ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

№11 2005 г.         

Перейти в раздел [ Документы ]

15-летие возрождения Тобольско-Тюменской епархии


5 декабря в Тюменском доме журналистов состоялась пресс-конференция с архиепископом Тобольским и Тюменским Димитрием, посвященная 15-летию возрождения Тобольско-Тюменской епархии. На пресс-конференции присутствовали журналисты печатных изданий Тюменской области, Интернет-газет, телевидения. Вначале владыка обратился к собравшимся журналистам.

Уважаемые журналисты, дорогие друзья, братья и сестры!

У нас сегодня важный и знаменательный повод для встречи. 15 лет назад начала возрождаться Тобольско-Тюменская епархия, самая древняя на Сибирской земле. Скоро мы будем праздновать ее 400-летие. 15 лет назад возродилось и самое древнее на Сибирской земле учебное заведение - Тобольская Духовная семинария, которая оставила заметный след в духовном и нравственном развитии нашего края.

15 лет назад была подведена черта воинствующему атеизму, эпохе богоборчества, когда всякое инакомыслие пресекалось. Церковь начала свое возрождение

Мы все были свидетелями, как в первую очередь восстанавливались православные храмы. В 1990 году в составе Тобольско-Тюменской епархии было 16 приходов. На сегодняшний день их 176. Действуют 4 монастыря, из которых два мужских и два женских, одно монастырское подворье, 46 молитвенных домов и 15 часовен. Приходы окормляют 167 священнослужителей: 129 священников и 38 диаконов.

Окрепли Тобольские Духовные школы. Общая численность всех структурных подразделений Тобольских Духовных школ составляет 576 человек. Это третье по величине Духовное учебное заведение Русской Православной Церкви. Надо сказать, что уровень образования в наших Духовных школах находится на должном уровне. Мы идем вровень с нашими ведущими учебными заведениями.

В Тобольской семинарии, как и во всех образовательных учреждениях Русской Православной Церкви, сейчас проходит реформа духовного образования. Это очень важный момент для Церкви. Ведь до перестройки система духовного образования была под жесточайшим контролем государства. Невозможно было ввести ни один гуманитарный предмет, поскольку это считалось поднятием уровня образования духовенства. Нельзя было вводить предметы, которые традиционно преподавались в дореволюционных духовных учебных заведениях, например, философию, логику, психологию, педагогику, медицину или другие гуманитарные предметы, которые переплетались со светской наукой. Можно было только преподавать богословие на уровне 19 века и дореволюционную церковную историю. Революционный период нельзя было затрагивать. Единственный гуманитарный предмет, который преподавался в духовных учебных заведениях, назывался «Конституция СССР». Этот предмет вел преподаватель, специально назначенный Советом по делам религий СССР.


Тобольская Духовная семинария стала первым образовательным учреждением Русской Православной Церкви, открывшемся после падения тоталитарного государственного контроля. Надо было по-новому создавать структуру образования, формировать педагогический коллектив, наполнять библиотеку духовной литературой, создавать материальную базу. И здесь надо отдать должное администрации Тюменской области. Если бы не были возвращены здания, если бы не было внимательного отношения со стороны власти к проблемам Духовной семинарии, то нельзя было бы достичь существующего высокого уровня образования.

В октябре прошлого года Святейший Патриарх Алексий II встречался с Президентом РФ В.В. Путиным. Я принимал участие в одной из встреч, на которой был затронут вопрос духовного образования. Президент удивился, что у нас в стране нет контакта систем духовного образования со светской, что древнейшее духовное учебное заведение в нашем Отчестве сегодня существует само по себе, вне юридического признания, хотя мы имеем государственную лицензию.

Необходимо было определить концепцию и структуру духовного образования в Православной Церкви. Когда Священный Синод, Святейший Патриарх принимали решение об этом, кто-то сказал, что хорошо бы учесть опыт одной из возрожденных семинарий. Возможно, это приняли во внимание, и когда была создана комиссия по разработке концепции духовного образования Русской Православной Церкви, председателем этой комиссии назначили меня. В комиссию входят и ректоры Московской и Санкт-Петербургской Духовных академий.

Так далекий Тобольск заявил о себе. Программы духовных школ, которые мы предложили, показались священноначалию интересными и полезными для всей Церкви.

Развитие и Духовной школы, и епархии привело ко многим положительным результатам. Произошло это благодаря плодотворному сотрудничеству духовной и светской властей, и я вижу в этом успех не только епархии, а всего интеллигентного сообщества Тюменской области. Вложили свою лепту и средства массовой информации, возможно, доброжелательному отношению к Церкви способствовали наши конкурсы-фестивали «Православие и СМИ», которые стали традиционными в нашей епархии. За 15 лет мы не припомним очень тяжелых злобных статей или репортажей против возрождения Церкви. А 15 лет назад такое непонимание было. Собираясь на встречу, я посмотрел принесенную мне журналистами вырезку из одной газеты за 1990-й год. В статье пишется, что возродилась Тобольско-Тюменская епархия, семинария, теперь начнется экспроприация. Будут отбирать здания храмов, придется отдавать Тобольский Кремль. Материал был полемическим, прямо нас не упрекали, но прозвучало слово «экспроприация». Меня немножко ранило и насторожило это слово. По благословению священноначалия мы тогда только поставили вопрос о возвращении тех храмов и зданий, которые принадлежали Церкви. Это была не экспроприация, а возвращение.

Есть ряд телекомпаний, с которыми мы сотрудничаем. Мы открыты. Хоть и говорят, что Церковь отделена от государства. Но мы не отделены от общества, от людей, мы открыты для доброжелательного диалога. Сегодня ничто нам не препятствует быть ближе к людям, чтобы послужить благому делу возрождения традиций нашего народа, духовных и нравственных.

Я хочу сказать, что судьба нашей Церкви, нашей епархии неразделима с судьбой нашего народа. Мы видим это во всей российской истории. И хотелось бы, чтобы освящая какие-то стороны жизни в средствах массовой информации, мы старались опираться на то, что помогает человеку сохранять свое достоинство, свою честь, помогает быть добрым сыном своего Отечества и народа, приносить пользу обществу. Уповая на милость Божию, на благоразумие, на наш союз, будем нести достойно свое служение в том качестве, на которое Господь призвал нас и делиться тем добрым, что мы каждый имеем.

- Ваше Высокопреосвященство, существует федеральная и региональная программа развития города Тобольска как духовного и туристического центра. Какие перспективы появляются у епархии в области паломничества?

- Открываются хорошие перспективы для нашей епархии, для Тобольска и всей Тюменской области. Когда этот вопрос впервые поднимался на уровне федеральных руководителей, то отмечалось, что Тобольску надо придать статус туристического города, города паломничества. Во всех цивилизованных странах паломничество, как и туризм, являются двумя источниками, которые помогают сохранять и развивать места, имеющие историческое и памятное значение. Уже третий год в стране интенсивно ведутся работы по восстановлению и сохранению памятников культурного значения России. Мы можем этому только радоваться. Если говорить откровенно, одними своими силами мы бы не подняли из руин столько храмов. Сегодня они восстанавливаются. Особенно благоукрашается Тобольский Кремль. Сейчас завершаются реставрационные работы на Софийско-Успенском соборе. Грандиозная часть работ уже проделана. Завершаются работы по реставрации колокольни. Восстанавливаются куранты на колокольне Тобольского Кремля. Все это будет украшением города Тобольска и Тюменского края, будет привлекать, радовать людей, посещающих Тобольск, будь то паломники или туристы. Хочется надеяться, что экономическая ситуация в стране позволит и в дальнейшем выделять средства на восстановление исторических памятников, ведь все восстанавливаемые нами храмы являются памятниками федерального значения. Еще года два-три и Тобольск действительно станет бриллиантом в жемчужном ожерелье возрожденной старины.

- Какова роль Русской Православной Церкви в деле возрождения Российской империи? Сейчас во многих республиках бывшего Советского Союза Русская Православная Церковь несет свою миссию. Не собирается ли Церковь объединить существующие республики в единое Российское государство?

- Таких задач Церковь не ставит. Да, она сохраняет свое единство на территории Украины, Белоруссии, Казахстана. Вся каноническая территория, которая была до революции через миссионеров просвящена светом Христовой веры, сохраняет свою верность Русской Православной Церкви. Мы трудимся, чтобы возродить церковное служение в области укрепления нравственности, морали и православных традиций наших предков. Что касается государственного устройства, Церковь это не обсуждает и не затрагивает. Взять, к примеру, уставы Церкви. Там все говорится лояльно, чтобы не нарушать политического устройства сегодняшнего дня. Это вопросы политики. Вопрос волеизъявления народов. Согласно каноническим нормам Церковь не имеет права вмешиваться в государственное управление. На протяжении всей истории России Русская Православная Церковь никогда не позволяла себе вмешиваться в дела устройства государства.

- Движение по слиянию с Русской Зарубежной Церковью началось год назад. Как идет этот процесс на территории Тобольско-Тюменской епархии?

- С историей вопроса все хорошо знакомы. Русскую Православную Церковь Зарубежом составили люди, которые эмигрировали за границу после революции 1917 года. У них были обоснованные претензии к Церкви в России, которая оставалась в нашей стране в условиях несвободы. Они хотели сохранить Русскую Церковь, находясь в западном мире. Теперь проблемы между двумя Церквями сняты. Диалог идет уже больше года. Идут стремительные позитивные перемены. Неоднократно делегации Русской Православной Зарубежной Церкви посещали города России, в том числе и Тобольск. Буквально в этом году нас посещала крупная делегация, около тридцати человек. В нее входили жители Америки, Австралии, Западной Европы, Германии. Они очень радовались тому, что сейчас паломники могут спокойно приезжать, поклониться нашим святыням. С их стороны было высказано пожелание, чтобы паломники каждый год приезжали в Тобольск и шло сближение. На данный момент противоречий между нами нет. Есть только вопросы, которые нужно уладить через работу совместной комиссии. Такая комиссия существует и работает.

- Каково отношение Русской Православной Церкви к старообрядческим общинам?

- Со старообрядческой Церковью отношения хорошие. Создана специальная комиссия. Сама проблема старообрядчества противоестественна для Русской Церкви. Один народ, одна вера. Это проблема различия не догматики или вероучения, а вопрос соблюдения обряда. Как креститься, какое облачение у священника, какой должна быть икона. По всем канонам Церкви нельзя возводить обряд в догму. Если мы посмотрим на Поместные Православные Церкви, например, на Греческую Православную Церковь, мы увидим множество различий в обряде. И ни в каких документах, канонических или догматических, они не указываются. Поэтому нужен диалог со старообрядцами, нужны встречи.

Я готов встречаться в любое время. Я знаком с руководством Старообрядческой Церкви, не раз встречался с ее руководителями, ведь многие из них учились в Московской Духовной академии параллельно со мной. Кто-то учился раньше меня, кто-то позже. У них нет своих семинарий и академии, поэтому они учились с нами, по тем же программам, что и мы. Только крестились двумя пальцами, на трапезу ходили со своей ложкой, чтобы соблюсти свой обряд. Я даже какой-то год жил в одной комнате с семинаристом старообрядцем. Сейчас он архиепископ. Иногда мы встречаемся на каких-то государственных мероприятиях и приемах. Общаемся по-братски, без всяких споров. Но надо учитывать религиозные чувства верующих. Если иерархи договариваются, необходимо не обидеть чувства верующих.

- Каковы отношения Русской Православной Церкви с интеллигенцией? Сейчас многие говорят о том, что Церковь потеряла молодежь.

- Правильно говорят, что Церковь потеряла молодежь за 70 лет советской власти. Тогда православная вера категорически запрещалась. Я вырос в православной семье. Отец и мать были рабочими. Отец был ветераном и инвалидом войны. После фронта он вернулся домой верующим. Родители вместе ходили в церковь. Но это было не просто, посещать храм иногда не было никакой возможности. Постоянно создавались препятствия. Были случаи, когда задерживала милиция. Молодежи категорически запрещалось ходить в храм. Я несколько раз в подростковом возрасте был задержан, отвезен в милицию, где разбирались, в какой школе я учился, почему оказался в храме. Начинались всякие измышления, может, я украсть хочу что-нибудь, например, икону. Действительно, за эти годы молодежь утратила связь с Церковью. Если какой-нибудь священник в Москве во время проповеди начинал говорить интересно для молодежи, его сразу удаляли из Москвы на расстояние не ближе 100 километров.

15 лет назад, когда Церкви дали свободу, молодежь пошла в храм. Представьте себе, 15 лет назад открылась Тобольско-Тюменская епархия и семинария. Еле-еле первых 15 учеников набрали. Из них потом только пятеро закончили семинарию. А десятеро не поняли, куда они попали. Сейчас в Тобольской Духовной семинарии обучается более 500 учащихся. У нас конкурс при поступлении. В епархии существует 12 православных гимназий, в которых обучается более 900 человек – это тоже молодежь. И эти учебные заведения вынуждены отказывать некоторым родителям, желающим, чтобы их дети получали образование в православной гимназии. Сейчас люди могут осуществить свое конституционное право – дать своему ребенку образование по своему выбору. Это гарантировано Конституцией, международными нормами и законами, которые признало наше государство. В епархии появилось молодежное межрегиональное движение «Сибирь молодая православная». В него входят не только студенты Духовных семинарии и училища, но и студенты университетов, вузов.

В этом году все выпускники православных гимназий и Духовного училища поступили в вузы. Семь человек поступили в семинарию, а остальные - в тюменские вузы и высшие учебные заведения страны.

Церковь открыта для служения всем. Конечно, больше приходит людей страждущих. Сейчас много открывается молитвенных комнат по просьбе больных и врачей при больницах, реабилитационных центрах. Эта область служения Церкви очень востребована сегодня. И в эту сферу также приходит молодежь.

Церковь не ставит себе задачи любыми способами завлечь молодых людей в храм. Задача Церкви – свидетельство о Господе Иисусе Христе. Свидетельство о добрых традициях, морали, нравственности. И молодежь разумная, рассудительная прислушивается, приходит в ограду Церкви. Русская Православная Церковь не приемлет насилия, как некоторые секты, которые не брезгуют никакими способами и ловят молодежь в свои сети. Ходят по квартирам, вузам, проводят мероприятия с раздачей подарков. Это бесплатный сыр, который бывает в мышеловке. К тем, кого это привлекает, потом применяются психологические методы обработки сознания. Такие методы Церковь не приветствует. Церковь открыта для всех, в том числе и для молодежи. Появилось желание у молодых христиан – создали движение «Сибирь молодая православная». Каждый год они проводят конференции, съезды. Недавно в Нижневартовске прошел V cъезд православной молодежи, на котором присутствовало более 200 человек. Это молодые люди не только из Тюменской области, но и из других областей.

- Какие у Вас будут пожелания работникам СМИ?

- Мне бы хотелось, чтобы наши средства массовой информации были ближе к людям. Чтобы появилась какая-то площадка общения. Можно бы избрать эмблему союза работников средств массовой информации или нашего ежегодного конкурса-фестиваля «Православие и СМИ». Такой эмблемой могла бы стать, например, пчела, которая облетает все растения, но собирает только самое лучшее в них – нектар. То есть только все доброе, что есть в людях и жизни. И тогда результат трудов пчелы становится лекарством для человека. Оно и сладкое, и полезное. Это не значит, что вся пресса должна быть сладкая. Некоторые представители СМИ говорят: «Мы зеркало, мы отражаем то, что есть в жизни». Это так, но кроме того, что отражать, нужно еще и что-то насаждать. Вот в этом плане нужно чувствовать свою ответственность. Думать, как слово наше отзовется. В Священном Писании говорится: «Слово страшнее меча обоюдоострого». Меч этот может ранить. Нужно думать, как обращаться с мечом. В руках опытного хирурга этот меч может быть скальпелем, с помощью которого с тела больного человека удаляется все злокачественное, пораженное болезнью. В руках резчика он может быть инструментом, который будет ваять что-то красивое, что будет радовать глаз людей. А если этот меч попадет в руки преступника? Он может им кого-нибудь убить. Нужно думать, что у нас в руках этот меч. Как мы им воспользуемся? И надо помнить, что мы сами живем в этом обществе. Наши дети будут жить в этом обществе, в этой стране. Нам бы хотелось быть уверенными, что Россия укрепляется, утверждается в добрых нравственных идеалах. Вот такое пожелание.

- Владыка, расскажите немного о себе, о своей семье.

- Мой отец Михаил Герасимович был участником войны. Ушел на войну в 1941, вернулся в 1945 году. Был контужен, остались осколки в голове, не было правого глаза. По направлению военкомата его положили на операцию, и на операционном столе отец скончался. Он умер в 1967 году. В семье было четыре брата, все они в священническом сане. Так нам заповедал отец. Два моих старших брата священники. Они служат на приходах. Старший брат служил в Волокаламске 25 лет. Теперь он служит в Москве, а в Волоколамске служит его сын. Другой брат служил в Троице-Сергиевой Лавре, потом по болезни был переведен в Подмосковье. Третий мой брат - митрополит Калужский и Боровский Климент. Он является управляющим делами Московской Патриархии. И я последний сын в семье, родился 11 марта 1952 года.

- На каком этапе находятся работы по восстановлению Сретенского собора города Ялуторовска?

- На сегодняшний день профинансирован проект собора. Глава города Ялуторовска и губернатор области понимают, что нужно возродить облик старинного города. Это требует больших средств. Будет создан попечительский совет для строительства собора с привлечением предприятий, свою поддержку окажут городская и областная администрации. Строительство обойдется в сумму порядка 160 млн. рублей. Собор полностью разрушен, поэтому, чтобы восстановить его на прежнем месте, нужно проводить более серьезные работы по усилению грунтов, фундамента.

- Известно, что на Севере существует много маленьких поселений, которые находятся далеко от «большой земли», от духовной поддержки. Поддерживаете ли вы инициативу таких людей, как Анна Неркаги, которая создает внутри маленьких поселений небольшие приходы?

- Конечно, поддерживаем. Сейчас мы готовим программу совместной работы. Нужно изучить, где люди хотят построить часовню или открыть молельный дом, составить перспективный план и вместе работать над этим. Анна Неркаги как авторитетный человек среди коренного населения на Ямале во многом могла бы помочь. Мы стараемся каждый год направлять на Крайний Север священников, выпускников семинарии. Пока трудно предположить, когда будут удовлетворены все потребности в духовенстве, хотя сейчас проблема нехватки священников не стоит так остро, как раньше, за всеми приходами на Ямале закреплены священники, которые посещают все населенные пункты.

- Намерена ли Тобольско-Тюменская епархия войти в Конгресс религиозных организаций Тюменской области? Планируете ли вы сотрудничать в социальной сфере с церковью евангельских христиан?

- Внешнецерковные отношения Русской Православной Церкви происходят на уровне руководства Церкви. При Московском Патриархате существует Отдел внешнецерковных связей. Его возглавляет митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. На этом уровне происходят встречи, беседы, конференции. На уровень епархиальный это не возлагается. Мы можем вступить в отношения с кем-нибудь только по благословению Святейшего Патриарха. Это каноническая норма Церкви. На сегодняшний день Церковью принято как норма сотрудничество с традиционными религиями в регионе. Традиционными религиями считаются православие, ислам, иудаизм. Больше ничего традиционного для Тюменской области не было. Хотя существовали, например, католические костелы. Русская Православная Церковь никогда не препятствовала другим религиозным конфессиям ни до революции, ни после нее. Единственный момент, что существует норма международного закона, которая запрещает такое действие, как прозелитизм. Это когда насаждается какая-то религия на традиционной для другой религии территории.

Приезжают эмиссары, начинают активно пропагандировать свое учение. Сектанты обижаются, когда их организацию называют сектой. А слово «секта» просто означает «выделенный». Они выделились из Церкви как сектор. Сейчас много сект появляется. Они могут называть любые громкие имена и даты. Но когда праздновалось 1000-летие Крещения Руси в 1998 году, представителей этих религиозных учений в Тобольске даже не находили. Православию же на Сибирской земле 400 лет. Повторяю, что на епархиальном уровне отношения с представителями нетрадиционных религий не строятся. Только на общецерковном уровне ведутся подобные переговоры.

По окончании пресс-конференции заместитель председателя правления союза журналистов Тюменской области Владимир Иванович Лысов поздравил архиепископа Тобольского и Тюменского Димитрия с 15-летием возрождения Тобольско-Тюменской епархии и вручил ему цветы.

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную

ИСКОМОЕ.ru
православная
поисковая
система
Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
Современные сказки Религия и СМИ

Официальный сайт Тобольской митрополии

Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2017 г.