ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

№9 2005 г.         

В раздел [храмы]

К 10-летию восстановления Тюменского Свято-Троицкого мужского монастыря


Наместник Свято-Троицкого монастыря
архимандрит Тихон
В этом году исполнилось десять лет с начала восстановления великой Сибирской святыни - свято-троицкого мужского монастыря г. Тюмени. С наместником монастыря, архимандритом Тихоном (Бобовым) мы решили вспомнить о прошедшем десятилетии

- Как вы думаете, батюшка, промыслительно ли то, что Вы оказались именно в Тюмени, в Свято-Троицком монастыре?

- Да, конечно, промыслительно. В свое время я работал научным сотрудником в Тюмени в институте, посещал Знаменский собор, Всехсвятскую церковь. Бывали такие дни, что приходил именно к Свято-Троицкому монастырю и, казалось, храм плачет. Как однажды выразился епископ Василий (Родзянко) - храм, как невеста поруганная, плачет. Я несколько раз пытался пройти на территорию, но меня не пускали. И уже в 1995 году, когда Священным Синодом я был назначен на должность наместника Свято-Троицкого монастыря, я в первый раз прошел вовнутрь. Помню, обошел Свято-Троицкий собор кругом, потом подошел к церкви Петра и Павла. А мне уже кричат: «Вы что там делаете?»
- Так, смотрю.
- Здесь вам делать нечего, уходите.

Что ж, я пошел. Тогда я задумался – с чего же начинать? Ведь прежде чем приступать к восстановлению храмов, нужно иметь юридические основания. Храмы Свято-Троицкого монастыря находились в ведении Управления культуры. Некоторые чиновники меня так и называли – «наместник без монастыря». Но, слава Богу, по благословению архиепископа Тобольского и Тюменского Димитрия мне была определена приписная Крестовоздвиженская церковь, которую нужно было восстанавливать. Мы молились в этой поруганной святыне, где были в свое время автомобильные мастерские, откуда мы вывезли около десяти камазов мусора, шлаков. В храме не было ни света, ни тепла, но люди приходили молиться.

Когда в советские времена разбирали колокольню, весь кирпич был сброшен на своды церкви. До сих пор удивляюсь, как церковь не рухнула, держала на себе тонн пять кирпича и мусора. По благословению правящего архиерея, в каждый престольный праздник Свято-Троицкого монастыря – 12 июля, в день апостолов Петра и Павла, в день Святой Троицы, Успения, Преображения, 40 мучеников Севастийских – мы из Крестовоздвиженской церкви совершали Крестные ходы, с хоругвями, иконами шли к святыне, чтобы Господь услышал наши моления.

В 1996 году, 11 декабря состоялась первая передача Тобольско-Тюменской епархии, правда не в собственность, а в аренду, Троицкого собора, монастырского корпуса и здания так называемой Воскресной школы. Нужно было готовить проектно-сметную документацию на восстановление. Это очень большой труд. Частично нам помогли меценаты, люди доброй воли. Пришлось и в Троицком соборе убрать огромное количество мусора, хлама. Сохранились фотографии того, что там было – завалы опила, цемента, в храме стояли деревообрабатывающие станки. В Успенском приделе была наковальня. Под престолом в любом храме всегда прочный фундамент, так именно в этом месте и устроили наковальню. Было огромное количество сварочных аппаратов. Все это нужно было демонтировать.

С Божьей помощью мусор убрали и приступили к черновому настилу пола. Мы благодарны профессору Семену Яковлевичу Кушниру, который нам оказал большую методическую и практическую помощь, выдал технические рекомендации под своей подписью. Потом уже сделали пол из змеевика, мрамора – тот, что мы видим сейчас. Так постепенно проводили реставрацию Троицкого собора. Взять крышу, например. Есть видеопленка 1995 года, на которой видно, какой была крыша – решето, небо просвечивает. Пришлось ее менять. Забот было много, но, слава Богу, в настоящее время мы имеем почти восстановленный Троицкий собор, хотя там еще много работ по интерьеру. И посмотрите, все сейчас являются свидетелями, что даже фрески на стенах собора частично обновлены. С помощью Божией восстановим и Преображенский придел, поставим иконостас, и южный придел в честь святых Антония и Феодосия.

Вообще же, согласно архивным данным, Свято-Троицкая обитель располагала пятью храмами. Один деревянный, четыре каменных. Трагична судьба церкви 40 мучеников Севастийских и домовой церкви митрополита Филофея в честь Боголюбской иконы Божией Матери, которые снесли, на их месте сейчас стоит здание Горводоканала. По всей вероятности, они были снесены в 1946 году. Тогда было принято решение о строительстве на территории Свято-Троицкого монастыря очистных сооружений. Церковь им мешала, и ее просто снесли.

Если проанализировать прошедшие годы, они были непростыми, конечно. Мы помним и историю с долгим судебным процессом, когда меня обвиняли по статье 243, ч.2 УК – «умышленное разрушение памятника архитектуры федерального значения». Полтора года длился судебный процесс. Потом выяснилось, что снесенное и вновь отстроенное здание так называемой «Воскресной школы» на территории монастыря не было никаким памятником. В документах Министерства культуры это строение вообще не числилось, согласно проектной документации оно подлежало сносу. И, тем не менее, пришлось вынести длительные судебные разбирательства.

Дело прошлое, но нам надо извлекать из него уроки. Как говорят святые Отцы – если делаешь доброе дело и не было искушений, то это доброе дело Богом не принято.

- А если о людях говорить, батюшка? Когда вы пришли сюда, еще никого и не было. Как община складывалась?

- Да, как говорят святые Отцы, церковь не в бревнах (каменных стенах), а в ребрах, то есть в людях. Церковь – прежде всего люди. По благословению владыки Димитрия, постепенно подбирался священнический состав. В начале были отец Георгий Санников, он был чтецом во Всехсвятской церкви, потом диаконом, потом священником, сейчас служит в г.Ялуторовске; отец Геннадий Бодрягин, тоже сначала был чтецом, диаконом, потом священником. Были монашествующие – отец Кирилл, отец Даниил. Они мне помогали. И прихожане собрались. Сначала мало было народа, потом все больше и больше. Люди приходили, говорили: «А мы и не знали, что здесь церковь есть. На автобусе едем – смотрим, купола появились».

Когда колокола зазвонили, тут уж все узнали, что на горке есть церковь. Всем нравилось, что здесь совершаются полиелейные службы с освящением хлебов, Таинство Крещения совершается полным погружением, обязательно есть какое-то собеседование, катехизация перед Крещением. Народ постепенно прибывал. Мне прихожане стали говорить: «Отец Тихон, смотрите народу сколько в праздники, все не вмещаются, давайте скорее открывать собор». Я говорю: «Конечно. Но сил-то нет пока, надо реставрацию проводить».

Так все идет вереницей – одно за другим. Вначале отреставрировали Крестовоздвиженскую церковь. Какая была радость, помню, в строительной академии чуть экзамен не сорвали, когда поднимали купола на храм. Господь судил, что это произошло на мой день ангела 25 августа 1998 года, перед приездом Патриарха. Я выхожу, смотрю – масса автобусов стоит, столько народу, оказывается, все автобусы встали, когда кран-пятитонник поднимал купола. Церковь сразу преобразилась.

Только наладили службы в Крестовоздвиженской, уже первые богослужения начали совершать в Успенском приделе Троицкого собора. Потом, по благословению архиепископа Димитрия, в Троицком соборе первое богослужение совершилось 15 июня 2003 года в день Святой Троицы. Так все чередуется. Бог даст, скоро будет отреставрирована церковь Петра и Павла.

Надо отдать должное людям доброй воли, тем, кто помогает Церкви. Очень благодарны мы губернатору С.С. Собянину, который существенно помогает в восстановлении Свято-Троицкого монастыря. Взять восстановленный по древним чертежам иконостас, он на сегодняшний день - лучший в Сибири. Или благоустройство территории. Посадили здесь цветы, оформили клумбы, сделали гранитные дорожки, поставили оградки и светильники. Правильно говорил Господь Бог Моисею: «Сними обувь с чресл (ног) твоих ибо место, на котором ты стоишь, свято есть». Это место должно быть свято. Свято-Троицкий монастырь остается одним из уникальных историко-архитектурных и социально-значимых объектов нашей области.

- Но все-таки это монастырь. Как идет монашеская жизнь?

- Мы не гонимся за количеством. К нам приходят люди и многие уходят. У нас есть устав, монашеские требования, нужно подчинение священноначалию. Девиз таков – молись и трудись. В монастырь приходят не укрыться, спрятаться от мирской жизни, но наоборот, если надо, приходится идти в мирскую жизнь, как сказано: погибай сам, но спасай других. Поэтому насельники нашего монастыря - отец Амвросий, отец Симеон, отец Матфей - посещают тюрьмы, больницы. У нас прекрасно поставлены катехизаторские проповеди в онкологической больнице. В субботу-воскресенье, когда священник туда приходит, до 20-30 человек исповедуются и причащаются, соборуются. На это пошла администрация больницы, много помогает главврач Михаил Михайлович Наумов, который выделил специальную молельную комнату. У каждого в монастыре свое послушание. Кто служит на скотном дворе, кто - в подсобном хозяйстве, кто - на клиросе читает, кто певцом служит, катехизатором, кто - преподает в училище. Все должны со страхом Божиим и трепетом нести свои послушания.

Именно монастырь был в свое время просветительским, противораскольническим, миссионерским центром. В деле просвещения монастырь делает немалую работу, так как традиционно и преемственно содержит Тюменское Духовное училище, в этом году состоялся уже шестой выпуск студентов.

- Каждый человек выбирает свой путь. Как Вы выбрали именно монашеский путь, или духовник сказал – будешь монахом и все?

- Как раз монашество должен выбрать сам человек, сам к этому стремиться, идти. Это дело сугубо добровольное. Не случайно, когда проводят постриг, то архимандрит, или епископ, или игумен обязательно берет Евангелие и трижды с него бросает ножницы, чтобы постригаемый (будущий монах) поднял ножницы и добровольно подал ему. Трижды говорит: «Подаждь ми ножницы и постригу тя». Это произвольное делание, призвание Божие, промысл Божий, человек должен сам почувствовать, что монашество – это его делание.

- Имя Тихон, которое Вам нарекли, сыграло роль в Вашей жизни? То, что Ваш покровитель Тихон Задонский?

- Конечно, все получается по промыслу Божьему. Он преподавал в семинарии. Я в свое время и в Тобольской семинарии преподавал, и являюсь ректором Тюменского Духовного училища. Судьбы в чем-то устраиваются одинаково. Каждый из нас должен нести свой крест, который Господь Бог определил ему. Господь говорит: «Кто верен в малом, тот верен и в большом». Крест, который нам дан, должно нести с благоговением и со страхом Божьим.

- Батюшка, Вас же не воспитывали родители в христианской вере. Как вы к Богу пришли?

- В свое время я читал много, очень интересовался и любил историю, особенно историю нашего края. Когда я в первый раз школьником посетил Тобольск, стены Кремля, грандиозная панорама на горе произвели на меня неизгладимое впечатление. Я смотрел на стены церквей и видел в них не только красоту, но и величие, видел в них святость. Много интересовался историей.

Кроме того, в свое время я жил у дедушки, мы работали на сенокосе, слушали рассказы старых людей. В них было много мудрости и духовной глубины. Это называется – Господь ведет. Не то, что я сам, а Господь ставит, знакомит с такими людьми, что линия жизни складывается так, а не иначе. Случайного в мире ничего не бывает. Книги духовные Господь посылал, в них я прочитал, что оказывается, все было совсем не так, как нас учили в школе. Мне в школе как-то на уроке обществоведения сказали: «У тебя коммунистическое воспитание». Я говорю: «Нет, не коммунистическое». Мне говорят: «Как у всех – коммунистическое», а я говорю: «Нет». То есть у меня уже тогда в подсознании отложилось, что коммунизм отрицает Бога. А одноклассники мне потом говорят: «Ты что, в Бога веришь что ли?» – «Конечно, верю».

- Батюшка, а после школы вы выбрали биологию. Почему?

- Биологию тоже любил. В свое время мне посчастливилось писать дипломную работу у ведущего энтомолога мира Василия Ивановича Болдева, и по этой же теме я писал кандидатскую диссертацию. Специальность – «микробиология, вирусология». Слава Богу, Господь так давал, что в науке хорошо шли дела, были авторские свидетельства, разработки. Я занимался пчелами. Моя специальность была больше связана с микробиологией - врач-энтомолог. Не пчеловод, пчеловодство – это прикладная наука. После школы я техникум закончил, потом в Москву поехал, в Скрябинскую академию.

- В Москве духовная жизнь у Вас не прерывалась?

- Я часто ездил в Лавру, познакомился там с духоносными отцами, мудрыми старцами. Они наставляли меня на добрые дела. Я жил под благодатью преподобного Сергия, игумена Радонежского. Свято-Троицкая Сергиева Лавра – это сердце России. Каждый верующий должен там побывать, приложиться к мощам, испросить у Сергия благословения на благие дела.

Сколько людей – столько путей ко спасению. У каждого свой путь. Видно, так суждено Богом, что я должен быть настоятелем Свято-Троицкого монастыря и проводить реставрацию, восстановление поруганных святынь. Сейчас вот проблема – нужно выводить с территории монастыря горводоканал, который причинил огромный ущерб монастырю. И это продолжается до сих пор – работают вибрирующие насосные установки. В аварийном состоянии находится иноческий корпус. Инженерные сети, недавно проведенные, сейчас затоплены, на территории монастыря было уже три аварии.

- А чудеса случались в Вашей жизни?

- Весь окружающий нас мир – это одно непрерывное чудо Божие. Вспоминается время, когда архиепископ Тобольский и Тюменский Димитрий освящал Тюменское Духовное училище в 1997 году. Был декабрь, зима, вдруг смотрю – над училищем огромная радуга. Все видели, это днем было. Или совершали Крестные ходы к Троицкому собору летом – в безоблачном небе тоже появлялась радуга. А ведь это - знамение. В Библии радуга – это завет человека с Богом. Или вот недавно инженеры водоканала определяли прорыв трубы, вдруг все приборы, которые прекрасно работали в других местах, на территории монастыря отказались работать, ничего определить не могут. Стали рыть траншею, оголять трубу, ни с того ни с сего произошел прорыв, случилась страшная авария. Значит - Господь не благословляет, за это браться нельзя, потому что это грозит церковным зданиям. Сам Господь этим говорит, чтобы церкви наши восстанавливались, дело просвещения продолжалось, чтобы монастырь служил для спасения всякого приходящего человека.

- Давайте об училище поговорим. В 1995-1996 году на его месте стоял сарай, а в нем находилась монастырская корова…

- В один прекрасный день ко мне приходят и говорят: «Срочно убрать корову, в противном случае мы вас оштрафуем на тысячу рублей». Пришлось искать хозяев для коровы… Действительно, когда я приехал сюда, здесь был дровяник и недостроенное здание, которое пришлось срочно демонтировать, так как оно могло упасть на кого-нибудь. По благословению правящего архиерея, необходимым стало строительство здесь Духовного училища. При каждом храме обязательно должна существовать или Воскресная школа, или какое-то Духовное заведение, ибо это основное наше христианское делание – воспитывать детей в Боге. Святые отцы придавали этому огромное значение. С самого начала, когда владыка Димитрий определил меня в Свято-Троицкий монастырь, была поставлена задача открыть здесь Воскресную школу и Духовное училище, которое было здесь раньше, до революции. Еще в 1914 году в этом училище насчитывалось более 50 юношей. Была поставлена задача восстановить эту преемственность.

Мы стали разрабатывать проектную документацию. И стали строить. Архитектором был Владимир Анатольевич Силантьев. Кто приезжал потом в училище, удивлялись: «Как у вас быстро строится училище». Строили примерно два года. Со стороны, может, это было быстро, а для меня – долго, бесконечные планерки, споры, нужно было доставать строительные материалы. Училище полностью построено на средства меценатов. Помогали меценаты из Ноябрьска, Сургута. И, слава Богу, построили мы вот это хорошее здание училища. В настоящее время у нас учится 50 воспитанников. Особенность нашего училища в том, что мы принимаем юношей на базе 9 классов, они получают здесь среднее образование и начальное Духовное образование, после окончания идут на 2 курс Тобольской Духовной семинарии. Здесь свой устав, свои порядки, правила. Проходит учебный процесс, есть послушания. Девиз - «учись и трудись».

- Сейчас все установилось, а поначалу тяжело было?

- Да, поначалу было тяжело. Жить негде было, в наместническом корпусе холод. Сначала жили в подвале. Когда в 1996 году передали Троицкий монастырь и Воскресную школу, я обрадовался – ребята там будут жить, в школе, при монастыре. Когда коснулись вопроса реставрации, оказалось, что все бревна там сгнили. Есть фотография, где через стены видно небо. Зданию было 173 года.

Сейчас, конечно, студенты живут в хороших условиях, хорошо питаются. Но мы требуем от них послушания, соблюдения правил и норм поведения и проживания в Духовном учебном заведении. Недавно было родительское собрание. Родители написали благодарственное письмо в адрес С.С. Собянина, где отметили, что восстановление святынь является одним из факторов воспитания подрастающего поколения. Написали также письмо начальнику управления образования г.Тюмени, благодарили за возможность получать детям и светское образование, и духовное. Мы видим в этом большую роль митрополита Филофея. Он является тем архипастырем, который открыл в 1703 году первую православную школу в Сибири. Потом при митрополите Павле (Конюскевиче) в 1761 году была образована школа в Тюменском Троицком монастыре. Мы должны хранить историю, чтить наших предков и сохранять преемственность, традиции.

- Батюшка, ребятишки-то хорошие приходят?

- Да, хорошие. Как сказала одна мама: «Счастливы матери, которые в таком возрасте (переломном) отдали детей сюда учиться». В основном, хорошие ребята, на первый курс в этом году мы приняли 22 человека. Учатся студенты из Тюменской, Курганской, Томской, Екатеринбургской областей, Якутии – со всей Сибири. Мы надеемся, что в дальнейшем будем отбирать самых лучших, самых достойных, что в наше училище будет немалый конкурс при поступлении. Он и сейчас есть. В этом году поступало около 30 человек, приняли 22.

- Батюшка, можно образование в училище назвать элитным в некотором смысле?

- В настоящее время комитет по образованию определил профиль обучения. Училище будет иметь историко-филологический уклон. На уровень образования наших студентов обращается существенное внимание. Надеемся, что наши студенты, выйдя из Тюменского Духовного училища, смогут поступать во все учебные заведения, хотя они и в настоящее время учатся в университете, колледжах.

- Лучше бы они все-таки в попы шли…

- Тут, видите, какое дело. Человек – это образ Божий, поэтому если человек имеет волю, эта воля для Бога свята, так говорят святые Отцы. Если кто не вкусил сладости богословия, то он может идти в любое светское учебное заведение. Мы это только приветствуем.

- Получается, на молодого человека потратили кучу времени, средств…

- На это мы не должны обращать внимания. Дело не в деньгах, дело в человеке. Что толку, что он пойдет в Духовное учебное заведение, окончит семинарию, его рукоположат, а душа его не лежит к этому делу, он не призван к священству, от этого будет только ущерб Церкви. Я сейчас читаю архивные материалы. В Тюмени были священники-обновленцы, которые создали музей атеизма, священники выставляли церковные экспонаты, которым раньше поклонялись верующие. Поэтому мы должны быть мудрыми, ни в коем случае нельзя человека принуждать – окончил Духовное училище, иди только в священники. Ни в коем случае. Мы знаем, что академик Павлов в свое время окончил Духовную семинарию, но потом стал великим ученым.

- Изобретатель радио Александр Попов закончил Екатеринбургскую семинарию…

- И в то же время известный хирург Лука Войно-Ясенецкий закончил медицинский институт, защитил докторскую диссертацию, был профессором и стал епископом, архиереем. Мудрость Божия в тайне сокровенна. Пути Господни неисповедимы.

- Батюшка, как Вы считаете, каков уровень нашего духовного образования? Это действительно серьезное образование или скорей школа воспитания?

- Мы должны совместить и воспитание, и образование. Недаром слово образование значит - образ Божий воссоздать. Задача преподавателя – не напичкать студента знаниями по физике, химии и так далее, но, прежде всего, образовать человека, то есть вложить в него через научные знания образ Божий. Эти два процесса надо соединить.

- Как Вы думаете, батюшка, не получится ли так, что сегодняшняя молодежь отойдет от Церкви?

- Были периоды становления Церкви, были периоды упадка, поэтому в данном случае многое зависит от нас. Нужно воспитывать доброго, истинного пастыря. Я вспоминаю моего крестного отца, он говорил, когда я еще был молоденьким студентом: «Настанет время, когда будут открываться монастыри, церкви, семинарии, во все колокола зазвонят, а люди туда не пойдут». Почему так? Или у людей отобьют веру, или другие причины. Сейчас все открыто, так что многое зависит от нас, нашего общения с людьми, от нашей искренней веры.

- Как Вы думаете, батюшка, Церковь расцветет в России?

- Обязательно расцветет, да. Об этом говорили святые Отцы, есть пророчества.

- Как Вы считаете, в чем смысл человеческой жизни?

- В спасении человека. Сам, своими силами человек не может спастись. Он может спастись через добрые дела. Господь сказал: «Вера без дел мертва». Творить добрые дела – вот смысл жизни каждого человека. К чему Господь призвал каждого человека, то он и должен совершить.

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную

ИСКОМОЕ.ru
православная
поисковая
система
Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
Современные сказки Религия и СМИ

Официальный сайт Тобольской митрополии

Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2017 г.