ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

         С И Б И Р С К А Я    П Р А В О С Л А В Н А Я    Г А З Е Т А

№4 2003 г.         

Время собирать камни...

История каждого храма удивительна и неповторима, она тесно переплетается с человеческими судьбами, с их духовным становлением или даже падением. Церковь во имя иконы Спаса Нерукотворного в селе Шеркалы Октябрьского района ХМАО не исключение.

Это святое место сыграло особую роль в моей жизни. Именно здесь девять лет назад окрестили меня, десятилетнюю девочку, далекую от Святой Церкви, но уже понимавшую, что свершилось Великое Таинство.

В тот год не крестился разве что ленивый. Приезжий священник-миссионер отец Александр не успевал крестить всех желающих, призывая к возрождению местного храма.

Жаль, что с тех пор так ничего и не изменилось: все также в доме Бога Живого располагается сельский клуб, только теперь он называется Домом культуры. Хотя и Домом культуры его назвать тяжело - дискотеки, семечки и пьянки. Крещеные, да непросвещенные шеркальцы продолжают осквернять святыню, передавая следующему поколению дьявольскую эстафету советских времен. А Ангел Божий, стоя у поруганного храма, все так же плачет и плачет, моля Господа вразумить помраченные временами безбожия души.

Почему лишены они радости общения с Богом? Почему участие в богослужении ограничивается просмотром трансляций праздничных служб по телевидению? Откуда такое равнодушие к духовной жизни? Чтобы ответить на эти вопросы, далеко ходить не надо. Достаточно обратиться к своей истории.

В документах Тобольска удалось обнаружить рапорт известного архитектора Б. Цинке от 6 марта 1904 года с просьбой рассмотреть проект каменной Спасской церкви в Шеркалах. Само строительство началось не сразу. Прихожане сначала заготовили все необходимые материалы (согласно смете), в первую очередь кирпич, затем принесли куриные яйца, которые входили в состав смеси для кладки кирпича, что придавало церкви особую прочность и позволяло ей существовать в течение многих веков. Храмы строили всем миром, каждый старался внести свою посильную лепту в это благое дело. Из потаенных уголков избы извлекались кровно нажитые ассигнации, бережно завернутые в газетку, копившиеся в течение года на буренку. Даже горький пьяница, мелко крестясь, отдавал на храм засаленную денежку, припасенную на опохмел.

Особую роль в строительстве Спасской церкви сыграли местные купцы (деревянный двухэтажный дом одного из них сохранился до сих пор). Они не только давали щедрые пожертвования на церковные нужды, но и благоустраивали село, способствовали развитию торговли. Вскоре усилиями сельчан храм был отстроен. Радостно зазвенели колокола, призывая христиан к богомолью. Возведенная белокаменная красавица радовала глаз и душу каждого шеркальца. Но спустя несколько десятилетий с приходом советской власти храм был закрыт как пресловутый "опиум для народа". Начался самый трагический этап жизни церкви. Все святое осквернялось и уничтожалось богоборцами. Пытаясь спасти святые иконы, благочестивые прихожане тайком уносили их из храма и прятали у себя на чердаках, но и это не помогало. Старожилы вспоминали, как одна старушка окольными путями принесла иконы домой, надеясь их спасти, а ее сын, ярый коммунист, излюбленная фраза которого была: "Ты партию не трожь!!!", на глазах у матери с остервенением сжег святыни, полностью уверенный в том, что поступает "на благо народа и отечества".

Мученически погиб последний настоятель Спасской церкви отец Иоанн (Тюшев), который был в свое время направлен на пастырское служение в Шеркальский приход из Тобольска. Он выступил против закрытия храма и нещадно обличал кощунов, безрезультатно призывая к их замолкшей совести. В начале 30-х годов батюшку посадили на пароход и, не доезжая до Березова, жестоко убили, а тело выбросили в воду.

Не останавливаясь на достигнутом, местные власти решили разрушить колокольню, снять с церкви кресты. В день, когда все это было запланировано, вокруг церкви собрались прихожане, которые умоляли бросить эту ужасную затею, образумиться. Но их призывы ни к чему не привели. Один из самых активных святотатцев смело залез на колокольню, набросил веревку на крест, попытался его свернуть, но сам, не удержавшись, сорвался вниз и разбился насмерть. Но даже и после такой неудачной попытки колокольня все-таки вскоре была разрушена, колокола и кресты отданы на переплавку, церковная утварь разграблена. С того времени в здании церкви сначала разместили конюшню, в нем же зимой хранили мороженую рыбу, затем постепенно приспособили под сельский клуб.

Пожалуй, советские безбожники добились своего: полное духовное запустение в современных Шеркалах поражает своими масштабами. Не одним поколением сельчан оскверняется дом Бога Живого - Спасская церковь. В Великий пост, когда должно быть ограничение не только в пище, но и в развлечениях, в храме совершаются такие бесчинства, о которых язык не поворачивается говорить: молодежные дискотеки традиционно оканчиваются пьяной потасовкой и отборной бранью, и это уже никого не удивляет. Не говоря о том, что полкладбища "засеяно" могилами юных самоубийц.

Трудно понять, как местные жители, по факту крещения люди православные, называющие себя верующими, могут лояльно относиться к тому, что такое святое место предается поруганию. Казалось бы, прошли те времена, когда считалось зазорным ходить в храм, и за веру уже не отчисляют из института, нет никаких гонений на верующих. Но почему-то не наблюдается особого духовного подъема у сельской братии. На смену атеистическим настроениям пришла полна апатия ко всему, что выходит за пределы экрана телевизора или даже собственного носа.

И все же - без Бога не до порога. Как жить без храма? Где крестить, где исповедовать и причащать, где венчать, где отпевать? Только в храме - маленьком островке надежды и спасения. Хочется надеяться, что сельчане, как молодые, так и старые, прекрасно это понимают. Один из них даже поделился в откровенном разговоре, что, если откроют церковь, то он на коленях приползет к ней.

Но, к сожалению, не все так просто. Процесс возрождения храма затянулся на долгие годы. Вроде и строительство нового Дома культуры подходит к концу, в него планируется переместить сельский клуб из здания церкви. Но нет, наверняка найдутся причины, из-за чего все снова застопорится, как это было в 1997 году, когда в соответствии с постановлением губернатора округа Спасская церковь была принята на государственный учет и охрану "как памятник истории и культуры окружного значения, в котором необходимы восстановительные и реставрационные работы". С тех пор прошло 6 лет. Но почему-то никаких "восстановительных и реставрационных работ" не было проведено. Все осталось лишь на официальных бумагах.

До революции крестьяне были оплотом Православия. В то время, как в городах вера постепенно исчезала, освобождая место новым западным атеистическим веяниям, деревня сохраняла в себе незыблемые русские традиции, была примером православного благочестия. Сейчас наблюдается обратная ситуация. Деревня ассоциируется с беспробудным пьянством, бездельем и ужасающей запущенностью. Давно утрачено все то, что делало сельский уклад неизмеримо выше городской жизни с его бесполезной суетой и развитой индустрией.

Господь говорит: "Жатвы много, а делателей мало". Найдутся ли в Шеркалах сегодня люди, способные начать восстановление святыни? Храм - не музей, и не "культурное учреждение", храм - это дом Бога. И до тех пор, пока дом Божий не сияет красотой и благолепием, будут ли сиять благочестием души местных жителей?

Шеркальская церковь была воздвигнута в честь образа Спаса Нерукотворного, изображающего запечатлевшийся на полотне Лик Господень. По преданию, эдесский царь Авгарь, заболев смертельным недугом, решил прибегнуть к помощи Иисуса Христа, о Котором слышал как о великом чудотворце. Имея надежду, что Христос исцелит его от болезни, Авгарь послал в Палестину своего художника Ананию, чтобы тот написал портрет Христа, ибо болящий верил, что даже от одного вида лика Господня он может исцелиться. Художник принялся делать наброски портрета Господа, глядя на окруженного народом Христа. Однако ничего у него не получалось - Лик Христов был слишком жив для прямого портретного изображения. В изнеможении художник опустил свой пергамент и стило. Желая помочь ему, Христос умыл лицо в ручье и отер его убрусом - полотенцем, на котором чудесным образом отпечатлелся Его Лик. Анания принес Авгарю эту святыню - первую нерукотворную икону Христову, и царь исцелился.

Каждый человек - это икона Божья, в каждом из нас есть образ нашего Творца. Но только грехами человеческими искажаются эти иконы, иногда мы видим уже и не лик, но личину. Покаянием очищается от всякой скверны и закоптелости икона нашей души. Вот и перед шеркальцами лежит великая задача - очистить нерукотворенную красоту храма Господня от накипи и наслоений 80 лет безбожия и восстановить образ Божий и в своей душе, и в своем доме.

Слава Тебе, воздвигшему Церковь Твою как тихое пристанище измученному миру.

Фотоальбом: п. Шеркалы 2003

1 2 3 4 5 6
7 8 9

Вероника Николаевна Петрук

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2020 г.