ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

№05 2007 г.         

Перейти в раздел [ Святые угодники ]

Апостол язычников.


Святые первоверховные апостолы Петр и Павел являются небесными покровителями нашего села Битюки. Это особо значительные имена не только в христианской Церкви, но и во всей истории человечества, которая немыслима без христианства.

Святые первоверховные апостолы Петр и Павел являются небесными покровителями нашего села Битюки. Это особо значительные имена не только в христианской Церкви, но и во всей истории человечества, которая немыслима без христианства.

В 2007 году нашему храму, освященному в честь великих проповедников Благой Вести о Христе, исполняется 245 лет. Дата послужила для нас еще одним естественным импульсом к тому, чтобы оживить в своем сердце известные факты их беспримерного миссионерского служения. Этому, кроме общедоступной литературы, способствовало и изучение достаточно редких книг Эрнеста Ренана, французского исследователя середины 19 века, посвященных истории христианства. Надеемся, читателям <Сибирской православной газеты> будет интересно прочтение некоторых важных моментов биографии апостола Павла, связанных с началом его апостольского служения, подготовленных для публикации в результате этой работы.

На каждой литургии в наших храмах читаются деяния святых апостолов, их послания. Конечно, дух и нравственный смысл этих боговдохновенных Писаний в целом доступен каждому православному человеку, вдумчиво относящемуся к догматическим сокровищам Церкви и делу своего просвещения. Но считаем, что и знание конкретно-исторических условий их появления может сделать для нас летопись апостольского служения более близкой и понятной.

НАЧАЛО ПРЯМОГО ПУТИ

Наверное, уже при первом знакомстве с личностью апостола Павла, ярко проявляющейся из содержания и стиля его Посланий, нельзя не ощутить в нем беспримерный деятельный дух и неизмеримую, можно даже сказать, пылкую преданность идее распространения учения Иисуса Христа. После его чудесного обращения из гонителя христиан в их горячего сторонника и до первого его миссионерского путешествия, известного нам из книги Деяний, прошло 7 лет. Павел со всею свойственной ему ревностью изучал и словно бы пропитывал себя учением Христа, соотносил события Его земной жизни и Его проповедь со Священным Писанием, которое прекрасно знал. Уже и тогда он много странствовал, распространяя имя Иисусово. Можно сказать, что не было дня, чтобы горячая вера его задремала.

Однако решающая перемена в его деятельности, начало апостольского служения Павла, известного нам из Деяний, начались с его уходом с апостолом Варнавою и Иоанном-Марком (будущим евангелистом) из Антиохии Сирийской. Павел планировал пройти всю Малую Азию с проповедью христианства, и первой местностью на его пути был, как мы знаем, остров Кипр. В то время апостолу Павлу было, по-видимому, не менее 30 лет.

Почти всегда около Павла были товарищи. Но он отказался от облегчения, в котором другие апостолы, и в частности Петр, находили утешение и поддержку, - от подруги по апостольскому служению и трудам. Апостол Павел имел невысокий рост и его отнюдь нельзя было назвать красавцем. Но, конечно, причина, по которой складывается или не складывается семейный союз женщины и мужчины, определяется не внешними данными. Безусловно, аскетической цельной натуре Павла больше импонировало безбрачие. Кроме того, он был чрезвычайно щепетилен в материальных вопросах, он не хотел заставлять церкви кормить двух человек. Его сопутник Варнава держался того же принципа.

Кто внимательно и регулярно читает Послания св. апостола, наверное, обратили внимание, что Павел часто возвращается к той мысли, что он ни во что не обходится созданным им церквам. Да, он считает вполне справедливым, чтобы апостол жил на средства общины, чтобы у учителя все было общее с учеником. ("Наставляемый словом, делись всяким добром с наставляющим". Послание к Галатам, 6гл.,6ст). Но в отношении себя самого смотрит на это тоньше: он не желает пользоваться и тем, что было бы законным. Его постоянным обыкновением за одним-единственным исключением, было снискивать себе пропитание своим трудом. Это было для Павла вопросом этики и доброго примера. Одной из его поговорок было: <Кто не хочет трудиться, тот и не ешь>. К этому прибавлялось у него наивное чувство бережливого человека, боящегося, чтоб его не попрекнули затратами на него. Наверное, и среди наших читателей есть люди, которым знакомо это психологическое состояние: общаясь с людьми, много думающими о деньгах, поневоле придаешь денежному вопросу значение, которого он по сути не стоит.

Хотя Павел вошел в историю как апостол язычников, первоначальным его предприятиям по установлению христианства очень способствовало то, что все Средиземноморье того времени густо покрывалось синагогами. А у евреев было в обычае, когда появлялся чужестранец, производящий впечатление человека набожного и образованного, обращаться к нему с просьбою сказать народу несколько поучительных слов. Апостол пользовался этим обычаем и излагал христианское учение. В этом смысле он поступал так же, как поступал Господь наш Иисус Христос в Своей земной жизни и проповеди. Сначала общим чувством бывало удивление. Протест со стороны правоверных евреев начинался позже, когда уже имели место обращения в новую веру. Тогда главы синагоги пускали в ход насилие: то они приказывали подвергнуть апостола позорному и жестокому наказанию, установленному для еретиков, то они обращались к властям с просьбой изгнать или побить палками новатора. Язычникам апостол проповедовал лишь после евреев. Обращенных из язычников бывало в этих случаях обыкновенно меньше, да и те практически все принадлежали к тем слоям населения, которые уже находились в соприкосновении с еврейством и склонны были присоединиться к последнему. Излюбленным местом христианской проповеди, кроме синагог, был частный дом, домашний очаг. Лишь иногда, например, в такой обширной метрополии как Эфес миссионеры могли выйти под открытое небо.

Павел, видимо, ходил всегда пешком, питаясь хлебом, овощами и молоком. Путешествовать по суше было в те времена нелегко. Проезжих дорог и экипажей не существовало. Наиболее предпочтительным было путешествие по воде. Вот почему проповедь христианства шла вдоль побережий морей и рек. Сколько лишений, сколько испытаний в этой жизни странствующего пешехода и мореплавателя мы уже можем понять лишь теоретически. (2Кор. 11-23)

Когда мы читаем Деяния святых апостолов и Послания апостола Павла, то это чтение наводит нас на представление массовых обращений, многочисленных церквей, целых стран, перешедших в христианство. И это кажется нам вполне естественным, так как именно пришествие Христа на землю, Его учение, страдания, смерть и Воскресение определили суть и дух современной цивилизации, человеческую мораль и нравственность. Но начало христианского миссионерства было совсем немасштабным, и в этом смысле важно оградить себя от самообмана. Во времена апостола Павла страна считалась евангелизированной, как только в ней произнесено было имя Иисуса Христа и как только обратилось человек 10. Церковь нередко состояла из менее 12 или 13 человек. Быть может, и всего-то обращенных апостолом Павлом в Малой Азии, Македонии, Греции было немногим больше тысячи. Но зачастую именно эта ограниченная численность, этот дух почти родственной близости создавал непоколебимую силу этих церквей и сделал их плодотворными зародышами для будущего. Какой духовной поддержкой является это знание для многих современных маленьких приходов, таких, например, как и наш в с.Битюки...

Из Деяний и жития апостола Павла мы знаем, как удачна была кипрская экспедиция. Этот первый опыт апостольских странствий имел для Павла решающее значение. Начиная с этого времени, он говорит как наставник. До этих пор он был, как бы подчинен Варнаве, товарищу по изучению закона Моисеева в период их юности и студенчества. Варнава дольше него был в церкви, он знал Иисуса Христа в Его земной жизни, он ввел в церковь Павла и ручался за него, в Варнаве были уверены. За время кипрской поездки роли изменились. Благодаря проповедническому таланту Павла, его энергии, самостоятельности проповедь стала почти исключительно его уделом. С этих пор Варнава становится только спутником Павла, одним из его свиты. Этот истинный христианин с удивительным самоотречением соглашается на безусловное первенство своего смелого друга, превосходство которого он признавал.

Личность Павла становится с каждым днем все крупнее и влиятельнее. Причина понятна. Он был выдающимся человеком дела, с сильной и захватывающей душой - энтузиаст, завоеватель, миссионер, пропагандист, аскет. Он сиял благородным бескорыстием и не знающей сомнений преданностью Христову учению. Однако постоянно растущее значение Павла не всем было по нраву. Особенно невыносимо было наблюдать, как он становится все увереннее и авторитетнее христианам из евреев, пропитанных иерусалимскими предрассудками. Но для апостола Павла как человека, посвятившего всего себя великому служению, первым правилом было не давать ограниченным людям отвлекать его от прямого пути Тем не менее само апостольское звание Павел долго не позволял себе принимать. Ведь не себе, не своему самоутверждению служил этот великий человек, а славе Божией. Звание апостолов носили тогда только иерусалимские Двенадцать, его не считали замещаемым. Полагали, что только Сам Иисус Христос мог дать его. И хотя Павел, можно сказать, получил его прямо от Сына Божия по дороге в Дамаск, он внутренне еще и в это время не считал себя достойным такого значительного притязания. Понадобятся пылкие вызовы со стороны его противников, чтобы заставить его сделать то, что вначале представлялось ему дерзостью. Впервые Павел принимает это звание, как замечают многие исследователи, в Послании к галатам.

ПРОПОВЕДЬ В ГАЛАТИИ

С острова Кипр Павел через Средиземное море направился в Малую Азию (с 14 века - владения Турции). Его корабль пристал к прибрежному портовому городу Атталия, который есть и на современной карте мира (Анталия). Павел для обозначения страны обыкновенно пользовался административным ее наименованием. Поэтому область от Антиохии Писидийской до Дервии, где он проповедовал Евангелие, стала для него Галатией. Посмотрим по карте путешествий апостола Павла, представленной в издании Евангелия от 1993 года Свято-Успенским Псково-Печерским монастырем, территорию его первого миссионерского маршрута. Сюда входили, кроме вышеназванных населенных пунктов область Ликаонии, в которой г. Икония, стал местом проповеди, и городок Листры. Линия, которая обозначает на карте Малой Азии первую миссию апостола Павла, похожа на небольшой парус, поставленный от Атталии в сторону востока.

Первым городом Малой Азии, в котором была проповедана вера Христова, стала Антиохия Писидийская. Она располагалась приблизительно в 80 километрах на север от Атталии в центре высоких равнин полуострова. До присвоения городу звания римской колонии (25 лет до Рождества Христова) он был небольшим городом жрецов местных культов. Это оставило глубокие следы в нравах населения. Евреи были привлечены в Антиохию Писидийскую, вероятно, вслед за римской колонией.

Апостолы, по обыкновению, в субботу отправились в синагогу. После чтения Закона и Пророков старейшины, заметив двух иноземцев, по виду благочестивых, послали спросить их, не обратятся ли они к народу с несколькими словами увещевания. Говорить, естественно, стал Павел. Он изложил тайны жизни Иисуса Христа, Его смерти и Воскресения. (Деяния.13,16-41)

Это произвело живое впечатление, и их попросили повторить проповедь в следующую субботу. Огромная толпа евреев и обращенных в еврейство пошла за ними по выходе из синагоги, и всю неделю Павел и Варнава непрерывно и деятельно проповедовали. Языческое население прослышало об этом, и у него был пробужден интерес к новому вероучению.

В следующую субботу в синагоге собрался весь город, но настроение правоверных евреев сильно переменилось. Они сожалели о терпимости, высказанной ими в прошлую субботу. К тому же теснящаяся толпа сердила старейшин. Начался спор вперемешку с руганью. Павел и Варнава храбро выдержали бурю. Однако говорить в синагоге им не дали. "Тогда Павел и Варнава с дерзновением сказали: вам первым надлежало быть проповедану слову Божию; но как вы отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам: Ибо так заповедал нам Господь: "Я положил Тебя во свет язычникам, чтобы Ты был во спасение до края земли". Язычники, слыша это, радовались и прославляли слово Господне, и уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни" (Деяния. 13,46-48).

И действительно, начиная с этого времени, Павел все более и более укреплялся в мысли, что будущее принадлежит не евреям, а язычникам, что проповедь на этой новой почве принесет гораздо лучшие плоды, что Бог специально избрал его быть апостолом народов и возвестить добрую весть до края земли. Отличительной чертой великой души этого избранного сосуда Христова было то, что душа его Божией благодатью непрерывно открывалась и расширялась. Ему был дан дар безпредельной юности, когда способность желать и достигать кажется неисчерпаемой...

Реакция языческого населения на христианство оказалась благожелательной. Люди эти были добродушны и благочестивы. Несмотря на свой странный культ, а может быть как раз вследствие настроенности против него, они имели склонность к вере в единого Бога. Это выражалось обращением в иудаизм. Новая религия, не требовавшая обрезания и не принуждавшая к соблюдению мелочных требований, была для благочестивых язычников гораздо привлекательнее. Здесь образовалась довольно многочисленная церковь. Антиохия в Писидии стала миссионерским центром, из которого учение начало распространяться по всем окружающим местностям. Успех новой проповеди среди язычников окончательно привел евреев в бешенство. Против миссионеров образовался еврейский заговор, и постановлением местных властей они были изгнаны из города.

Буря, заставившая проповедников покинуть Антиохию Писидийскую, повторилась в Иконии. Правоверные евреи стали стараться возбудить против миссионеров языческое население. Город разделился на два лагеря, произошло восстание. Говорили о том, чтобы побить апостолов камнями. Они бежали, покинув Иконию. Павел и Варнава, обойдя подножие безводных гор Тавра, пересекли холодную и однообразную местность, то болотистую, то песчаную, массив потухшего вулкана Карадага и оказались вблизи двух небольших лакаонийских городов. Их названия - Листры и Дервия. Они были затеряны в долинах Карадага, состояли из бедного населения, занятием которого было скотоводство. Рядом с ними, в горах, были самые неприступные разбойничьи гнезда, какие только известны древности. Цивилизованный римлянин чувствовал себя там, точно у дикарей. Евреев было мало.

Сначала Евангелие было возвещено Листрам. Уже в первое время пребывания апостолов в этом городе, как мы знаем из Деяний, Павел именем Господа Иисуса Христа исцелил хромого от чрева матери, так что никогда не ходивший вскочил и стал ходить. Жители Листры были поражены этим чудом. Они представили себе, что два божества приняли вид людей, чтобы ходить среди смертных. Вера в такие приходы богов была очень распространена в Малой Азии. Так как по древнему языческому преданию такие совместные путешествия делали Зевс и Гермес (Ермий), то апостолам стали давать имена этих божественных странников. Варнаву, который ростом был выше Павла, сделали Зевсом.

Павел, которому принадлежало слово, стал Гермесом. За городскими воротами как раз имелся храм Зевса. Жрец его, узнав, что произошло явление божества, и бога его храма видели в городе, стал готовиться к жертвоприношению. Быки уже были приведены, гирлянды принесены к портику храма, когда Павел и Варнава показались там, раздирая свои одежды и говоря, что они простые люди. А благовествуют и совершают чудеса именем Иисуса Христа для того, чтобы от ложных богов люди обратились к Богу Живому.

Так как в Листрах евреев было немного, апостолы долго могли беспрепятственно жить и проповедовать там. Одно семейство в городе оказалось центром и школой величайшего благочестия. Оно состояло из бабушки, матери-вдовы и сына по имени Тимофей. Тимофей среди этих двух женщин рос в занятиях Священным Писанием и в наставлениях праведности. Но, как это часто бывало у самых ревностных новообращенных, он не был обрезан. Павел обратил обеих женщин в христианство. Тимофей, которому тогда было лет 15, был просвещен христианской верой своими матерью и бабушкой. Слух о проповедничестве апостолов дошел до Иконии и Антиохии Писидийской и вновь зажег гневом живших в этих городах евреев. Они послали в Листры своих эмиссаров, которые вызвали возмущение. Фанатики схватили Павла, повлекли вон из города, побили камнями и бросили, считая его мертвым. Ученики поспешили ему на помощь, раны его были не опасны, и ночью он вернулся в город. На следующий день они с Варнавою направились в Дервию.

И тут они долго пробыли, и проповедь их завоевала симпатии населения. Эти церкви - в Листрах и Дервии - были первыми церквами, состоявшими исключительно из язычников. Понятно, какая разница была между подобными церквами и палестинскими, образовавшимися в лоне чистого еврейства, и даже антиохийской, развившейся на еврейских дрожжах, и в обществе, уже объевреенном. Здесь приходилось иметь дело с людьми нетронутыми, добрыми, доверчивыми, благочестивыми, очень набожными. До тех пор проповедь христианства давала плоды только в больших городах, с крупным населением, занимавшимся ремеслами. С этих пор появились христианские церкви и в маленьких городках. Ни Икония, ни Листры, ни Дервия не были достаточно крупны, как, к примеру, Коринф или Эфес. И все эти провинции, по которым Павел прошел с проповедью в свое первое путешествие, стали для него именоваться, как было уже замечено, Галатией, а христиане этой области - галатами.

Имя это осталось для него особенно милым. К иным из галатских церквей этот сильный и совсем не сентиментальный человек питал особенную нежность. И они больше других чувствовали к нему личную привязанность. Память о дружбе и преданности, которые он нашел у этих добрых людей, была одним из сильнейших впечатлений его апостольской жизни. Заботы и участие новообращенных во время его страданий от болезней, которым он был подвержен, гонения, которые им пришлось совместно перенести, окончательно укрепили между ними прочную связь. Таким образом, незначительный ликаонийский центр приобрел большое значение. Павел любил возвращаться к нему как к первому своему творению, откуда он взял себе позднее двух самых верных своих товарищей - Тимофея и Гая.

В течение четырех или пяти лет Павел таким образом отдавал себя целиком довольно ограниченному кругу лиц. Он думал прежде всего о том, чтобы основать и укрепить церкви, которые к тому же могли бы служить точкой опоры для распространения христианства. Возвращаясь в Антиохийскую церковь в Сирии, которая послала его на проповедь, он в обратном порядке проследовал по маршруту, уже пройденному им. Оба миссионера вторично посетили Листры, Иконию, Антиохию Писидийскую, укрепляя новообращенных в вере, наставляя их в постоянстве и терпении, уча их, что только скорбями можно войти в Царство Божие. Устройство этих далеких церквей было простым. Апостолы избирали в каждой из них старейшин, которые после их отъезда представляли всю власть их. Прощание было трогательное. Все постились, молились, а затем апостолы поручали верных Богу и отправлялись в путь.

Анна ПАНКОВА

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2022 г.