ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

№10 2008 г.         

Город Мангазея и первый сибирский святой

В музее Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге находится макет старинного северного города Мангазеи, сделанный после тщательного изучения специалистами местности, где прежде располагался город. Только так можно себе представить, каким был наш Заполярный древний город, который называли «златокипящей Мангазеей», «сибирской сокровищницей», «соболиным Колондайком» примерно в 1600 году. Находится он на высоком берегу, крепость огорожена толстыми бревнами. За крепостью расположен посад. На воде – лодки и морские суда – кочи. Город Мангазея был построен как опорный пункт для продвижения в глубь Сибири. Он успешно развивался, пережил несколько этапов разрушений и восстановления, просуществовал около столетия и был оставлен населением города. Если посмотреть на старинные карты и представить холод Ледовитого океана (раньше говорили Студеного моря), тундру и болота на суше, то становится странным, зачем же шли люди в такую глухомань? И как они выживали? Кто они были, по чьей-то воле или по своему желанию уходили из родных мест?

Ответы на эти и другие вопросы дала историко-географическая экспедиция в 1968-1973 гг. Работы возглавлял, участвовал в раскопках и обследовании волоков старший научный сотрудник, доктор исторических наук, профессор М.И. Белов. Ученые в течение пяти лет не только обследовали несколько слоев земли, но и обработали архивные документы. Изучение материальной культуры русского города Мангазеи позволяло судить о подобных городах и острогах, множестве небольших опорных пунктов – зимовий, которые являлись ведущим типом поселений в арктической зоне Сибири в конце XVI и в XVII вв.

Точную дату создания Мангазеи установить трудно. Известно, что в 1572 г. возле небольшой речки Осетровки, при впадении ее в р. Таз, в 300 километрах от Тазовской губы Карского моря, появились первые постройки поморов приходивших по Мангазейскому морскому ходу и из бассейна реки Оби по ее правым притокам – Назыму и Казыму. Поморы – русское население современной Архангельской области. В поисках богатых промыслов уже в XIV – XV веках ими был освоен «морской ход» в устье Оби и в Мангазею. Шли они на небольших судах (кочах). Таким образом, на территории, населенной ненцами, возник русский городок. Он был использован для строительства острога с крепостными оборонительными сооружениями, первых строений внутри крепости и на посаде. Еще в конце XV века безымянный новгородский путешественник впервые поведал о сибирских полуночных странах и ненецком племени молканзеи, кочевавшем к востоку от Обской губы, - в «восточной стране - над морем». Филологи считают, что зырянское слово «Мангазея» означает «край земли» или «земли у моря». По другой версии, «магазеями» или «мангазеями » в старину на Руси называли большие амбары, общественные продовольственные склады. Известно, что еще до образования города Мангазеи здесь стояли такие амбары, возведенные русскими поморами, ходившими сюда из Двины, Мезени и Печеры.

В те времена Обская и Тазовская губы на русских географических картахчертежах действительно изображались в виде большого моря. Изображение Мангазеи можно увидеть на карте, составленной в самом начале XVII века, которая называлась «Большой чертеж». Наиболее вероятной датой создания «Большого чертежа» один из исследователей, Ф.А. Шибанов, считает 1570 год, а последующих чертежей 1600-1601 и 1627 гг.

В 1600 году на реку Таз был послан отряд тобольских казаков во главе с первыми мангазейскими воеводами князем Мироном Шаховским и дьяком Дмитрием Хрипуновым. Через год названных воевод сменили князь Василий Мосальский и боярин Савлук Пушкин.

В 1600-1606 гг. появляются городовые укрепления и башни мангазейского кремля. Люди селились за пределами острога в новых постройках или в тех, которые остались от поморского городка. Внутри крепости находились воеводский двор, съезжая изба, церковь Святой Троицы, тюрьма, караульное помещение. Пятиглавая соборная церковь Троицы была освящена в 1603 году с приделами Николая Чудотворца и Бориса и Глеба. В 1607-1629 гг. город был уже хорошо спланирован. На территории посада поставили церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы, в трапезной которой помещалась канцелярия мангазейской мирской общины и хранилась общинная казна. В городе было около 500 жилых домов, население его состояло более чем 1500 человек. Пять башен венчали крепостные стены кремля: одна проезжая - Спасская башня, остальные четыре глухие - Успенская, Зубцовская, Ратиловская и Давыдовская. С любой башни открывался вид на окрестности. В городе четко выделялись торговая и ремесленная части. Ремесленники выполняли резьбу по кости и по дереву.

Получило развитие литейное ремесло, предположительно медно - никелевое литье, связанное с открытием в 40-50-х гг. XVII века медно-никелевых руд Норильских гор.

Узкие улицы и переулки города были вымощены сосновыми досками судовой обшивки. Внутри торговой части стоял гостиный двор в окружении сорока с лишним амбаров. К западу от гостиного двора возвели новое культовое сооружение - церковь поморских чудотворцев Михаила Малеина и Макария Желтоводского. Новые дома построили в кремле. Зодчие соединили новые постройки воеводского двора со старыми избами закрытыми галереями. Так же были соединены воеводские хоромы с соседней съезжей избой. Мангазея приобрела черты, позволяющие ставить ее в один ряд с другими сибирскими городами – Тобольском, Тюменью и другими.

С 70-х годов XVI в. и до 1619 г. крестьяне поморья совершали массовые поездки через волоки полуострова Ямал по Баренцеву, Печорскому и Карскому морям. В 1619 году царь Михаил Федорович велел закрыть морской путь в Мангазею якобы для предотвращения проникновения в Сибирь иностранцев. Морской ход не был ликвидирован. Он лишь изменил направление: с северного на более южное – плавание по бурным Обской и Тазовским губам. Была определена и сухопутная дорога - через город Березов и из Тобольска водным путем.

Торговля активно развивалась. В Мангазею завозилась мука, крупы, толокно, предметы домашнего обихода, кремниевые ружья, украшения, бисер. Дорогой бисер местными племенами использовался при изготовлении украшений и вышивки одежды. Обмен производился на шкурки пушных зверей, соболя, горностая, бобра, песца, мамонтовую кость. Он был явно неравноценным. Металлический котел стоил столько, сколько вмещал в себя шкурок соболя.

Важнейшими особенностями поморского корабля коча являлось наличие второй ледовой обшивки, расположенной в районе ватерлинии. Второй особенностью был сам корпус яйцеобразной формы, наиболее удобной для выжимания на поверхность при ледовом сжатии. Грузоподъемность его составляла около 2 тыс. пудов. На каждом судне в качестве пассажиров и команды шло от 35 до 42 человек. Прибывавшие в город суда оставались на зимовку. Пристаней и затонов не было, кочи вмерзали в лед и использовались для жилья. Развивались рыбный и пушной промыслы, влиявшие на местный, всероссийский и внешние рынки.

Мангазею охраняло стрелецкое войско. Их обмундирование напоминало средневековых рыцарей, хотя не было лат и кольчуг, и надежно защищало от града стрел местного населения. В городе назначались по два воеводы с одинаковыми полномочиями. Враждебные отношения между воеводами Г. Кокаревым и А. Палицыным дезорганизовывали все местное управление. Город разделился на две партии, и зимой 1630 года дело дошло до вооруженных столкновений.

В 1642 году в Мангазее был сильный пожар. Почти сразу же после пожара близ местной церкви Святой Троицы вышел сам собой из земли гроб, проломив настил. Первым обнаружил это житель Мангазеи Степан Ширяев. Пытались гроб убрать, но ничего не получилось - он не сдвигался с места и не поддавался топору. Архиепископ Сибирский и Тобольский Симеон направил в Мангазею для следствия священника Ивана Семенова. При вскрытии гроба в нем оказались останки 15-16 - летнего юноши. Рядом с гробом стали совершаться чудеса исцелений. Поначалу жители города не знали имени почившего. Для сохранения от зверей сразу же был сделан земляной вал и ограждение. В 1652 году стрелец Тимофей Сеченов устроил над местом погребения блаженного Василия часовню. Явившись во сне некоторым горожанам, было определено его имя - Василий Федоров. Впоследствии о нем стало известно, что родом из города Ярославля. Родился примерно в 1583 году в семье небогатого торговца. Еще в раннем возрасте отец отдал сына в услужение богатому ярославскому купцу, имя которого не сохранилось в истории.

Известно, что в Мангазею он прибыл в начале XVII века в составе второго похода служивых людей. Этой экспедицией руководили князь Василий Мосальский и боярин Савлук Пушкин. По прибытии в Мангазею молодой человек, отличавшийся от других приказчиков расторопностью и честностью, стал работать в одной из торговых лавок. Юноша старался присутствовать на церковных Богослужениях, оставляя мирские дела. Однажды, во время празднования Пасхи, когда Василий молился на заутреней службе, воры разграбили лавку его хозяина. Купец заподозрил Василия в соучастии с ворами, обокравшими его. Он обвинил его в краже и представил для разбирательства воеводе Савлуку Пушкину.

Василия подвергли пыткам и истязаниям, требуя сознаться в воровстве. В ожесточении купец ударил Василия в висок тяжелой связкой амбарных ключей. Страдалец сразу сник и смолк. Для предотвращения молвы и, боясь наказания, тело положили в наскоро сколоченный гроб и зарыли без христианского погребения близ съезжей избы, где совершалось истязание. Первый прославленный на Сибирской земле святой Василий Мангазейский принял мученическую кончину 23 марта 1602 года. После опустошительных пожаров и с резким уменьшением объема торговли город пришел в запустение. В 1670 году строитель Троицкого Туруханского монастыря иеромонах Тихон после бывшего ему видения совершил перенесение мощей святого Василия из Мангазеи в свою обитель. С середины XVII в. святой Василий Мангазейский почитается за множество чудесных проявлений своей святости - в помощи недужным, скорбящим и бедствующим.

В августе 1863 г. в сильнейшую бурю при повороте из Обской губы в Тазовскую терпел бедствие корабль, руководимый исследователем Ю.И. Кушелевским. Измученный холодом и качкой, он уснул и видит странный сон. Вот его описание: «… впереди меня народ: я позади его. Бегает что-то беленькое, маленькое: ловят, не поймают. Я поймал, держу в руке. Вижу, это отрок в красной рубашке. Он мне говорит: ты боишься погибнуть? Молишься о спасении? Молись Богу крепче: кричи: спаси меня, Боже! Но не тяряй духа: спасешься. Желаешь знать, кто Я? Я Василий Мангазейский». Юрий Иванович собрал команду, велел ставить паруса, вопреки страху. Ветер понес судно к берегу, но вдруг сделался попутным и они благополучно вошли в Тазовскую губу, затем в реку Таз и дошли до места, где раньше была Мангазея. Путешественник скорбел, что не может совершить молебен о спасении на месте страдания Святого мученика. В это время на это же место прибыл священник о. Иоанн Александровский, который сказал, что несколько дней был «ведомый сюда неведомой силой». Молебен был отслужен.

Часовня Василия Мангазейского стояла до 30-х годов ХХ века. На святых иконах праведный Василий обычно изображается таким, каким его видели благочестивые почитатели его святой памяти: «Лицем млада, мала возрастом», «образом священнолепна, очи имуща светлы, взирающе прелюбезне, власы же главы его русы». В Абалакском храме Святой Марии Магдалины находится икона, на которой Василий Мангазейский изображен со связкой ключей – орудием Его убийства. Известны иконы с изображением Троицкого Туруханского монастыря, а над ним на горе молящийся Василий - в одной рубашке и без обуви. Встречается описание иконы, на которой представлено истязание его при купце и воеводе. Исследователям жития Василия Мангазейского известны изображения во Владимирском соборе Киева, в храмах Новгорода и Москвы.

В городе было около 100 жилых домов (7 улиц), население его составляло более чем 1500 человек С глубоким почитанием к святому Василию относились жители всего западносибирского Севера. На месте старой Мангазеи в часовне, где до 1670 года почивали мощи святого, во всякое время года можно было видеть звериные шкуры. «Это приношение бродящих вблизи юраков Тазовской орды и других инородцев, случайно заходящих в эту глушь, - писал путешественник Н. Костров. - Они свято чтут память Василия и, отправляясь на лов зверей или после удачной охоты, всегда приходят к часовне и оставляют в ней какую-нибудь шкуру. Русские жители ближайшего селения Тазовского считают святотатством взять оттуда что-нибудь. В часовне находятся несколько образов».

Память: 23 марта, 10 мая, 23 мая
(Собор Ростово-Ярославских святых),
6 июня (местночтимый), 10 июня (Собор
Сибирских святых) по старому стилю).

Надежда Леонидовна Антуфьева, г.Тюмень

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную

ИСКОМОЕ.ru
православная
поисковая
система
Религия и СМИ
Рейтинг ресурсов "УралWeb" Сербская Православная Церковь в Голландии
Современные сказки

Официальный сайт Тобольской митрополии

Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2019 г.