ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

№03 2009 г.         

О Грузии с любовью...

Грузия… Маленький рай, запрятанный среди гор… Моя вторая Родина… Земля, каждый сантиметр которой полит, без преувеличения, кровью христианских мучеников. Иногда я думаю: пришла бы я к Православию или нет, если бы родилась не там? Знаю, что на этот вопрос никто не может ответить, кроме Бога. И дело не в том, что Грузия приняла христианство в IV веке. Просто там – нельзя по-другому. Невозможно.

Почему? – удивитесь вы. Что там такого особенного? А я вам расскажу. Грузия – маленькое православное государство, которое, если посмотреть на карту, находится и находилось в окружении стран с иной религией. Причем не просто иной, а в большинстве случаев нацеленной на уничтожение и угнетение Православия. И не припомнится в истории Грузии отрезка времени, когда бы не шла война на ее территории. И война не столько за землю и ресурсы – да и какие у страны, которая на карте меньше детской ладошки, ресурсы – сколько за Веру.

Я не знаю, какие причины: постоянное ли ожидание опасности, малая ли численность населения, любовь ли к Богу – но получилось так, что Православие и заповеди Господни настолько близко были восприняты грузинским народом, что уже слились с жизнью народа, стали традицией. И многие люди не понимают и, может быть, никогда не поймут, что они живут по-православному, потому что для них это просто жизнь. Они не умеют жить по-другому. И я этого не понимала. До тех пор, пока не переехала в Россию, пока не пришла своим путем в храм, пока не прикоснулась к истории Церкви.

Наверное, все помнят слова апостола о том, что вера без дел мертва. В Грузии именно так. Не надо ничего говорить: дела твои говорят за тебя. И любовь. Бесконечная любовь и тепло, которым ты согреваешь любого человека. Как сейчас помню, когда заболела тетя моего отца (пожилая незамужняя женщина), ее положили в больницу, и мы с мамой (мне было тогда шесть лет) пошли навестить ее в больницу. Это был 1992 год, июль. Транспорта не было, больница была в семи километрах от дома. Мама испекла хлеб, сварила бульон, собрала черную смородину, немного малины, и мы с ней пошли.

В жару по каменистой дороге за семь километров, в больницу, к тете моего отца. Казалось бы, что в этом такого особенного? Все так делают. Наверное, да. Не знаю. Но помню, что тогда во мне не было нежелания идти к ней, хотя я была маленькой и мне было трудно идти. Потому что в Грузии не навестить больного – равносильно тому, если ты ударишь ребенка. И скажу вам, что люди в больнице долго не лежат. Думаю, вы догадались почему.

Вспоминаю Рождество… Мы, дети, ходили от дома к дому и пели колядки, и помнится, что после каждого куплета был припев, где повторялись слова: «Кирие, элейсон». Почему-то мы пели их особенно громко и дружно. Конечно, тогда мы не знали значения этих слов. Но душа знала, а Бог хранил эти слова в наших сердцах.

Помню, как однажды в школе, мальчишка из старшего класса нагрубил мне, а мои одноклассники – заступились за меня. Тогда у меня стало на семь братьев больше. На всю жизнь.

Вообще в Грузии все на своих местах: женщина чувствует себя женщиной, мужчина – мужчиной, ребенок – ребенком, старик – стариком. Каждый на своем месте и каждый выполняет свое предназначение. Спустя десять лет после моего отъезда, мне было очень неловко, когда в автобусе молодой парень моего возраста уступил мне место. Помню, как мы, деревенские дети, играли в прятки на кладбище… да, да, на кладбище. Вообще мне всегда нравилось ходить туда. Там стояла разрушенная старая церковь во имя великомученика Георгия Победоносца. Одна из 365 церквей в Грузии – по числу дней года – воздвигнутых в честь этого святого.

Заходила туда и стояла, рассматривая стены, сложенные из камня. И на душе было так хорошо, так мирно, что на следующий день хотелось прийти вновь. Кладбище не пугало нас, детей. Наоборот, оно манило нас своим покоем, умиротворением, тишиной. И всегда было ощущение того, что умершие близкие здесь, рядом, что они нас слышат. Удивительное чувство… Только спустя 10 лет я поняла корни одной традиции, связанной с поминовением усопших. За несколько дней до поминок приглашают всех соседей. Обычно каждый приходит не с пустыми руками: один принесет курицу, другой тащит головку сыра, третий испечет хачапури, а кто-то принесет вино. Все эти приношения ставятся на один стол. Отдельно готовится стол для трапезы. Когда все соберутся, вместе идут на кладбище, но чаще всего не плачут, вспоминая усопшего, а говорят о нем, как о живом. Потом возвращаются в дом. И здесь, перед тем как сесть за поминальную трапезу, перед столом с приношениями ставят таз с горящими углями, в который каждый (!) из присутствующих кидает кусочек ладана. А в конце поминок все, что стояло на отдельном столе, раздается присутствующим. Сейчас, стоя в храме на панихиде, я всегда вспоминаю эту традицию.

Помню, один раз я пришла в гости к своему другу. Он поправлялся после болезни. В комнате сидела его бабушка и лепила из воска большую свечу. На мой удивленный вопрос – зачем это, она ответила, что когда Гога (так звали моего друга) болел, она обещала Богу, что после его выздоровления слепит свечу с рост внука и пожертвует в храм.

В 2005 году мы с братом полетели в Грузию. После 8-летнего перерыва. И первое, что мы сделали, под нажимом тети, приехав в родную деревню, посетили могилы тех людей, которые ушли из жизни за время нашего отсутствия. Я сначала протестовала, упиралась – хотелось обнять родных, отдохнуть с дороги, искупаться. И как мне было стыдно потом, когда родственники благодарили нас за то, что мы первым делом после приезда оказали внимание их усопшим близким.

В 1995 году моему однокласснику – сыну нашей учительницы по математике – поставили диагноз: сахарный диабет. Нужно было ехать в столицу, обследоваться. Денег не было. Это были тяжелые, послевоенные годы в стране. Помощи ждать было неоткуда. И тут наша школа решила организовать большой благотворительный концерт. Готовились тщательно, не жалея сил. Концерт получился прекрасный – и случилось чудо. Почти каждая семья, даже самая нуждающаяся, нашла немного денег и пожертвовала на лечение. Денег хватило с избытком. Мальчика обследовали, назначили лечение, и угроза инвалидности миновала.

Прошло уже много лет с тех пор, как все это происходило. Но в сердце все живо, словно это было вчера. Не могу сказать, что детство было беззаботным – наверное, каждый, кто хоть немного жил в деревне, поймет меня. Но, несмотря на многие материальные лишения, голод, войну, страх, мое детство было сказочным. Потому что меня окружали люди, у которых ЛЮБОВЬ написана в сердце, которые каждый день несли эту любовь, а мы, дети, впитывали ее. Никогда мы не видели ссоры, драки, ругани. Наш светлый маленький мир всегда был радостен и добр. И когда я думаю о том, каков же желанный Рай – мне представляется именно моя деревня и те милые, родные, добрые люди, которые научили меня любить и жертвовать собой. Хотя куда мне до них!

Со многими из моей деревни я даже и не общалась – деревня была большая. Да и о чем мне было общаться, например со стариками? Но мне нравилось смотреть на них, впитывать ту мудрость и достоинство, которым веяло от людей того поколения. Они всегда говорили мало, но с достоинством и по делу. «Мужчина сказал – мужчина сделал». Многих из них сейчас нет в живых, но в молитвах и воспоминаниях они с нами.

Глядя сейчас на современных детей, я понимаю, какие они несчастные. Когда я жила в Грузии, у нас не было конфет, телевизора, модных игрушек, компьютера – но у нас была природа, мы сами и много замечательных книг. И сейчас я вижу, что все мои сверстники – к моему удивлению и величайшей радости – ходят в храм, несмотря на то что родители многих относятся к вере спокойно. Именно спокойно. Меня очень удивило, когда мама моих грузинских друзей, которая в храм ходит редко, с гордостью сказала мне, что готовит детям в пост постные блюда. Показала мне молитвенный угол и иконы. Для меня это было очень удивительно – потому что у меня в России много верующих друзей, которые испытывают неприязненное отношение со стороны неверующих родственников. И, наверное, единственным человеком в автобусе, который не перекрестился, когда мы проезжали мимо одного грузинского храма, к моему стыду, была я.

В заключение скажу: меня попросили поведать о том, как я пришла к вере. Я начала думать и вспоминать. И поняла, что к вере я не просто пришла, я росла в ней, не осознавая этого. Меня вели к ней грузинские люди, находившиеся вокруг меня и светившие моей детской душе евангельским светом. И сегодня, спустя много лет, и не имея возможности поблагодарить моих грузинских друзей и родственников, я хочу сказать: Слава Тебе, Боже, за все! Ты ведаешь пути каждого из них. Усопших упокой в селениях праведных, а живым даруй спасение и мир. Мир, который сегодня пошатнулся и на который покушается враг.

А тем, кто терпеливо дочитал мой рассказ, хочу сказать спасибо и напомнить, что веру людям несут люди, то есть мы с вами.

Анна Цулаия,
прихожанка храма Архангела
Михаила, г. Тюмень

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную

ИСКОМОЕ.ru
православная
поисковая
система
Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
Современные сказки Религия и СМИ

Официальный сайт Тобольской митрополии

Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2017 г.