ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

№01 2007 г.         

Анна Вознякова, п. Тарко-Сале.

Спасибо каналу "Россия", в день Рождества Христова преподнес подарок соотечественникам, показав фильм, вызвавший огромный резонанс как в православном мире, так и светском обществе. Кинолента режиссера Павла Лунгина "Остров" - о грехопадении и страдании человеческой души, о покаянии и безграничной силе веры, творящей чудеса, о путях спасения и обязательности бремени креста на плечах.

Трудно подобрать сразу слова, чтобы дать оценку увиденному. "Шок", - сказала моя знакомая. И надо время, чтобы понять, оценить, осознать. Не художественное произведение представлено было на суд зрителей, как мне тогда показалось, а выхвачен, вырван из жизни с кровью и болью один кусочек ее реальности, одна судьба конкретного человека, проживающего дни свои в горьком, мучительном, ежедневном искуплении греха. Уже не наблюдательницей, парящей в невозмутимом спокойствии, а участницей событий была моя душа, мятущаяся в поисках света и истины на этом мрачном, затерянном в водном пространстве острове, где в страданиях проходила страшная по физическим меркам и глубокая по духовному содержанию жизнь монаха, отца Анатолия. Больше тридцати лет носил он в сердце невыносимую тяжесть раскаяния, взывая к Господу и не слыша ответа. Дар провидения дал ему Господь, когда дело касалось других людей, лечил их старец молитвами, наставлял на путь истинный, помогал братьям монахам "спасаться", а мир в своей душе обрести не мог. Не давал Господь избавления. И бесконечное раскаяние, уничтожая тело его, возрождало его дух, только укрепляя в вере. Он не боялся смерти, ждал, молил, просил у Бога только прощения и душевного покоя. Страдая, очищалось сердце...

Мы смотрим один и тот же фильм, но каждый находит в нем что-то свое, созвучное только его душе. И трижды плакала моя душа. Первый раз, когда несчастная мамаша, привезшая к отцу Анатолию сына Ванечку на костылях, которому врачи ничем помочь уже не могли, в горьком отчаянии невысказанного горя повторяла полушепотом вслед за старцем: "Проси Боженьку, Ванечка!" Такой же отчаявшейся мамашей была я, когда моя шестилетняя дочка, с двухмесячного возраста мучившаяся воспалением среднего уха, в очередной раз страдала от приступа боли. И некому было помочь - был законный выходной, и люди отдыхали. Обессилев от материнской жалости, я, поставив перед дочкой иконку Божьей Матери и церковную свечу, говорила так, чтобы она не усомнилась в моих словах: "Проси Божью Матерь, поможет!" И мой ребенок, сглатывая слезы, смотрел на икону, и губы что-то шептали. На следующее утро она была почти здорова. Отиты ушли. Это то, что называется чудом. Это великая сила искренней веры в Божью помощь и любовь. Маленькому чистому сердцу она помогла. Ванечка по молитвам монаха встал на больную ногу, пошел без костылей. И мать сразу засуетилась, вспомнив, что и билет на завтра куплен, и надо срочно уезжать, ведь там любимая работа. И не было у нее ни времени, ни желания остаться на день, чтобы ребенок получил причастие. Принявшая разовое чудо, она была не готова жить в новой духовной реальности, которая требует внутренних трудов и перемен. А все мы, миряне, готовы ли работать над душой денно и нощно, очищая ее для той заслуженной награды, которая не будет казаться чудом? На ежедневный духовный подвиг немногие способны. А в горе взываем к Богу и его милости, просим помощи, и, получив, забываем о словах благодарения. Нет в нас той веры, которая выстрадана провидцем отцом Анатолием и дана ему по благодати Божьей свыше, которой он и больных на ноги поднимает, и одержимых исцеляет. Да и стремиться нам, людям с земными желаниями, к монашескому аскетизму не стоит, не получится, уровень мировосприятия разный. Жизнь в монастыре - и есть духовное подвижничество во имя Господа, нам с мирскими заботами и тяготами нечего там делать. Так и получается: прикоснемся чуда, уверовав на минуту, когда по-настоящему прижмет, и снова жизнь по накатанному кругу - сплошная суета...

Второй раз заплакала душа, когда после искренней молитвы об изгнании беса, каждое слово которой звучало как набат в устах монаха Анатолия, проникновенно, пронизывающе, до дрожи тела, сумасшедшая молодая вдова, "в которой бес", приходит в себя. И такая уверенность в справедливости Всевышнего слышится в голосе батюшки "Слава тебе, Боже, слава тебе", такая тихая благодарность, что непроизвольно сжимается сердце. Прощением закончилась последняя встреча двух уже немолодых людей, которых когда-то свело военное лихолетие, заставив одного пойти на предательство, другого наградив путем праведным. Прощение принесло спокойствие душе монаха. Открыт был отцу Анатолию день и час его смерти и, обыденно, как делал свои будничные дела, готовился он к отходу в иной мир. Эта смиренность даже братьев смущала.

- Отец Анатолий, а умирать не страшно? - спрашивал отец Иов.

- Умирать... Умирать не страшно. Страшно перед Богом стоять, грехи давят.

- А мне как же жить?

- Все грешники. Живи, как живешь. Только греха большого не делай.

Это и для нас всех напутствие. В суетности своей должны мы помнить, что являемся гостями на этой земле и времени отведено не так уж много, чтобы совершать непоправимые ошибки.

И третий раз заплакала душа, когда монах, борец за порядок отец-эконом Иов, втайне недолюбливавший отца Анатолия за его остроумное подшучивание над ним, завидовавший его духовному дару, сгибаясь, нес деревянный крест, провожая брата своего в последний путь. "Да ты ж меня любишь, Иов...", - сказал перед смертью старец. Этот кадр пронизан такой мудростью всепрощающей любви, что хочется, глядя вслед уплывающей с острова лодке с телом монаха печально прошептать: <Прости>. И это <прости> - всем тем, с кем живу рядом.

Понять, простить, любить - наверное, это главное, что мы должны делать здесь, в этом мире, проходя через боль и отчаяние к свету и очищению, веруя и надеясь.

Петр Мамонов, исполнитель роли чудаковатого юродивого старца отца Анатолия, сказал: - Давайте злобу уменьшать. Об этом мы и хотели снять свое робкое кино "Остров".

А сценарист Дмитрий Соболев так поясняет главную мысль картины: "Мне кажется, что в принципе это фильм для тех людей, для которых что-то значит чувство вины, потому что наличие этого чувства, как и совести, позволяет миру находиться в балансе". О художественных достоинствах картины говорить не хочу. Мастерство съемочной команды бесспорно. Российского зрителя трудно сегодня изумить, но, оказывается, на экране давно не хватало показа глубины человеческой души - трепетной, живой, кающейся. О фильме можно говорить долго, но лучше его просто посмотреть. В основе любого произведения лежит художественный вымысел автора. Вымысел, строящийся на реальных фактах жизни людей. Фильм уводит нас в прошлое. К сожалению, сегодня общество, на мой взгляд, более цинично, аморально, жестоко, чем несколько десятилетий назад. Идет его нравственная деградация. А как по-другому назвать происходящее? В Свердловской области в Алапаевском районе в рождественскую ночь был убит священник Олег Ступичкин своими же местными жителями. Как считают следователи, подозреваемые вынесли из церкви несколько десятков икон, в том числе старинных, XVIII века. Основную часть похищенных произведений искусства нашли на местном кладбище. У погибшего священника остались жена и четверо детей. Это же кем надо быть, чтобы поднять руку на священнослужителя, несущего в массы только принципы добра и нравственности? Хотя преступники этих различий не видят, для них нет святынь. Священника убили не по религиозным мотивам, а как обладателя материальных ценностей, защищающего свою собственность. Какова реакция общества на такого рода преступление? Никакой. Весь ужас в том, что мы не сознаем, что произошло что-то из ряда вон выходящее, что убийство священнослужителя есть страшный знак, идущий свыше. Это реальная угроза нашему будущему, и она не где-либо, а внутри страны и исходит от наших же сограждан, окончательно разуверившихся, разложившихся, спившихся и озлобившихся людей. Кризис совести в нашем государстве, которое последние десятилетия, приоритетно решая экономические проблемы, совсем не занималось нравственным здоровьем своих граждан - закономерное следствие разобщенности интересов экономистов, политиков, деятелей искусств. Как исправлять ситуацию духовного нездоровья в российском обществе? Наверное, и с помощью таких вот фильмов, как <Остров> Павла Лунгина.

Анна Вознякова, п. Тарко-Сале

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную

ИСКОМОЕ.ru
православная
поисковая
система
Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
Современные сказки Религия и СМИ

Официальный сайт Тобольской митрополии

Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2017 г.