ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

№03 2009 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Поместный Собор 2009 года. Интервью с участниками события

Димитрий, Архиепископ Тобольский и Тюменский

– Ваше Высокопреосвященство, даже для Вашего очень напряженного, богатого различными событиями ритма жизни, конец января – начало февраля 2009 оказались необыкновенно насыщенными. Вы были участником исторических событий в жизни Русской Православной Церкви: Архиерейского и Поместного Соборов, интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, были на приеме участников Поместного Собора Президентом России Дмитрием Анатольевичем Медведевым в Георгиевском зале Кремля.

Что из всех этих событий запомнилось больше всего, какие впечатления остались самыми сильными и глубокими?

– Конечно, сам Собор Русской Православной Церкви – это эпохальное событие, определяющее путь Церкви. И, безусловно, все мы, его участники, живем под его впечатлением. Именно в Соборе выражается полнота Церковная, когда собирается епископат, монашествующие, миряне. И этот соборный разум, соборное размышление для Церкви – событие чрезвычайной важности. Важно то, что на этом Соборе был избран Святейший Патриарх Кирилл. Церковь вновь обрела Предстоятеля, Первосвятителя, Церковь вновь восполнилась Предстоятелем. Впечатляет и само проведение Поместного Собора, и то общение, которое происходило в дни Собора. Надо отметить, что были православные со всех континентов. Не только ближнего, но и дальнего Зарубежья и самых отдаленных стран. Все это показывает, сколь пространно, широко сейчас свидетельство Православия в нашей Церкви. Во всех этих странах, на всех континентах живут наши соотечественники, и они поддерживаются молитвой Церкви. Важно, что строятся там храмы и появляются новые епархии.

– Поместному Собору, на котором совершилось избрание Патриарха, предшествовал Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. Можно ли считать, что избрание Патриарха было предопределено на Архиерейском Соборе, а роль Поместного Собора была формальной? В какой атмосфере проходила работа Архиерейского Собора?

– По Уставу Русской Православной Церкви Поместному Собору предшествует Архиерейский Собор, который готовит программу Поместного Собора и при выборах Патриарха выбирает трех кандидатов. И это правильно, поскольку даже в Древней Церкви не было таких Поместных Соборов, а судьбу Церкви всегда определяли Архиерейские Соборы. Сейчас Поместный Собор играет свою роль в избрании, но уже из трех кандидатов. Поэтому значение Архиерейского Собора очень важно, и оно определило трех кандидатов, а Поместный Собор должен избирать из этих трех, и, конечно, мог выдвинуть дополнительного кандидата, согласно Уставу. Что касается выдвижения кандидата, то на Поместном Соборе было выдвинуто предложение снять этот пункт, и большинство проголосовало за то, чтобы не выдвигать, хотя предложения по выдвижению были. Но, на мой взгляд, это мало что изменило, потому что уже Архиерейский Собор показал приоритеты и указал на кандидатуру, которая лидировала в этом выборе.

– Волнующим, радостным и впечатляющим событием в жизни нашей Церкви и страны стала интронизация Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Кто из многочисленных зарубежных гостей был в этот день в Храме Христа Спасителя?

– Интронизация Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла проходила высокоторжественно. Много было зарубежных гостей, представителей всех Поместных Православных Церквей. Приехали Патриарх Александрийский Феодор II, Патриарх Румынский Даниил, глава Албанской Церкви Архиепископ Анастасий, Митрополит Варшавский и всея Польши Савва, Митрополит Чешских земель и Словакии Христофор и другие предстоятели Поместных Православных Церквей. Католикос – Патриарх всея Грузии Илия II был болен, поэтому не смог приехать.

– После интронизации Святейший Патриарх Кирилл выступил с обращением к присутствующим, в котором кратко изложил главные направления деятельности Русской Православной Церкви в предстоящий период. Какие задачи Вы видите, Владыка, в этом плане для Тобольско-Тюменской епархии?

– Задача всей Церкви, из речи Святейшего Патриарха Кирилла, – это то, что развитие должно быть не только количественным, но и качественным. Имеется в виду развитие приходской жизни, духовного образования, катехизации, миссионерского служения, и это задача для каждой епархии, в том числе и для нашей Тобольско-Тюменской.

– Ваше Высокопреосвященство, нашей Церкви приходится сейчас жить и осуществлять свою миссию в условиях экономического кризиса. Верующих, особенно молодежь, волнует, будет ли продолжена в епархии традиция проведения таких важных миссионерских мероприятий, как Образовательные чтения, «Славянский ход», паломнические поездки, различные конкурсы, летние православные лагеря? Будет очень обидно, если их свертывание произойдет в нынешний год, когда мы готовимся праздновать 20-летие возрождения нашей епархии.

– Да, наша епархия и Тобольская семинария вступает в период празднования 20-летия возрождения семинарии и епархии в 1989 и 1990 годах. Хотя наша епархия образована в 1620 году, а семинария – в 1703 году, в годы воинствующего атеизма семинария была закрыта, епархия же имела другое территориальное устроение. За годы возрождения у нас сложился годичный план праздников, годичный план программ церковных мероприятий. И среди этих мероприятий важными, заметными событиями является Славянский ход, миссионерские поездки студентов, прием паломников, детские конкурсы, православные лагеря. Мы, конечно, будем стараться, чтобы все эти программы сохранялись, несмотря на экономический кризис. Конечно, мы надеемся на сотрудничество с Правительством Тюменской области, поскольку мы всегда чувствуем поддержку Правительства, поддержку Губернатора Тюменской области В.В. Якушева, поддержку наших автономных округов в ряде программ по проведению и конкурсов, и конференций, и семинаров. Мы не предполагаем, чтобы наши программы умалялись или свертывались в связи с экономическим кризисом, поскольку значительная часть результатов, духовных и нравственных, намного перекрывают те затраты, которые приходится вкладывать общими усилиями – и правительства наших субъектов Федерации, и епархии. И мы надеемся, что в 2009-2010 годы, юбилейные для епархии, эти программы будут иметь дальнейшее развитие.


Александр Перов, председатель приходского Совета храма во имя Георгия Победоносца, г. Тюмень

– Александр Николаевич, Вы стали единственным делегатом-мирянином на Поместный Собор от нашей необъятной епархии. Это для Вас стало неожиданностью?

– Это было неожиданно, конечно. Я приехал на Епархиальное собрание 2 января в Тобольск. Туда пригласили меня как руководителя приходского Совета. Было очередное собрание, которое проводилось раньше, чем положено. Обычно его проводили после первой недели Великого поста – с итогами работы за год, с планами и т. д. Поэтому когда основные доклады все сделали, перешли к утверждению кандидатов-делегатов Поместного Собора. Тогда выходит отец Сергий Швалев и говорит: от мирян предлагается кандидатура Перова. Ну, я, конечно, сначала опешил, когда услышал: может, что-то перепутали? Владыка говорит: «Иди сюда, вставай перед народом и говори, что ты по этому поводу думаешь». Мне было нужно что-то сказать. У меня было такое волнение: «Что я могу сказать? Благословите, Владыка, так поеду – что теперь делать!» Нужно было миссию выполнять. Ну, конечно, из впечатлений это было самым неожиданным.

– Александр Николаевич, Вы были когда-нибудь на подобных, такого масштаба мероприятиях: на Рождественских чтениях или на фестивале «Вера и слово» и др.?

– Однажды я выезжал на Рождественские чтения, но я там был с отцом Андреем Сбитневым. Мы были на секции «Церковь и армия», и контингент людей был, в основном, нецерковный, военный.

Сложность была в том, что все заговорили об ответственности за решение, которое мне предстоит принимать – выбирать Патриарха. А это для мирянина по отношению к самому высокому иерарху Русской Православной Церкви – достаточно сложно. Положа руку на сердце, нужно сказать, что я переживал. Я понял, что нужно серьезно подготовиться к этому событию. Поэтому поехал к духовнику, объяснил ситуацию, мы выстроили определенную систему – как я должен был подготовить себя к тому, чтобы ехать на Собор, и я старался все рекомендации выполнять.

– Александр Николаевич, скажите, духовник или Владыка, или еще кто-нибудь давал Вам какие-то рекомендации, за кого Вам голосовать, было ли какое-то давление или внушение со стороны?

– Ну, я как человек светский, мирянин, предполагал, что, наверное, будет какой-то инструктаж, какие-то ненавязчивые намеки, за кого я буду голосовать, но, к моему удивлению, я ни от кого, ни из одних уст таких рекомендаций не услышал. Наверное, от этого еще больше было смятение: так за кого же голосовать? И мне сразу дали понять, что в церковной среде не принято спрашивать, за кого голосовать, то есть эта тема вообще даже не обсуждалась. И когда начался сам Поместный Собор, пояснили, что это не выборы, а избрание. Я потом уже сам понял, что это именно так, и на этом акцентировалось внимание на Соборе. А перед отъездом мне духовник пояснил так: будешь голосовать сердцем, и я, когда находился на Поместном Соборе пытался услышать знак какой-то, внутренний голос. И у меня получилось. Мне вдруг пришла ясная мысль, за кого голосовать.

– Александр Николаевич, прошло достаточно времени с момента Вашего приезда. Уже отстоялись впечатления, улеглись мысли. По прошествии времени, какие же все-таки самые сильные впечатления у Вас остались от Поместного Собора?

– Первое, что надо отметить, что Собор был представительным. Он проводился, и Митрополит Кирилл сказал перед его открытием, что Собор будет проводиться в духе времени, которое сейчас такое: Церковь открывается. Владыка Димитрий за вечерним чаем нам рассказал, как он участвовал в Поместном Соборе 1990 года, когда он был в Московской Духовной Академии инспектором, и они обеспечивали проведение этого Собора, который проходил в Троице-Сергиевой Лавре на закрытом заседании. Контролировалось это мероприятие светской властью (КГБ ). Но в какой-то момент кто-то свыше дал команду светской власти удалиться. Тогда Поместный Собор стал принимать решение.

Здесь, конечно, было иначе: открытость, представительность и объединенная церковная среда: и Зарубежная Православная Церковь, и Московский Патриархат – все собрались вместе. То есть это был внушительный кворум – свыше семисот человек. Это было первое. Второе – это было мероприятие, которое нельзя было сравнить ни с каким светским мероприятием, – хотя внешнее подобие сохранялось – но все дискуссии, обсуждения, которые проводились – все проходило умиротворенно, спокойно, за исключением каких-то незначительных всплесков. Было такое, что кто-то нервно задал какой-то вопрос, но его тут же успокоили. То есть никаких резких заявлений, каких-то непониманий не было. Все два дня, на протяжении которых шел Поместный Собор, – все было очень ровно, с пониманием, с чувством – все события происходили благожелательно.

– Александр Николаевич, насколько, по Вашему мнению, было на Поместном Соборе РПЦ значимо мнение мирян? Сколько было делегатов от мирян, и как они могли влиять на решение Собора?

– Расклад такой: 702 участника Поместного Собора. Из них 198 архиереев, 200 монахов, 200 священнослужителей и порядка двухсот мирян. То есть нас было процентов 20 от общего числа участников. Ну, этот вопрос на сегодняшний день был очень конкретно объяснен. В принципе сегодня миряне ничего не могут решить в такой структуре религиозной организации, как Церковь. Почему? Потому что высшая церковная власть принадлежит архиереям, и на это было обращено внимание. То есть мне остается как мирянину за это проголосовать или не проголосовать. А свое какое-то мнение, которое я мог высказать на Соборе – я не высказал. И миряне не выступили никто со своим мнением, ни одного. Выступали священноначалие, монашествующие и протоиереи. Но дискуссии были достаточно горячими. К примеру, тот же вопрос о кандидатуре от Поместного Собора. Выступил от делегации Германской и Берлинской епархии известный протоиерей Зарубежной Церкви. В это время мы уже проголосовали, сидели и ждали решения счетной комиссии. Нас закрыли на ключ, все сотовые телефоны забрали и ждали сигнала – должны были постучать из той комнаты, где их закрыли. И этот протоиерей высказал: такое мнение: «У меня осталось смущение от того, что митрополит Филарет сейчас снял свою кандидатуру, а не на Архиерейском Соборе, потому что Русская Православная Церковь выбирает из трех кандидатов?»

На этот вопрос отвечал протоиерей Димитрий Смирнов. Он встал и так благожелательно говорит: «Уважаемый батюшка, у Ефрема Сирина написано: «Все сомнения от диавола». Не сомневайтесь. Это его право как архиерея: где снять свою кандидатуру, как поступить в той или иной ситуации, и сегодня никто не может этим процессом как-то заранее руководить или оговаривать». И, вы знаете, вопрос сняли и к нему больше не возвращались.

– Александр Николаевич, всех верующих нашей Церкви волновал такой важнейший на тот момент вопрос: кто станет Патриархом Московским и всея Руси. Из двух кандидатур, которые были представлены, можно ли сказать, что какую бы из них Собор ни избрал – его решение было бы верным? Что оба кандидата достойны этого креста и кафедры Предстоятеля Русской Церкви?

– На этот вопрос я бы ответил так: вся технология избрания происходила под четким обращением к Богу. Обратите внимание: Поместный Собор открылся Литургией, на которой митрополит Кирилл говорит: «Господи, помоги нам избрать достойного Патриарха». И дальше все идет таким образом, что постоянно все этапы сопровождаются постоянным обращением к Богу. Поэтому у меня впечатление такое: ошибка не то чтобы исключена, а о ней даже мысли не было. Я, может быть, об этом даже и не размышлял, потому что там обращение было привязано к конкретной Духовной Силе, и я видел, как в урну опускали люди бюллетени, говорили: «Господи, помилуй, Господи, благослови!», то есть, голосуя, уповали не на свою волю, а на волю Божию.

Утром, когда мы зашли в храм Христа Спасителя, мы прикладывались к иконам. Было три иконы в зале: Феодоровская икона Божией Матери, которая приезжала в Тюмень, Владимирская (очень древняя) и праздничная икона, стоявшая в центре храма – Семистрельная. В обед, когда все дискуссии окончены были и уже перешли к выборам, один из иереев встал и сказал: «Обратите внимание на праздничную Семистрельную икону – она замироточила». И посчитали, что действительно это знак свыше. Мы оказались свидетелями чуда. Это был знак, которым Бог объяснил свое присутствие здесь.

Это все воспринималось очень одухотворенно, и, когда это случилось, сразу выстроилась очередь. Лично я был поражен, потому что я видел эту икону до того, а сейчас на стекле изнутри висели капельки, и она была вся влажная от мира.

– Александр Николаевич, Вы, когда находились там, наверно, оглядывали зал, где проходил Собор. Много ли, на Ваш взгляд, было в зале женщин и молодежи?

– Насчет женщин: цифры называю, потому что их озвучивали – их было 44. Из них около 30 игумений монастырей. Остальные – в ранге мирян, скорее всего, представители прессы. А насчет молодежи, здесь присутствовали, наверное, только молодые батюшки и монахи. Всего молодых было процентов 20 от всех участников.

– Зарубежные делегаты все владели русским языком или производился перевод на иностранные языки?

– Нет, никаких переводов не было, говорилось все на русском языке, в делегациях находились переводчики для тех, кто не владеет языком. Я был свидетелем интересного события. Когда делалась попытка благословения у новоизбранного Патриарха, и я находился на небольшом расстоянии от этого места, к нему подошли японцы. Видно было, что они одеты были в православные монашеские одежды, и они начали общаться с Патриархом по-английски. Это выглядело, в общем, со стороны Патриарха достойно, потому что Патриарх общался с ними без переводчика.

– И какое впечатление оставила у Вас интронизация?

– К своему большому сожалению, я ее не видел, а только ощущал и слышал. Потому что пройти внутрь Храма Христа Спасителя было невозможно. Мы опоздали из-за заторов на дорогах, и приехали из гостиницы почти впритык. И когда мы вошли в зал храма, все было заполнено людьми. Мы стояли в южном крыле храма. По телевизору, конечно, показывали более качественно, но в общем служба была очень торжественная. Как это звучало: «Патриарх Московский и всея Руси», «Аксиос!» – это было впечатляюще. Предстоятель одной из Поместных Церквей, не помню сейчас уже, какой, сказал: «Да, действительно, Русская Церковь является нашей старшей сестрой». Все богослужение было построено очень красиво.

- Благодарим Вас, Александр Николаевич, за то, что Вы нашли время и возможность приехать к нам. Мы знаем, что в преддверии Поместного Собора Вы награждены почетной церковной наградой – орденом св. благоверного князя Димитрия Донского. Разрешите Вас поздравить с этой наградой и пожелать успехов в Вашем дальнейшем труде

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную

ИСКОМОЕ.ru
православная
поисковая
система
Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
Современные сказки Религия и СМИ

Официальный сайт Тобольской митрополии

Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2017 г.