ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№8 2018 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Сага о Моревых из деревни Морево

Есть у меня рассказ, написанный со слов жительницы нашего города, художницы Коршуновой Ольги Кузьминичны. Она родом из деревни Морево. Ни в музее, ни в интернете нет информации, когда и кем была основана эта деревня. Из рассказа Ольги Кузьминичны следует, что ее предки Моревы были основателями этой деревни. На сегодня это, наверное, единственная версия появления этой деревни. Когда я написала этот рассказ, то отдала его батюшке нашего храма в Заводоуковске, думая, что он может быть использован на занятиях воскресной школы.

Если вы сочтете нужным, то можете напечатать его в газете. Только мне в этом случае хотелось бы знать, в каком номере, чтобы на память для детей и внуков моих осталось. Благодарю за внимание. Борисова Ольга Геннадьевна, г. Заводоуковск

В годы заселения малообжитых земель Западной Сибири из междуречья Чалы и Дона шли несколько семей, состоявших в родстве и по фамилии Моревы. Назывались те люди чалдонами.

Многие тогда отправлялись в путь в надежде на лучшую жизнь на вольных просторах Сибири, да половина тех людей в дороге погибли. А эти дошли – крепкие, стало быть, это были люди.

И облюбовали они себе место на берегу реки Емуртла, где земля черноземная, леса богатые, речушка хоть не великая, но с хорошим течением: стало быть, мельницу водяную построить на ней можно будет. И основали здесь деревню и назвали ее по имени тех, кто ее основал, – Морево. Среди неженатых Моревых был молодой парень по имени Федор. Посватался он к девушке из деревни Бердюгино Настасье, да и женился на ней. Восемь детей у них родилось: шестеро сыновей и две дочери. Крепкая то была семья, здоровая да работящая, с хорошим достатком. Занимались тем, что разводили лошадей и продавали. Имели в собственности много пахотной земли и большой участок леса. Хозяевами себя чувствовали, уверенно в будущую жизнь смотрели, а люди их уважали, но и побаивались.

Из сестер старшую звали Евдокией. Когда стала она девушкой на выданье, повстречался ей парень из соседней деревни, что в полутора километрах от деревни Морево, Петропавловки. Звали его Капарушкин Афанасий Никифорович. Полюбили они друг друга и стали встречаться. Он был из бедной семьи, но грамотный, писарем был в своей деревне. Это только в сказке Иванушка-дурачок на царевне женится, а в жизни бедный богатому не товарищ, и уж тем более не родня. Но ведь влюбленные думают не умом, а сердцем. И решилась Евдокия открыться матери своей, что любят они друг друга и хотели бы пожениться. Возмутилась мать, не о таком зяте она мечтала. Зачем им в семейство голь перекатная, куда лучше родниться с ровней, приумножая достаток и могущество. Отругала она дочь, пригрозив, что не даст ей приданого и наследства она от родителей никакого не получит, если свяжется с этим босяком. Да мало что сама бранила, братьям на их сестру нажаловалась – что удумала, дескать! И сказали братья своей сестре, что если она не одумается, если не прекратит встречаться с этим голодранцем, то они его убьют.

Собрала Евдокия небольшой узелок со своими вещами и тайком ушла к своему жениху. И немедля они отправились куда подальше и остановились во Владивостоке. Здесь у них родилась дочь Полина. Обживаться на новом месте очень трудно приходилось. Мужу к бедности было не привыкать, а вот Евдокии, привыкшей с детства к сытости и достатку, жизнь казалась тяжелой невыносимо. Не мог Афанасий Никитич возместить ей то, что она оставила в родительском доме. Ладья любви билась и крошилась о быт. А на подходе был уже второй ребенок. И стала она сговаривать мужа вернуться в родную деревню, что теперь ведь братья увидят, что у них семья и ребенок, и второй скоро будет, не убьют теперь они его. Там матушка, она помогать будет ей с детьми управляться. Издали родственники кажутся роднее и добрее, соскучилась тем более.

И согласился муж, и вернулись они в родной край, и постучались в дом Моревых с надеждой на примирение. Но у братьев не было и в мыслях мириться. На порог они не пустили ненавистного зятя, а сестру с дочерью не пустили с ним. И ушел муж к своей матери в деревню Петропавловка. На следующий день или через день, посоветовавшись между собой, сказали братья сестре, чтобы привела она к ним мужа своего: поговорим, дескать, обсудим положение, решим, как быть. В надежде, что все решится к миру и согласию, сходила она за мужем и привела его к своим братьям. Все это зимой было. Выволокли братья постылого зятя на улицу и утащили к реке Емуртле. Утопить хотели. Но река, хоть и была в те времена более полноводная, чем сейчас, в ней и утонуть, и утопить трудно. Да и крестьянский сын, с детства привыкший к тяжелому труду, не мешок с овсом.

Шестеро дюжих молодцев заталкивали его в прорубь, а он выбирался. Натешившись вдоволь, бросили они его, обессиленного и промороженного, у проруби околевать и ушли. Но Афанасий Никитич не пропал у проруби, а невесть из каких сил добрался до дома своей матери в Петропавловке и через несколько дней умер.

Братья, расправившись с зятем, вернулись домой и выгнали свою сестру на улицу со словами: «Иди куда хочешь, а нам ты больше не нужна». Но мать сжалилась над внучкой и забрала ее у матери – у дочери своей, чтобы дитя по людям не мыкалось. А к поперешной да беспутной дочери она жалости не имела, тем более что у нее есть еще семеро путных детей.

В дом мужа Евдокию после всего случившегося тоже не впустили. Приютили ее, беременную, оставшуюся на улице, дальние родственники. И случился у нее после всего этого выкидыш – второй ребенок не родился. Но и в доме Моревых поселилось горе. Вскоре за овдовевшей дочерью овдовела мать Настасья.

А тут революция свершилась и гражданская война началась. Двое братьев ушли воевать за красных и погибли.

Двое братьев ушли воевать за белых и тоже погибли. Двое братьев Николай и Степан убежали в Маньчжурию.

Вторая дочь Ольга вышла замуж и уехала с мужем на Алтай.

Осталась многодетная мать Настасья на склоне лет одна-одинешенька с внучкой Полиной. Вспомнила тогда она о дочери Евдокии, которая работала в образовавшемся в их деревне колхозе. Ради дочери своей Полины да чтобы не мыкаться по людям, вернулась Евдокия в родительский дом.

Через много лет, когда уже давно упокоилась Настасья, натосковавшись на чужбине, желая положить свои кости в родную землю, вернулись из Маньчжурии братья Степан и Николай. И стало известно, что ни у кого из них нет и не было детей. Не дал Бог детей и Ольге.

Из большого крепкого семейства Моревых продолжила род только одна веточка – дочь Евдокия. Но и в этой веточке трагически гибнут мужчины.

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2021 г.