ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

№5 2004 г.         

Перейти в раздел [ Документы ]

Российская православная педагогическая традиция и воспитание подрастающего поколения. Доклад Архиепископа Димитрия на курсах преподавателей по предмету "Основы православной культуры"

Уважаемые педагоги, братья и сестры!

Сегодня в нашем Отечестве как никогда остро стоит вопрос о судьбе подрастающего поколения. Можно без преувеличения сказать, что от того, какой путь выберут наши соотечественники и их дети, будет зависеть как их личное спасение, так и национальная и государственная судьба России. Само существование нашего Отечества зависит от этого выбора и - что еще важнее - насколько бытие страны сможет соответствовать высшим целям, которые предопределены Господом. Свой выбор жить по-православному, сделанный еще при святом князе Владимире, наши предки из века в век отстаивали даже до смерти, молитвой и трудом созидая Святую Русь. На протяжении всей истории нашего Отечества идет непрекращающаяся духовная битва за Россию Православную. Со всех концов света с демоническим ожесточением шли и продолжают идти темные силы, которым ненавистна Святая Русь. В эту духовную борьбу каждый педагог должен внести свой посильный вклад. Святейший Патриарх Алексий II в своем обращении к педагогам сказал: "В свое время Господь сурово спросит с каждого из нас: как мы использовали то время и те возможности, которые открылись и открываются нам. И упустить их, не использовать - это большой грех и перед Богом, и перед нашим народом и Историей".

При этом необходимо трезво оценивать сегодняшнюю ситуацию. Долгие годы господства атеизма, репрессий и гонений на веру, которые пришлось пережить нашему народу, не прошли бесследно. Воинствующими атеистами было уничтожено большинство видных церковных деятелей и лучших людей нашей многострадальной Родины, были отвергнуты истинные духовно-нравственные и культурообразующие ценности. Как продолжение духовного геноцида, сегодня, в условиях ложно понятой свободы, на детские души обрушиваются разнородные информационные потоки, которые своими порочными и безнравственными примерами способствуют растлению и разрушению молодого поколения. Под маской свободы насаждается преклонение перед Западом, экспортируются различные секты, разрушается традиционная российская ментальность, а на ее место прививается рабская привязанность к модным рок-группам, наркотикам, эротике, культу силы и приманкам материального преуспевания. Порабощение юного человека своим страстям и прихотям доходит до крайней распущенности и вседозволенности на почве агрессивно навязываемых восточных культов, неоязычества и оккультизма. Без преувеличения можно сказать, что сила действия зла на людей, и в первую очередь на детей, подростков и юношество, достигла в наши дни небывалых масштабов.

Сегодня, освобождаясь от атеистического диктата, все большее число людей приходят к осознанию того, что фундаментом Российского национального жизненного уклада и традиций, в т.ч. и в сфере педагогической, является православное мировоззрение, исповедуемое многими поколениями устроителей и делателей русской культуры, науки и истории. Поэтому представляется целесообразным обеспечить более глубокое знакомство родителей, педагогов и учащихся с православной традицией. Сегодня необходимо активное творческое освоение этих духовных и культурных ценностей, накопленных Православием как в прошлом, так и в настоящее время. Все это поможет найти точку опоры, которой в духовном и нравственном искании для наших предков всегда была православная вера. Прозрение и осознание этого позволит решить многие личные, семейные и профессиональные проблемы и найти верный духовный путь к возрождению России.

Только свой, национально-исторический путь возвращает нас к истокам нашего национального самосознания - Православию как духовно-нравственному жизненному принципу, а навязываемые западно-европейские образовательные системы под видом гуманистического или прагматического пути приводят к потере самобытности, утрате традиционной нравственности и духовному вырождению России.

В чем же заключается специфика православной педагогики?

Во-первых, в основании и цели. Общая, светская педагогика, не имеющая твердого исторического основания и преемственности, несомненного авторитета и вечной, непреходящей цели, подобна дому на песке. Православная же педагогика сильна именно тем, что имеет многовековую историческую преемственность и простирающуюся в вечность цель – спасение через доброделание; строит свое здание на незыблемом основании, имеет непреложный духовно-нравственный идеал и несомненную истину, ориентируется на неизменный авторитет Священного Писания и учения Церкви. Все Божественное Откровение несет в себе конкретные педагогические принципы, вооружает православного учителя благодатными советами, методами и средствами воспитания. Все это обязывает православного педагога не только овладевать духовными сокровищами Православия, но, прежде всего, воспитывать самого себя в истине и добродетели, ибо можно дать лишь то, что имеешь.

Во-вторых, специфика православной педагогики состоит в понимании детства как особого этапа духовного становления человека. «Таковых есть Царство Небесное» - сказал Господь о детях (Мф. 19, 14). Для любого учителя очевидно, что столь высокая оценка детей не связана с их моральным совершенством. Особая благодатность детства заключается в реальности веры детей, их чистоте, простоте, искренности, незлобии и смирении. В то же время Православие не идеализирует ребенка, не считает, что от рождения человек всецело устремлен к добру и лишь обстоятельства жизни портят его. Оно знает, что природа любого человека повреждена первородным грехом, а потому состояние детской души нуждается в исцелении, в восстановлении его в прежнем достоинстве, в раскрытии богодарованных талантов и совершенствовании личности.

Ребенок призван утвердиться в добре. На этом пути он нуждается в помощи взрослого. Смысл воспитания заключается в том, чтобы развить и укрепить в добре силы, находящиеся в детской душе, оградить ребенка от духовных опасностей и соблазнов и тем самым подготовить его к восприятию опыта духовной жизни. Иными словами, воспитание готовит к самопознанию и к самовоспитанию, что и приведет к утверждению в добре и спасению.

Третья особенность православной педагогики заключается в понимании того, что чрезвычайно трудные задачи воспитания не достижимы одними человеческими силами. "Бог - Помощник наш, - писал св. прав. Иоанн Кронштадтский. - Наше дело усердно напоять: взращивать будет Бог (1 Кор. 3, 6), Споспешник и Возраститель всего доброго". Православная педагогика понимает, что истинным Педагогом является Бог Отец, через Сына и Мать-Церковь в Духе Святом воспитывающий человечество в целом и каждого человека в отдельности. Православный педагог может и должен молитвенно обращаться к Нему за помощью в своем многотрудном деле.

Особенность православной педагогики состоит еще и в том, что она носит глубоко личностный характер и обращена к свободе воспитанника. И здесь православному педагогу необходимо понимание своего места и роли в процессе воспитания - как смиренного соработника Божия и слуги маленького человека, тянущегося к Богу и Церкви. Православный педагог призван помочь ребенку войти в жизнь Церкви так, чтобы эта жизнь стала его жизнью; помочь духовному росту детской души на пути, свойственном именно ей, по предвечному замыслу о ней Творца. Воспитание есть начальный этап на пути достижения цели жизни - спасения посредством богоуподобления вплоть до святости. Путь к богоуподоблению лежит через исполнение христианских заповедей, исполнение которых обеспечивает воспитание необходимых добродетелей и уничтожение греховных наклонностей и пороков. Поэтому православная педагогика стремится воспитать в человеке те необходимые добродетели, которые сделают его достойным гражданином и земного, и небесного Отечества.

Высшая цель православной педагогики постоянна и неизменна, ибо находится в тесной взаимосвязи с целью христианской жизни по замыслу Божию о человеке. Она заключается в помощи детям в освобождении их от власти греха и порока через благодатное восполнение дарами Церкви и содействии раскрытию образа Божия в них. Иными словами, эта цель есть исцеление, восстановление, укрепление и возможно более полное совершенствование подрастающей личности.

В русском языке слово "воспитание" имеет общий корень со словом "питание", но существенно отличается от него по смыслу. Приставка вос- придает смыслу направленность вверх, к горним высотам, к миру духовному. Таким образом, питание есть насыщение тела земным, а воспитание есть насыщение души духовным. По мнению блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарского, "Бог ведет воспитание к нашей пользе, не с тем, чтобы получить от нас что-нибудь, но чтобы еще более приобщить нас к Его святости, т.е. к чистоте Его, так чтобы мы сделались способными к восприятию благ Его». Итак, воспитание есть приобщение к святости.

В секулярной педагогике "образованием" называют "объем систематизированных знаний, умений, навыков, способов мышления, которыми овладел обучаемый... Образованным принято называть человека, который овладел определенным объемом систематизированных знаний" по получении, как правило, высшего образования. "Главный критерий образованности - системность знаний и системность мышления..."

Вместе с тем, само слово "образование" наполнено богословским смыслом: оно восходит к понятию "образ". Образ Божий был дан человеку Творцом, но человек вследствие грехопадения не сохранил своей первозданности. Для восстановления образа Божия человеку необходимо: а) опытное познание того, как и чем преодолевается грех, б) усилие на этом пути и в) помощь Божия. Только при сочетании Божественной и человеческой воли (синергии) возможно истинное образование, как приведение в соответствие с образом Господа, создавшего нас.

Такое образование мы получаем более всего в Церкви, в ее Таинствах, благодаря просвещающему действию благодати Святого Духа. Поэтому все наши воспитательные системы и методики должны быть взаимосвязаны с учением Церкви и устремлены к полноте раскрытия образа Божия в человеке.

Семь десятилетий из педагогики изгонялись христианские идеи, оказавшие существенное влияние на наши национальные традиции. За пределами педагогики оказались воспитательные аспекты богопознания и самопознания, было утрачено истинное понимание природы добра и зла, греха и добродетели. Вся российская история изучалась с искажениями и умолчаниями.

В последние годы мы получили возможность изучать правдивую историю в полном объеме, приобщаться к многовековому христианскому опыту и претворять его в нашу жизнь. Тем не менее, на общегосударственном уровне в педагогике сегодня возрождаются не христианские, а “гуманистические” идеи эпохи Ренессанса. Сегодня в педагогике мы наблюдаем или наивное сочетание религии и гуманизма, или чистый педагогический натурализм: вера в природное раскрытие души как бесконечной возможности самосовершенствования. Человеческая природа не мыслится и не воспринимается как поврежденная, человек, якобы, может обойтись только своими силами, а раз так - не нужен Спаситель. Хотя среди современных педагогов немало православных христиан, но немногим из них удается по-настоящему соединить свое мировоззрение с педагогической практикой.

К сожалению, Министерство образования РФ утвердило программу «гуманизации» образования, которая мало учитывает многовековые традиции нашей педагогики. И все же в нашем государстве, еще не утратившем свои православные корни, было бы справедливым и оправданным поддерживать и развивать православную педагогическую традицию.

Православие, пришедшее в Древнюю Русь из Византии в Х веке, стало духовно-религиозной основой ее бытия, определило лицо древнерусской педагогики. Воспитательные традиции, на которые опиралась педагогическая мысль древней Руси, насчитывают более двух тысяч лет. Воспитание детей происходило в соответствии с необходимостью наследования подрастающим поколением общественно-исторического опыта, накопленного предыдущими поколениями, с целью подготовки к самостоятельной жизни и труду. Большое влияние на воспитание детей, уклад и традиции народной жизни оказывала Православная Церковь, которая из века в век освящала и одухотворяла все сферы деятельности народа. Духовное и культурное наследование и преемственность осуществлялись на основе православной веры, народных традиций и семейного уклада. С помощью традиций создавались основы физического, трудового, эстетического, умственного и религиозно-нравственного воспитания. Духовные традиции и народные обычаи выступали как две взаимосвязанные формы воспитательного воздействия на подрастающее поколение. Мудрость, учительность и педагогичность были свойственны всей древнерусской культуре. При этом неверно думать, что эти духовно-педагогические качества исключали практичность и полезность.

Все образование сводилось преимущественно к религиозному, все обучение воспитывало. Интересно, что общий порядок обучения на Руси существенно не изменялся на протяжении многих веков. В Московской Руси (ранее XVII века) преподавателями были в основном священно- и церковнослужители; обучение начиналось с Азбуки, содержание которой состояло из молитв, Символа Веры, заповедей и нравственных наставлений; продолжалось изучением Часослова и завершалось на первом этапе глубоким изучением Псалтири - любимой книги наших предков. После Псалтири изучали Апостол, затем Евангелие, потом другие книги Священного Писания. Таким образом, изучение Библии составляло высшее образование на Руси.

Древнерусская жизнь в целом и воспитание в частности отличалось истинным целомудрием. Это выражалось, во-первых, в формировании духовно и телесно целомудренного человека, т.е. цельного, имеющего крепкий внутренний стержень. Гармонии внешнего и внутреннего облика придавалось особое значение. Требовалась чинность, то есть благопристойность и упорядоченность поведения во всем.

Начавшиеся в начале XVIII столетия преобразования коснулись и российской школы. Петр I создает сеть учебных заведений по западному образцу, сосредоточивая главное внимание на проблеме обучения наукам и ремеслам. Российская мысль интенсивно осваивает достижения западной педагогики. К началу царствования Екатерины II уже становится очевидной недостаточность сосредоточения внимания на чисто учебной проблематике. Как отмечал прот. Василий Зеньковский, в XVIII веке в культуре и педагогике "у русских все чаще начинает выдвигаться основное значение морали и даже проповедуется первенство нравственности над разумом".

В первой половине XIX века в русском обществе сформировалось течение, отстаивающее идею самобытного пути развития России и критически относящееся к достижениям Запада. Эта тенденция коснулась и педагогики. Одним из главных ее выразителей был И.В.Киреевский (1806-1856 гг.), религиозный философ и один из основоположников славянофильства. В отходе от религиозных начал и утрате духовной цельности Киреевский видел причину кризиса европейского просвещения. Киреевский верно подметил односторонний рационализм западной педагогики и культуры в целом. Важнейшей задачей он считал переработку "европейской образованности" в духе российской ментальности и святоотеческого учения. Он стремился утвердить приоритет нравственного воспитания, основанного на развитии религиозного чувства.

К сожалению, приходится признать, что не самобытная православная педагогика, связанная с традициями средневековой Руси, определяла лицо российской школы. И в XVIII, и в XIX, и в начале XХ века российская школа реформировалась главным образом под влиянием западных идей. Это привело к засилию атеизма, носители идей которого начали тотальное истребление богатого наследия самобытной русской педагогики.

Остановимся более подробно на самобытной русской педагогике XIX-XX веков. Наибольший интерес для нас представляют педагогические взгляды святителя Феофана Затворника (1815-1894), святого праведного Иоанна Кронштадтского (1829-1908), Н.И.Пирогова (1810-1881), К.Д.Ушинского (1824-1870), С.А.Рачинского (1833-1902) и протиерея Василия Зеньковского (1881-1962). В своих трудах все эти замечательные отечественные педагоги единодушно определяют главные начала педагогического процесса: воспитание и образование, прежде всего, должно иметь традиционную христианскую основу.

Для улучшения педагогического дела свт. Феофан Затворник предлагал перестроить все воспитание - домашнее и школьное - на истинных христианских началах. "Всякая преподаваемая христианину наука должна быть пропитана началами христианскими, и притом православными, - писал К.Д.Ушинский. - Воспитание, прежде всего, должно быть христианским". “Для нас нехристианская педагогика - вещь немыслимая, предприятие без побуждений позади и без результатов впереди. Все, чем человек как человек может и должен быть, выражено вполне в Божественном учении, и воспитанию остается только, прежде всего, и в основу всего положить вечные истины христианства. Оно служит источником всякого света и всякой истины и указывает высшую цель всякому воспитанию”. Об этом же говорил и Н.И.Пирогов: "Мы - христиане, и, следовательно, основой нашего воспитания должно служить Откровение".

В педагогической системе С.А. Рачинского особое значение в обучении получили церковнославянское чтение и церковное пение, открывающие доступ к познанию богослужебного круга и вместе со Священным Писанием и житиями святых дающие постоянную пищу уму, воображению и нравственной жажде человека: "Кто овладел хотя бы только службами Страстной седмицы, тот овладел целым миром высокой поэзии и глубокого богословского мышления", - отмечал Рачинский. Большое значение придавал он церковному пению древнего стиля: "Тому, кто окунулся в этот мир строгого величия, глубокого озарения всех движений человеческого духа, тому доступны все выси музыкального искусства, тому понятны и Бах, и Палестрини, и самые светлые вдохновения Моцарта, и самые мистические дерзновения Бетховена и Глинки...". Так, школа славянского чтения и церковного пения становилась школой духовной культуры, где ребенок получал истинное образование и знакомился с богатейшей духовной традицией своего народа.

Принцип патриотичности наиболее последовательно развивает К.Д.Ушинский. “Дух школы, ее направление, ее цель должны быть обдуманы и созданы нами самими, сообразно истории нашего народа, степени его развития, его характеру, его религии”. В родной культуре Ушинский нашел основу содержания образования. В народном творчестве он видел педагогический гений народа, который уже создал это великое содержание, соответствующее детской природе, и нам остается только использовать это великое достояние. Православие и родной язык есть те последние вещи, потеряв которые народ перестает быть народом и погибает. "Отнимите у народа все - и он все может воротить, но отнимите язык, и он никогда уже более не создаст его..., вымер язык в устах народа - вымер и народ".

Многие отечественные педагоги указывали на необходимость личностно-уважительного подхода к детям. "Воспитание должно быть приноровлено к различным способностям и темпераменту каждого", - писал Н.И.Пирогов. А для этого воспитатели должны посвятить себя изучению духовной стороны детей. На необходимость личностного характера воспитания указывал и прот. Василий Зеньковский: ничего нельзя привить ребенку помимо его личности, его свободы, поэтому дело педагога приобретает характер межличностного общения.

Прекрасно умел осуществлять этот принцип на практике св. прав. Иоанн Кронштадтский: он чувствовал настрой всякой детской души, видел малые и большие печали своих воспитанников и мог утешить каждого. В то же время он умел быть суровым, если кто-то из учеников восставал против Истины, но по слову Господа гневался, не согрешая, в самом гневе проявляя бережность к детской душе. Любя детей, св. прав. Иоанн не закрывал глаза на греховную поврежденность их природы и призывал родителей и воспитателей искоренять из детских сердец греховные плевелы. “Семена всех грехов есть и в детях, - говорил он. - Остерегайте детей своих со всею заботливостью от капризов пред вами”, ибо “каприз - зародыш сердечной порчи, ржа сердца, моль любви, семя злобы, мерзость Господу”.

В своем проекте учительской семинарии Ушинский ставил необходимым условием ее существования строгий православный характер воспитания будущих учителей. Он считал, что учитель должен овладеть всеми методами правильного истолкования Священного Писания, но, прежде всего, он должен полюбить Слово Божие, подробно ознакомиться со значением священнодействия, таинств, обрядов, также с церковнославянским языком. Православный педагог должен быть требовательным к себе и постоянно совершенствоваться, дабы являть достойный личный пример.

Кратко проследив воззрения и мысли русских учителей об истинно-христианском воспитании - от Крещения Руси до наших дней, - мы можем с уверенностью утверждать, что и на Святой Руси, и в дореволюционной России в основу отечественной педагогики полагались православные взгляды. Наши учителя, говоря о воспитании, охватывают своим взором все возрастные периоды и уровни природы человека, его развития, деятельности и всю его жизнь, начиная с материнской утробы, продолжая младенчеством, отрочеством, юностью, зрелостью и оканчивая его старостью. Высказанные ими мысли, руководствующие к сознательной, разумной и правильной педагогической деятельности, являются такими истинами, которые, будучи древними по происхождению, в то же время остаются всегда актуальными и в этом смысле вечными. Пренебрегая этим духовным сокровищем, мы предопределяем к оскудению нашу педагогическую науку, предавая забвению многовековой опыт российской школы. По правде говоря, такое пренебрежение делает всех нас невежественными в области педагогики и повинными в тех упущениях, которые проявляются в современном обществе. Пора прозреть!

Завершая свое выступление, я хочу вновь повторить слова Святейшего Патриарха Алексия II из обращения к педагогам: "В свое время Господь сурово спросит с каждого из нас: как мы использовали то время и те возможности, которые открылись и открываются нам. И упустить их, не использовать - это большой грех и перед Богом, и перед нашим народом, и Историей".

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2021 г.