ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

№5 2012 г.         

Легкое бремя поста

Персонаж одной сказки горько сетовал: «Ах, увы, увы, увы… я утратил вкус халвы!». И действительно, проблема нешуточная: вот она, халва, пожалуйста, ешь, но вкуса-то нет! Беда нашего времени в тотальном духовном «нечувствии». Мы утратили не только вкус духовной жизни, но и само понятие о ней. И ладно, если бы только утратили, а то ведь зачастую и не приобрели даже, так что содержание собственной веры для нас непонятно и темно, как кодекс Хаммурапи или китайская грамота. Но есть проверенное средство для обретения вкуса духовной жизни – это пост.

Петропавловский, или Апостольский, пост установлен Церковью в память первоверховных апостолов Петра и Павла. А поскольку слово «Петропавловский» довольно длинное, то в народе этот пост стал называться просто и сокращенно – Петровым.

Апостолы постом и молитвой подготавливали себя к всемирной проповеди Евангелия. Кто-то, возможно, подумает: а какое это имеет отношение к нам? Да самое непосредственное. Благовествование Царствия Божиего – это не только обязанность христианина, но и его естественное свойство, если можно так выразиться. «Горе мне, если я не благовествую!» – говорит апостол Павел, имея в виду, конечно, не только словесную проповедь, но и саму жизнь, поступки, которые должны свидетельствовать о чистоте и святости нашей веры. Конечно, без поста и молитвы такое благовествование не возможно.

Считается, что Петров пост не строгий, «легкий», но если мы заглянем в Типикон (Церковный устав) – окажется, что все не так просто.

По Типикону в Апостольский пост во вторник и четверг рыбу мы не едим, но только вкушаем вареную пищу с маслом и выпиваем вина (естественно, «сухого» и в самом умеренном количестве). В понедельник, среду и пятницу до трех часов дня не едим вовсе, а затем вкушаем сырые овощи, фрукты и хлеб (сухоядение), да и то не досыта. В субботу и воскресенье разрешается рыба. Если в понедельник, вторник и четверг служится славословная служба, то разрешается вареная пища с елеем, рыба и вино. Если славословная служба приходится на среду или пятницу – рыба не разрешается, но только вареная пища с елеем. Если же на среду или пятницу приходится служба бденная, то разрешается и рыба. Кроме того, рыба разрешается и в дни храмовых праздников, на какой бы они не пришлись день. Вот так все непросто. Но по устойчивой приходской традиции правила Петрова поста в отношении пищи озвучиваются так: в этот пост мясо, молочные продукты и яйца есть нельзя, но во все дни, кроме среды и пятницы, можно вкушать рыбу (вареная пища с елеем тоже не возбраняется).

И все. И вот, что удивительно: одинаково правомерно и то и другое правило. Они как бы устанавливают верхний и нижний «пределы» Петрова поста. Первое правило имеет силу закона «писанного», второе – устойчивой, а стало быть, законной традиции. Кроме того, надо помнить, что Типикон является не столько правилом и нормой, сколько идеалом и образцом. Что это значит? А то, что Типикон нам дан не для безусловного и буквального исполнения, а для смирения; для того, чтобы мы, сравнивая свою жизнь с высотой жизни святых отцов, приходили в сокрушенное состояние духа. А это и есть ценнейшая жертва перед Господом: «Жертва Богу дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит». Более того, соблюдая пост во всей строгости и в согласии с Типиконом, на фоне всеобщей «расслабленности», человеку почти невозможно удержаться от помыслов самомнения и гордости. А помыслы эти лишают пост всякого смысла, потому что «Бог гордым противится». Так что если кто и намерен блюсти пост во всей строгости – пусть особо трезвится и помнит слова апостола Павла: «Кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть».

Но ведь пост заключается не только в воздержании от мяса. В принятии постной пищи тоже надо быть воздержанным, и от любимого телевизора хорошо бы отлучить себя хотя бы на время, и от патологической болтовни по телефону, и от выпивки, и от супружеской близости… словом, от всего, что так привычно скрашивает горечь житейских будней.

Кто-то скажет – сурово… Да нет же… Наш пост, даже самый «суровый», с точки зрения канонов и правил монастырского, подвижнического жития, – это просто «сладкая жизнь». То, что нам кажется суровым постом, для рядового монаха XVI – XVII веков, пожалуй, показалось бы отпуском, отрадой, отдохновением от трудов.

Есть закон духовной жизни, обойти который не удавалось никому и никогда. Закон этот звучит пугающе: «Дай кровь – прими Дух». Но если мы не хотим себя хоть немного ущемить в плотской жизни, – каждый в свою меру, конечно, – то нечего удивляться, что мы «ничего не чувствуем», нечего удивляться, что нет у нас живого общения с Богом. Потому что нужно сначала «дать кровь». Не «сдать», заметьте. Речь идет не о донорской акции, а о труде, о необходимости добровольного ущемления себя ради приобретения, «стяжания» Святого Духа. А ведь это наша цель, и если мы к ней не стремимся, то, спрашивается, в чем наше христианство?! В ношении крестика только? Как же жить по Заповедям Божиим в этом безбожном мире? Ведь это и есть наш главный скорбный, но и радостный крест, крест, который надо нести, спасая терпением душу! Ведь в безропотном, сознательном и благодарном терпении скорбей и трудностей, не только телесных, но и душевных, заключена великая возможность приобретения благодати. И не надо нам искать «утешения» в развлечениях, как мы это все обычно делаем, и вообще никакой «награды» искать не надо, а только считать себя «рабами неключимыми» по слову Господа. То есть что бы мы ни делали доброго – это всего лишь то, что мы должны были сделать, и не более того.

Смысл поста в том, чтобы воздерживаться от всего, что удаляет нас от Бога, от того, что мешает в созидании духовной жизни. И все мы на самом деле хорошо знаем, что именно нам мешает, у каждого есть свои «препоны». Для одного – это склонность к чревоугодию, для другого – гневливость, для третьего – привычка к осуждению, для четвертого – самолюбие, гордость… Вот на эти-то личные препятствия и нужно обратить особенное внимание, определить собственное поле борьбы. Наша цель не просто соблюсти необходимые правила, диету, нет.

Наша цель – приблизиться к Богу, войти в живое, покаянное, но и радостное общение с Ним, стать причастником Его благости… И радость, реальная радость такого общения с лихвой покрывает все тяготы поста. Не зря ведь Господь говорит, что «иго Мое благо и бремя Мое легко есть». Ради сердечного сокрушения, ради чувства живого присутствия Божиего стоит ведь хоть немного себя смирить. И туга, скука, пустота сердечная, происходящие поначалу от такого смирения, свидетельствуют лишь о рабстве души, о ее покорности плоти. А мы как истинные хозяева души покорим ее духу, напитаем Словом Божиим, наполним молитвой, очистимся в таинстве Исповеди, приобщимся Тела и Крови Христовой… Душа преобразится, возрадуется, оживет. Только так мы опытно можем узнать, что же такое духовная жизнь. И объяснить это никакими словами невозможно. Нужно просто взять и попробовать.

Христос есть, вкусите и видите!


Священник Димитрий ШИШКИН,
Православие.ru

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2020 г.