание мужу. Она всей своей жизнью познала суть послушания, таинство величайшей добродетели послушания. Ведь что нарушили Адам и Ева? Они нарушили заповедь послушания. И приняли яд, т. е. сразу в дар от лукавого – гордыню. Царица Александра это поняла, и потому у нее была величайшая любовь к русскому народу, потому она могла служить. И мы знаем жизнь великомученицы Александры, преподобномученицы Елисаветы, инокини Варвары – везде послушание. Послушание Богу, тому человеку, которого Бог тебе послал. Я люблю Бога и потому служу человеку, которого Он мне послал. Не человека люблю, не его личность, потому что это эгоистичная любовь: я тебя люблю, потому что мне это нравится. В своей жизни царица Александра вышла за пределы этого «я».

Царь Николай видел чуму, которая с Запада шла в то время, хотя Россия была экономически очень сильным государством, но царь страдал, царь молился и понимал, что человеческими усилиями нельзя было Россию тогда спасти. И тогда он осознанно принял – не отрекся – осознанно принял мученический крест. Он как бы Богу сказал: Господи, спаси Россию, и я готов принять жертву. И он пошел на эту жертву. А за ним пошла царица. Таким сильным было послушание жены к мужу. А за родителями пошли дети, и принесена была величайшая жертва за русский народ. Уже за ними пошли новомученики. И именно этой жертвой мы сегодня живем, имеем возможность молиться, открываем храмы, монастыри. Принесена величайшая жертва. И великомученица Александра для меня особая святая в этом смысле.

– Матушка Нина, нашим читателям было бы интересно узнать немного и о Вас, о Вашем жизненном пути. Если позволите, я бы хотела задать Вам несколько личных вопросов. Как вы пришли к вере, к монашеству?

– Как я пришла к вере… Невозможно это объяснить. Это тайна любви Божией. Это опять же искра жертвенности тех мучеников и новомучеников, которые принесли за нас жертву, чтобы и до нас дошла капля благодати Духа Святаго, как во времена Пятидесятницы языки спустились на апостолов и на Божию Матерь. Что-то наподобие этого происходит с каждым человеком, и со мной то же самое произошло. Я с детства была крещеная, а к Богу пришла в зрелом возрасте – мне было 27-28 лет. И здесь я тоже всегда задавала вопрос: Господи, как Ты меня нашел? Как Ты меня из этого мира вытащил, такую гордую, своевольную? Как это, чьими молитвами? И вот сейчас, когда смотрю на свое прошлое, будучи уже монахиней, я понимаю, что, во-первых, это жертва новомучеников, в основе которой лежит величайшая любовь Господа к нам. Во-вторых, это православный «капитал» рода. У меня на родине, и на Руси также, очень благоговейно чтили род. И прежде чем выдать замуж дочь или женить сына всегда спрашивали, какого рода, чтобы сохранить капитал православия, капитал порядочности, капитал честности. И поэтому было такое прекрасное родословие. Большую роль, видимо, сыграл род моего отца и моей матери, хотя они в храм не ходили – это было уже советское время, но в сути своей они были православными людьми. Это видно по тому, какие были традиции в семье, по тому, как они нас воспитывали, несмотря на коммунистическую идеологию. И вот на этой основе уже Господь меня так воспитал, что я приняла монашество.

А как это конкретно случилось – я тоже всегда задаю себе этот вопрос. Я с детства задавала вопросы «почему?», с детства искала чего-то. И вот это «чего-то», как я понимаю, это было искание Бога, искание правды, искание истины. Именно поэтому я пошла путем науки: мне казалось, что в науке – я биолог по образованию, – в организме человека, где-то там, в глубине клетки, и кроется ответ.

Я всю свою жизнь посвятила науке и служению отцу. Сейчас смотрю: Господи, как же Ты меня возлюбил, какой Ты золотой крест мне дал. Это величайший крест. И вот в этом служении, в этом искании, видимо, Бог стучится и открывается вам. В один прекрасный день я проходила мимо храма – а я в храм не ходила, я просто прохожу мимо храма, и, конечно же, Ангел-хранитель меня туда завел. Пели «Честнейшую», и вот тогда я родилась. Я встала на колени, со слезами выслушала эту молитву, и моя душа начала молиться. Господь открылся моей душе: вот оно, вот то, что ты ищешь. После этого я ушла из науки, стала воцерковляться. Это как раз совпало с тем периодом, когда отец мне давал деньги, и я ездила по святым местам. И уже без Бога, без церкви я жить не могла.

И в очередной раз отец мне благословил на Пасху поездку. На Вербное воскресенье в 1993 году я приехала в Оптину пустынь… и там осталась. Обратно домой Господь уже дорогу не дал. Я несла там послушание 11 лет. Мне казалось тогда, что Оптина пустынь – это мой дом, что отсюда я никогда-никогда не уйду. Но Господь потом показал, что нет, твой дом – это женская обитель. А то была мужская обитель. Я послужила братьям, отцам, ведь я скучала, страдала, хотела служить – у меня был отец, братья. И вот Господь словно бы дал мне много отцов, много братьев. Господь сподобил меня послужить мученикам – отцу Василию, иноку Ферапонту, иноку Трофиму. Я их знала, имела возможность им служить – несла послушание в прачечной, и отец Василий был моим начальником, а отец Трофим и отец Ферапонт – братьями моими.

И я благодарю Бога за это…

И вот меня направили в Свято-Николаевский Малоярославецкий монастырь Калужской епархии, и Господь дал мне мою матушку игумению. После моего отца матушка игумения стала моим учителем, моей наставницей. Я уже понимала, что матушка, моя матушка, – Богом данный мне человек, через которого Бог меня будет учить дальше таинству послушания. Там я прошла монашеский искус… Но это так высоко сказано – монашеский: мы на обломках спасаемся.

Какие мы монахи? Мы очень хилые монахи. И единственное, что Господь приоткрыл, то, что мы должны каяться. Господь немножко показывает наше безобразие греха, и мы как бы понимаем, зачем мы пришли в монастырь, и понимаем, зачем мы должны слушаться и почему мы должны терпеть все и учиться отсекать свою волю. Потому что в основе любви лежит отсечение своей воли.

Если я не буду отсекать свою волю, я не буду слушаться. И это послушание будет лукавое, оно будет только внешнее. Я слушаюсь, потому что Ты, Господи, этого хочешь. И вот так я приняла Православие.

– Большинству православных верующих нашей епархии известно, сколько сил Вы положили в дело возрождения Богородице-Рождественского Ильинского монастыря г. Тюмени. Чем для Вас стали годы восстановления этой обители?

– Моей заслуги здесь нет, потому что все делает Господь. А человек становится сосудом для того, чтобы Бог через него совершал великие дела любви. Все знают, наверное, что было на месте этой обители – страшный зеленый змей, который рвал и метал. И мы, немощные сосуды, пришли сюда – это уму непостижимо. Но чудеса творит благословение, чудеса творит послушание. Благословила матушка игумения, благословил владыка, благословил Патриарх, Священный Синод – вот, видите, сколько благословений, и дана огромная сила, как бы по-мирски сказать – мощный кредит, их молитвами. Т. е. был такой мощный кредит дан Богом сверху, чтобы мы смогли понести это служение. И я сама своей заслуги здесь не вижу, наоборот, Господь нам, мне и моим сестрам, показывает наши немощи, с одной стороны, а, с другой стороны, такие дела – и мы как будто бы не при чем. Это если духовно определить так.

А так-то, конечно, что мне запомнилось?.. Каждый день я помню. Каждый день, что тут было, что тут происходило – легенду можно написать. Мы все свидетели победы добра над злом, того, что Господь может все. И в этом тоже кроется мужество: увидеть это – и быть мужественным. Вышел монах в бой – держись, будь мужественным. Не отступай, потому что ты тогда будешь предателем. Монах – это передовая армия на фронте, и мы не имеем права отступать. А в каком смысле отступать? Пал – встань. Потому что если ты пал, по немощи своей, где вера в Бога? Где? Господь силен, Господь все может. И вот мы учимся этой вере. А как Господь дает эту веру? Через понятие отсечения своей воли. А отсечение своей воли обучает нас послушанию, а послушание уже учит нас всем остальным добродетелям. И высочайшей добродетелью является любовь и жертвоприношение, которые Господь показал нам Своей жизнью. И мы учимся этому, мы, монахи, пришли сюда для этого. И когда мы находимся в этом процессе обучения, Господь творит чудеса, а монастырь становится живоносным источником. Люди приходят, и люди чувствуют тут эту воду, им хочется напиться этой воды.

– Матушка Нина, помимо всего Вы много сил и трудов полагаете в дело воспитания детей-сирот, которые находятся на попечении монастырского приюта «Отрада». Какие радости и, возможно, огорчения связаны с Вашим материнским служением?

– Я называюсь матерью, но матерью является Матерь Божия. Матерь Божия любит сирот, и я вновь выступаю лишь как слуга. Дети-сироты – это мученики, у них очень сложная судьба. Эти дети лишены семейного фундамента – материнской любви, материнской ласки. Страшно представить, что они перенесли. Господь их из ада выдворил и привел сюда, в обитель. Дети – они святые, они безгрешные. Но к нам они пришли с грузом того «духовного капитала», который получили от своих родителей. А это ведь духовный груз. Лукавый словно говорит: они мои, их родители мои, и они должны быть моими. И идет ожесточенный бой против монастыря, потому что монастырь стал их семьей.

Когда дети не имеют настоящей семьи, живут в детских домах, мы знаем: они становятся озлобленными. Они озлобляются, потому что у них нет этой материнской базы, они беззащитны перед миром. Дети этого не осознают, но своей жизнью как бы показывают: все виноваты, так как у меня нет матери, так как я это тепло материнское не испытала. И неоткуда взять ребенку эту любовь, поэтому душа его находится как бы в плену. Соответственно формируется его личность, а рядом, как вы сами знаете, наше общество, тоже больное, не может правильно воспитать ребенка, и получается, что Господь приводит сирот в монастырь, чтобы душе ребенка показать это тепло, эту любовь. Бог дает им это тепло через нас, немощных, и душа ребенка оттаивает, душа ребенка понимает, что это – истина, это навсегда. Потому что молитва, устав, частое Причастие, воспитание, исповедь – все это меняет ребенка, он постепенно освобождается от груза родительских грехов, и душа его начинает светиться.

Дети утешают, дети радуют. Они столько радуют, что скорби, которые мы несем за их воспитание, куда-то уходят. Вот как роды: мать мучается, когда рожает, но когда родится новый человек, она моментально получает от Бога кусочек рая и забывает все свои скорби, и страдания, и боли. Мы каждый раз удивляемся этому таинству Божию, таинству любви Божией к нам – к детям по-своему и к нам по-своему.

Ведь Бог знает, какие мы немощные, какая это ответственная работа. Даже не работа, а служение. Потому что детей нельзя обмануть: они четко и тонко чувствуют душу. Если ребенок не слушает сестру, я спрашиваю: что с тобой? Почему ребенок тебя не слушает? Значит, с тобой что-то не в порядке, значит, ты что-то нарушила, и ребенок это духовно считывает. Ребенок в этом смысле, в хорошем смысле, по максимуму, все требует, полностью, полной отдачи. Если воспитатель полностью не будет себя отдавать делу воспитания ребенка, процесс воспитания не произойдет. Необходимо служение. И в этом смысле примерами для нас являются великомученица Александра, преподобномученица Елисавета.

Полная отдача, служение – и тогда величайший закон Божий осуществляется: человек, имея такою греховность, имея такое наследство, становится святым, и дети наши – они вправду святые. Потому что, с одной стороны, оттуда, откуда мы их привели, – такой навык лукавого духа, а, с другой стороны, – чистота души ребенка и вот эта битва. Эту ответственность за душу каждого ребенка нужно чувствовать. И, конечно, мне Бог дал, как начальнице, как матушке, как игумении, понимание этого. Сестра борется со своими страстями, и при этом ей поручается такое ответственное послушание. Вот в этом во всем Господь. Поэтому мы счастливы, что Господь доверил нам это святое послушание – воспитание сирот. Детям необходимо прочувствовать духовную ограду, которая им поможет потом, когда они получат профессию, станут матерями. И наша задача – чтобы они это поняли, что они ничем не обделены. Дети должны понять, какое великое дело делает Господь для них: Он дает им больший духовный капитал, потому что они сироты, потому что Господь любит сирот, и Матерь Божия особо печется о них.

– Матушка, а какую самую большую радость приносят Вам дети?

– Самая большая радость… Я вам не буду говорить о тех событиях праздничных, когда дети не то, что нас, – они всех радуют: как они поют, как они танцуют, как они трапезу накрывают, как они гостей принимают – это само собой радость. Когда видишь, как дети с радостью это делают, как они свою любовь дарят людям – тем, кто приходит к нам в обитель. Я говорю о духовной радости, и эта духовная радость высочайшая. Мы не ангелы, мы люди, и нам, и детям свойственно грешить. И когда ребенок этот грех не скрывает, а открывает – вот это радость. Духовная радость бывает не только с детьми, но и с сестрами. Величайшая радость – это когда мы каемся друг перед другом, Господь небо с Неба спускает между нами, Христос между нами в этот момент. И в этом кроется счастье семьи и счастье отношений детей с родителями. Нет природных законов. Господь дал нам один-единственный нравственный закон, и живая, и неживая природа подчиняются этому нравственному закону. Этот нравственный закон есть закон любви. И он в нашей жизни действует ежесекундно. И поэтому учиться жить честно – это основа и монашества, и православия, и вообще основа воспитания детей.

– Спаси Вас Господи, матушка Нина, за такое очень интересное, душеполезное и искреннее интервью. И в заключение, чтобы вы пожелали нашим читательницам в преддверии праздника святых жен-мироносиц?

– Я бы пожелала женщинам – женам, матерям, сестрам – рабам Божиим: не ешьте яблока без благословения. Всегда испрашивайте благословение у своих мужей, у своих родителей, у духовных начальников – и тогда будете счастливы. Я бы хотела пожелать всем женщинам осознать это, что счастье – в отсечении своей воли... Послушание на том месте, на котором женщина находится, – в этом счастье для самой женщины, и для семьи, и общества в целом.

Беседу с игуменией Ниной (СХУЛУХИЕЙ)
вела Мария САФЬЯНОВА

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2020 г.