ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

№05 2008 г.         

Иконописные мастерские Ишима и две иконы работы артели С.П. Багишева

Вначале ХХ века в г. Ишиме находились две иконописные мастерские. Расположенные вблизи Богоявленского собора и Никольской церкви, они принадлежали подрядчикам Сергею Павловичу Багишеву и Иосифу Андреевичу Хлопотову. Иконописная мастерская С. П. Багишева располагалась по улице БольшеНикольской, напротив здания духовного училища (сейчас здесь, по улице Ленина, 1 находится Ишимский государственный педагогический институт), рядом с купеческим особняком О. А. Еманакова, фасадом выходившего на Соборную площадь и Богоявленский собор. В документах о И.А. Хлопотове он числился «екатеринбургским мещанином», жившим в Ишиме «в своем доме» по Большой Черняховской улице. По воспоминаниям Риммы Евгеньевны Чукардиной, дом И.А. Хлопотова располагался напротив Никольской церкви (сейчас здесь, по улице Ленинградской, 27 находится здание Городского суда).

В мастерских выполнялись различные заказы церквей, приходов (иконостасы, золочение, оклады, резная работа), горожан и сельских жителей, а также поступающие подряды из ближайших городов и уездов. С. П. Багишев преимущественно брал подряды в северозападных, а И. А. Хлопотов в юго-западных округах. Достаточно заказов, надо полагать, поступало от города и уезда: по «Описанию церквей и монастырей Тобольской епархии» к 1882 году в городе Ишиме и Ишимском округе действовало 74 церкви. Разыскания Г. В. Максимовой позволили уточнить роль И. А. Хлопотова в ишимском иконостасном производстве. Иконостасное производство И. А. Хлопотова удовлетворяло различный спрос: «Принимаются заказы иконостасов в разных стилях: сплошь золоченые, крашеные эмалью, клееные дубом и орехом. Золочение крестов, глав на французское масло. Орнаменты стенной живописи внутри храмов». Например, для домовой

Кирилло-Мефодиевской церкви Ишимского духовного училища в 1914 году приобрели икону санкт-петербургского художника, а «ишимский “иконостасный мастер” И. А. Хлопотов изготовил для новой иконы киот, покрытый белой эмалью и позолотой».

Благодаря работам Г. В. Максимовой мы можем ознакомиться с детальным описанием иконостасного производства И. А. Хлопотова. Так, исследователь отмечает, что к 1997 году в Курганском областном художественном музее, в храмах Курганской области атрибутировано 16 икон, которые можно отнести к «иконному производству» И. А. Хлопотова. Один из иконостасов, изготовленных его артелью (село Усть-Миасское, 1906-1907 гг.), был белым с золоченой резьбой, другие (в селах Брылинское, Михайловское, Рычково) – голубые. Живопись, уточняет искусствовед, выполнялась масляными красками, в «академическом жанре» и в «духе Православной Церкви». Характерные признаки иконописного письма артели следующие: монументальность образов, вводимых в реальную бытовую сферу, широкие цветовые плоскости с тщательной проработкой деталей, желтовато-белый цвет или белый контур нимбов, иногда их отсутствие (подчеркивается реальность, достоверность библейских событий), орнамент фона из крупных элементов, динамика и повышенная эмоциональность евангельских сцен стенных росписей. Некоторые образы написаны с оригиналов Н. Н. Ге, В. М. Васнецова, Ф. А. Бруни.

Артель С. П. Багишева, включающая около 15-20 профессионалов, монахов-послушников, изографов-самоучек ежегодно менялась: вместе с постоянными мастерами (сам Багишев, прекрасно знавший иконописное дело, два его сына - Иван и Николай, Виноградов, Володин и другие) трудились в зимние сезоны по временному договору пришлые люди – «странствующие». Видимо, практиковалось цеховое разделение труда: в багишевской артели хорошим резчиком был Николай Багишев, в столярном деле коренным мастером числился Виноградов, личное письмо, вероятно, доверялось хозяину мастерской и Володину, довольно одаренному живописцу-портретисту. Мастерская производила храмовые и домовые иконы, удовлетворяющие запросам Богослужения и частных лиц, то есть самых различных социальных слоев общества, в том числе и местной аристократии, склонной к новшествам, привносимым в иконографию.

Об особенностях письма, принятого в мастерской С. П. Багишева, можно судить по иконам из коллекции древнерусского искусства Тюменского музея изобразительных искусств. Например, иконостасные иконы Богоматери Оранты «Молящейся» и Иисуса Сотэра «Спасителя», атрибутированные как работы багишевских мастеров начала ХХ века, представляют синтез канонической иконописи и современной по требованиям того времени живописи («академической», «живоподобной»).

Образы созданы по традиционной схеме, соответствуют «прорисям» и толковым подлинникам: положение фигур, аксессуары земной жизни и атрибуты духовного мира, литеросложение благословляющей руки и крещатый нимб Иисуса, детали одеяний, три звезды на челе и плечах Богородицы, Спас Эммануил на ее лоне, на фоне круглой сферы. Такой же канонической является религиозносимволическая цветопись, в том числе и одеяний. Это светловишневый цвет мафория Божией Матери и хитона Христа, соответствующий красному цвету, символизирующему их земную ипостась, темно-голубой цвет гиматия Спасителя и нижних одежд Оранты (синий символизирует их Божественную природу). Однако в воспроизведении некоторых деталей ишимские мастера не следуют неукоснительно иконографическим подлинникам. Так, например, не изображен клав (нашивная темная полоска) на правом плече хитона Иисуса (символ чистоты, совершенной земной природы и знак мессианской роли).

Нимб Иисуса Эммануила не имеет обычного Креста, как, впрочем, и трех греческих букв, вписанных в его перекладины. В окружности нимба изобразительно имитируются золотые пластинки, их ритмический «набор» и цветовая символика подчинены соразмерному золотому фону иконы, ее полям и орнаменту. Золотой орнамент заполняет и нимб Оранты, его особая «женская» ритмика, близкая к форме вышивки, параллельна и соразмерна свободной ритмике внутри нимба Эммануила – в сравнении со строгим крещатым золотым нимбом Спасителя. Очевидно, что мастера багишевского цеха руководствовались не только требованиями иконописных подлинников, но и писали образ по эстетическим законам.

В описании И.А. Мануйловой существенные черты багишевской иконописной манеры – в меру объемное светотеневое изображение, принципиально не противоречащее культовому назначению православной иконы, использование приемов светской («академической») живописи. Думается, ишимские мастера, используя возможности «живоподобной» живописи, все же стремятся избежать превращения иконы в картину, они сохраняют разумную меру в сочетании объемного и плоскостного изображения. Стилевыми доминантами являются акцентированные золотые фоны, непременно чеканенные растительным орнаментом. Декоративный эффект свойственен золотому орнаменту полей, они же вкупе с золотыми фонами имитируют драгоценные оклады икон.

Объемность, выпуклость, «чеканка» орнаментированных полей имитируется прямолинейным и криволинейным сочетаниями света (золота) и тени, выполненной охристым цветом, а подобным образом исполненные поля порождают, в свою очередь, иллюзию наличия иконного ковчежца, где расположено центральное изображение.

Предпочтительными являются естественные пропорции фигур, в отличие от тюменского и строгановского письма. Иконные доски созданы в характерном для начала ХХ века стиле модерн, включающем мотивы русской старины. Иконные доски получили фигурный обрез сверху – подобие арок, церковных глав или русских теремных кровель. Отчетливо прослеживается симметрия объема и конфигураций иконных досок, прямоличных изображений Богоматери и Христа в полный рост, подъятых на уровень головы, согнутых в локтях и разведенных в стороны рук, ритмика орнаментированных растительным узором полей, золотых фонов верхней части пространства, обрамляющих фигуры. Симметрия градации цвета (от золотого верхнего фона и темновишневого цвета верхних одеяний к темно-голубому цвету хитона, нижних одежд и светло-голубым облакам, по которым скользят стопы Богоматери и Иисуса) дополняется соразмерной асимметрией. Композиционные решения, исходящие из иерархии образов в ансамбле иконостаса (очевидно, они располагались по правую и левую стороны Царских Врат), ритмикоцветовая согласованность указывают на высокое мастерство изографов цеха С. П. Багишева.

Использованные материалы:

Максимова Г. В. Работа сибирских иконописцев и церковных строителей Курганского уезда во второй половине XIX – начале ХХ веков // Культурное наследие Азиатской России: Материалы I СибирскоУральского исторического конгресса (г. Тобольск, 25-27 ноября 1997 г.). – Тобольск, 1997. – С. 161.

Мануйлова И. А. Истоки формирования и основные особенности сибирской иконы (по материалам коллекции ТМИИ) // Традиции и современность: Сборник статей. – Тюмень, 1998. – С. 65.

Фролов Л. В. Храмы земли Ишимской // Ишим далекий – близкий: Научно-популярные очерки. – Ишим, 1997. – С. 150.

Валерий Николаевич Евсеев, доктор филологических наук, ТГУ

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную

ИСКОМОЕ.ru
православная
поисковая
система
Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
Современные сказки Религия и СМИ

Официальный сайт Тобольской митрополии

Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2017 г.