ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№7-8 2021 г.         

Перейти в раздел [Документы]

«Умри за веру и Отечество, и ты приимешь жизнь и венец на небе»

Рядовой Евгений Родионов
(23.05.1977 – 23.05.1996)

Двадцать пять лет назад в праздник Вознесения Господня обрел мученический венец молодой русский солдат. На Святой Горе Афон, в Греции, в Сербии и других странах новомученика сегодня почитают, именуя воином Евгением Русским.

В 1996 году праздник Вознесения Господня выпал на 23 мая. В этот день Евгению исполнилось 19 лет. После 100 дней плена, не сумев пытками сломить молодого русского солдата, бандиты последний раз предложили юноше сделать выбор: снять нательный крестик, перейти в ислам и сохранить жизнь или же принять мучительную смерть. Главарь банды Хайхороев в присутствии представителей ОБСЕ сказал Любови Васильевне Родионовой: «Сам виноват. Снял бы крест – остался жить. Кто не хочет стать нам братом, мы таких ломаем или убиваем». Бандиты говорили маме русского солдата: «Ты сама виновата, плохо его воспитала. Борзой он у тебя был. Снял бы крест – был бы нашим братом, мы бы его женили, дом купили».

Четырех молодых русских солдат, попавших в плен к террористам: Евгения Родионова, Андрея Железнова, Юрия Трусова, Игоря Яковлева, – палачи так и не смогли сломить. Ребята были захвачены в плен вероломно. Через блокпост на границе Чечни и Ингушетии постоянно проезжала «таблетка» cкорой помощи. Из машины внезапно выскочили 15 матерых бандитов. Молодые пограничники не сдались без боя: на дороге остались следы борьбы, кровь. Но и в плену четверо русских ребят остались настоящими воинами. Палачи не сумели сломить их дух, никто не пожелал становиться «братом» бандитам-изуверам, никто не предал Родину. Но особую злобу вызывал у террористов нательный крестик Жени Родионова (на груди остальных ребят были солдатские медальоны).

23 мая 1996 года Евгению Родионову исполнялось 19 лет. В этот день бандиты последний раз предложили ему снять крест, угрожая отрезать голову. Точно так же христианам в Римской империи предлагали выбор между крестом и мучительной смертью.

Такой же выбор предлагали новомученикам в годы гонений на Русскую Православную Церковь. Женя снять крест отказался.

Задумаемся, почему бандиты пытались заставить Женю снять нательный крестик, ведь они сами могли сорвать его с груди пленного солдата?

В те годы в Чечне с нами воевали салафиты, построившие сегодня свое террористическое государство на землях Ирака и Сирии.

Сегодня весь мир с ужасом наблюдает, как изуверы режут головы заложникам, истребляют всех, кто не принимает их идеологию: христиан, алавитов, мусульман, которых считают «неправильными», т.е. настоящих мусульман, которые не разделяют их изуверские взгляды. Не зря Рамзан Кадыров называет этих террористов «шайтанами».

Интересно, после недавних терактов в Париже и Бельгии, в Австрии европейцы вспомнят, как сочувствовали «борцам за свободу», когда они с такой же жестокостью убивали русских на Кавказе и сербов в разгромленной Югославии?

На российском Северном Кавказе в 90-е годы салафиты надеялись создать плацдарм для своего всемирного псевдо-исламского халифата. На Кавказе против нас воевали наемники из 50 стран, деньги на ведение «джихада» против русских непрерывным потоком поступали из Саудовской Аравии и Катара, за спиной исламских террористов стояли спецслужбы Турции и США. Пропаганда исламистов внушала, что Россия находится на последнем издыхании, что русские – потерявший веру в Бога народ, который медленно спивается под властью олигархов-торгашей. В «демократической» России все продается, в Кремле послушно исполняют приказы «вашингтонского обкома», деньги на войну с «неверными» поступают исправно. А следовательно, «непобедимые воины Ислама» в скором времени разгромят малодушных «кяфиров». Сначала отторгнут от России Северный Кавказ, а затем распространят «джихад» на Поволжье и в Сибири. Территорию нашей страны исламисты рассматривали как свою законную добычу.

«Русский герой – Евгений Родионов».
Художник Максим Фаюстов, 2009 г.

В Чечне десятки раз проданная и преданная «демократической» властью армия вела тяжелейшие кровопролитные бои с бандами террористов, в то время когда ей в спину методично били, умело используя все приемы информационной войны, собственные СМИ.

Мы помним, как либеральные журналисты с усмешкой издевались над неудачами «федералов», как злорадно сообщали о наших потерях. Помним, как т.н. «правозащитники» восхищались «гордыми чеченскими борцами за свободу» и «Робин Гудом» Басаевым, укрывавшимися от пуль спецназа за спинами рожениц в Буденновске. <…> Враг был сильный и жестокий, но страшнее врага были собственные иуды-предатели.

Смутное время всегда порождает иудпредателей. Но все смуты Россия побеждала благодаря героям, которые в это трагическое время готовы были «положить душу за други своя». Такими героями и оказались Женя Родионов, Андрей Трусов, Александр Железнов, Игорь Яковлев и десятки других мальчишек, которых бандиты не смогли сломить в чеченском плену. Мы никогда не узнаем имен всех, кто остался верен присяге и принял мученическую смерть от рук изуверов-палачей. Многие из них до сих пор числятся пропавшими без вести. О примерах высочайшей воинской доблести, героизме наших воинов, которые сражались в те годы с международным терроризмом на Кавказе, сегодня знают лишь их боевые друзья и близкие родственники.

Но именно подвиг русских солдат и офицеров, вставших на смерть на этом последнем рубеже, удержал Россию от гибели. Герои тяжелейшей войны на Кавказе не позволили в те годы иудам-ворам и их заокеанским хозяевам руками исламских террористов окончательно добить обескровленную и ограбленную страну.

В начале чеченской войны Дудаев, Басаев и Хаттаб были уверены в своей победе. <…> Чтобы утвердить свое превосходство над «неверными», бандитам было очень важно сломить пленных, заставить принять ислам, воевать на своей стороне. Бандиты должны были доказать, что они сильнее русских. Хайхороев неслучайно говорил Любови Васильевне: «Тех, кто не желает стать нашими братьями, мы или ломаем, или убиваем». В боях в Грозном и Гудермесе, в Самашках и Комсомольском, в горах и ущельях террористы несли тяжелейшие потери. Они видели, как русские солдаты, вчерашние школьники, очень быстро учатся воевать, как стойко и храбро сражаются. И эти мальчишки под командованием русских офицеров успешно били хорошо обученных матерых бандитов и профессиональных наемников. Террористы понимали, что если бы приказы из Кремля не останавливали российскую армию, то их многочисленные и хорошо вооруженные банды были бы полностью разгромлены и добиты. <…> Бандиты чувствовали, что столкнулись с непонятной для себя русской силой, которая ломала все их планы по созданию на Кавказе халифата.

Разве могут неверующие в Бога «кяфиры» так воевать? И в крестике Жени Родионова они чувствовали источник той таинственной силы, которая заставляла русских солдат и офицеров так мужественно и упорно сражаться.

Поэтому для бандитов важно было сломать Женю, заставить снять с себя крестик. Но молодой русский солдат выбрал Крест, смерть от руки палача и жизнь вечную. В свой девятнадцатый день рождения, который 23 мая 1996 года совпал с праздником Вознесения Господня, Женя Родионов сподобился мученического венца. Как и большинство мучеников-воинов первых веков, молодой русский пограничник был казнен усекновением главы. Нелюди-изуверы отрезали Жене голову, но крест с него так и не сняли. Палачи, не сумев сломать, казнили и воинов Андрея, Александра, Игоря. И в плену русские солдаты сумели одержать свою победу над бандитами, «смертью смерть поправ».

Евгений Родионов в скульптуре Андрея Коробцова

С чего начинается Родина

Чтобы узнать место захоронения сына, маме Любови Васильевне пришлось заплатить боевикам деньги. Тело сына Любовь Васильевна опознала по нательному кресту. Стоя на краю могилы, она скажет фразу, которую запомнят солдаты-добровольцы, выкапывавшие тела из земли, офицеры Вячеслав Пилипенко и Дмитрий Попов: «Если не будет крестика на теле, то это не он».

При свете фар армейского «Урала» солдаты закричали: «Крестик, крестик!» Было одиннадцать часов вечера. В ночной темноте, при свете фар – разрытая воронка, в ней три тела. Два солдата обезглавлены. И на одном из них сияет, как золотой, простенький крестик сына. На множестве тел, виденных Любовью Васильевной во время опознания в Чечне и Ростове, нательных крестиков не было. Очевидно, «чехи» срывали их с убитых. Крест на Женю в 11 лет надела бабушка, перед тем как повести внука к Причастию. Любовь Васильевна боялась, что в школе и на тренировках в секции самбо над сыном будут смеяться сверстники. Но Женя крест никогда не снимал. Несомненно, для Жени в этом маленьком крестике воплощалось все самое дорогое: любовь к родной маме, верность своим друзьям и товарищам, памятник над братской могилой воинов-десантников Великой Отечественной войны, на которую они с Любовью Васильевной всегда приносили цветы, присяга пограничника на верность Родине. <…> В этом маленьком нательном крестике для Жени сосредоточилось все, что вложила Любовь Васильевна в его сердце, все «что в любых испытаниях у нас никому не отнять». <…>

Для русского воина на протяжении столетий верность Христу Спасителю и верность Родине были неотделимы друг от друга. Иноземцы с удивлением писали, что для русских изменить своему царю и России означало изменить Христу. Скорее всего, Женя об этом не думал, но поступил так, как веками поступали многие поколения его предков. Больше тысячи лет для русского человека Родина начиналась с первой детской молитвы ко Христу Спасителю и Пресвятой Богородице. <…>

Святые отцы говорили, что те, кто не почитают мучеников, близких нам по времени, – те разрывают связь со всей Церковью. Много разговоров: святой Евгений, не святой… Явлений Жени Родионова – очень много, много чудес. Народное почитание – это одно из самых ярких свидетельств святости угодника Божия. Я никогда не могу понять тех христиан, которые не могут осознать величие подвига воина Евгения. <…>

Воин Евгений собирает людей
у своего креста

Все эти двадцать лет православные русские люди почитают память Жени Родионова, не сомневаясь в том, что девятнадцатилетний русский солдат совершил такой же подвиг, как и воины-мученики, пострадавшие за Христа в первые века истории Церкви. Мироточат иконы воина Евгения, известны случаи чудесной помощи, когда молодой воин в камуфляже и красном плаще мученика являлся солдатам, бежавшим из чеченского плена, раненым в госпиталях, оказывая чудесную помощь. Однажды воин в камуфляже и в «красной плащ-палатке» явился бездомной девочке-бродяжке и за руку привел ее в приют, после чего исчез. Воина-мученика Евгения Русского почитают в Греции и Сербии, на Святой Горе Афон пишут его иконы. Даже в США 23 мая и на день Усекновения главы Иоанна Предтечи для православных военных капелланов установлен чин особого поминовения воина Евгения. На погост при храме Вознесения в деревне Сатино-Русское, где погребен Женя, приезжают люди со всех концов России. 23 мая здесь собираются паломники из Москвы, Калининграда, Киева и Донецка, приезжают сибиряки.

23 мая у креста над могилой воина Евгения в 7 утра совершается Божественная литургия. Затем, сменяя друг друга, на могиле новомученика священники служат панихиды. Одни священники заканчивают молитву, вновь прибывшие батюшки уже облачаются, чтобы служить панихиду по воинам Евгению, Александру, Андрею, Игорю. Молитва не прекращается в течение всего дня. У креста воина Евгения – почетный караул президентского Преображенского полка. Почетный караул и Знаменную группу преображенцев сменяет почетный караул и знамя ВДВ. Затем у креста русского солдата в почетном карауле стоят кадеты, их сменяют воины-пограничники.

До самого вечера в Сатино-Русское прибывают люди. Приезжают целыми приходами, добираются на автобусах и легковых машинах казаки, кадеты, монахини, пограничники, бабушки и ученики воскресных школ, юные школьники и седые воины-афганцы. Каждый год в этот день у креста воина Евгения собирается русский народ, который откликнулся на этот подвиг с «великим чувством и великим умилением» (по выражению Ф.М. Достоевского). Женя Родионов сегодня есть эмблема и образ православного русского народа. Мы видим на протяжении многих лет подлинное народное почитание воина-мученика. <…>

Недавно ушедший из жизни земной в жизнь вечную дорогой батюшка отец Дмитрий Смирнов сказал: «Не знаю, когда будет прославлен Женя Родионов, – через 50, 100 лет, а может быть, и гораздо раньше. Но в том, что он святой мученик, никаких сомнений у меня нет». Отец Дмитрий тоже каждый год приезжал в Курилово служить панихиду на могиле воина-мученика. <…>

В погранотрядах, да и в других воинских частях, узнав из бесед о подвиге Жени, о том, что он не снял крестик, многие 18-летние ребята просят их крестить. Об этом могут свидетельствовать многие офицеры и священники, окормляющие войска. Мне рассказывали батюшки, что как только начинаешь говорить о Жене с бойцами, то наступает особенная тишина, строгая и благоговейная. Лица становятся задумчивыми. Ребята примеряют его подвиг к своей жизни. Это ли не свидетельство того, что подвиг Евгения Родионова приводит души ко Христу? <…>

Солдатская мать

Любовь Васильевна много натерпелась от равнодушия различных чиновников, и военных, и гражданских. В те дни, когда Женя Родионов сидел в зиндане под Бамутом, в дом Родионовых приходила милиция искать «дезертира». В военкомат пришла телеграмма с пометкой «СОЧ»: самовольно оставил часть. Девять месяцев Любовь Васильевна ходила по горам Чечни, пытаясь найти сына, пока о казни Жени ей не сообщил сам палач Хайхороев. Затем, заложив квартиру, 17 раз ездила на переговоры с бандитами, пытаясь выкупить тело Жени. «Борцы за свободу», как называли бандитов и террористов т.н. «правозащитники» и продажные журналисты, долго торговались, выдвигая каждый раз новые требования. Требовали то разминировать окрестные дороги, то освободить из тюрьмы своих сообщников. Затем, продав тело Жени, запросили дополнительные деньги, чтобы отдать матери голову убитого сына.

С тех пор Любовь Васильевна больше 70 раз была в Чечне. На горные заставы, к пограничникам, к десантникам, к мотострелкам перевезла десятки тонн груза, лично ею собранных вещей и продуктов. Ее ребята там встречали криками: «Мама! Мама приехала!» А сколько раненых она вытащила из тяжелых ситуаций, некоторым нашла деньги на сложные операции за рубежом, на дорогие немецкие протезы. Она и есть настоящая солдатская мать. Любовь Васильевна так и говорит: «Они теперь все мои дети». И это сказано не для красного словца. Это подтвердят все, кто знает Любовь Васильевну. Живет она очень нелегко. Но вся ее жизнь – бескорыстное служение ребятам, которые, как Женя, защищают Родину.

Зная Любовь Васильевну много лет, с конца 90-х годов, свидетельствую: она никогда не стремилась прославить Женю в лике святых. Любовь Васильевна всегда подчеркивала, что таких ребят, как Женя, было немало, но имен всех безвестных героев мы никогда не узнаем. Для нее сын был просто честным, добрым, хорошим мальчиком, который выполнил свой долг перед Родиной. Сегодня Любовь Васильевна пытается добиться того, чтобы могилам всех воинов, погибших не только в Чечне, но и в Афганистане, других «горячих точках» придали статус воинских захоронений. Ведь если умирают близкие родственники, то могила воина, отдавшего жизнь, выполняя воинский долг, становится «бесхозной» и может исчезнуть… <…>

Родионов – от слов «родина», «родной», «род»

Тело Евгения Родионова было привезено домой 20 ноября 1996 года, в день памяти мучеников Мелитинских, которые были воинами-христианами Римской армии, и за отказ отречься от Христа им отсекли головы. Похоронен Женя неподалеку от деревни Сатино-Русское Подольского района Московской области. На кресте, установленном на его могиле, начертаны слова: «Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года».

23 мая 2019 года, в день рождения и в день гибели Евгения Александровича Родионова на его могиле открыт памятник из черного гранита в форме шлема русских воинов. <…>

В открытии памятника приняли участие ветераны Пограничных войск КГБ СССР и ФСБ России, представители «Боевого братства», других ветеранских, общественных и молодежных организаций, местные жители.

Почтить память русского воина прибыли гости из Москвы, Подмосковья, Ростовской области, Екатеринбурга, Донецкой и Луганской народных республик, Киева и других регионов. <…> Один из ветеранов на открытии памятника произнес очень важные слова: «Недалеко отсюда, в городском роддоме, 23 мая 1977 года Женя появился на свет. Здесь, совсем рядом, теперь стоит его памятник. Называется он "Свеча памяти". Я хочу надеяться, что каждый взрослый, ребенок, мужчина, женщина, проходящие мимо этого памятника, спросят: "Кто это? Что он совершил, что стоит в камне, в пламени свечи?" Благодарю всех за то, что сегодня мы вместе делим гордость, гордость за простого русского парня, который не думал о наградах: жил по совести и умер как умел.

Его фамилия Родионов – от слов "родина", "родной", "род". И то, что на нем этот род закончился, печально. Но то, что о нем знают во всем мире, хотя никто специально не занимался распространением информации о нем, – это радует. Ну что же – значит, земля жива, значит, еще растет на ней чтото доброе, кроме чертополоха и репейников. Памятнику – стоять и гореть теплом, любовью, добротой и памятью! Мы все в долгу перед ними, перед не вернувшимися с разных войн безусыми мальчишками…». <…>

Евгений Родионов – символ всех солдат и офицеров, отдавших свои жизни на Северном Кавказе. Рядом с ним в небесной дружине стоят два священника, принявших там же мученический венец: Петр Сухоносов и Анатолий Чистоусов. Придет время, и они будут обязательно канонизированы вместе: Петр Слепцовский и Анатолий Грозненский. И вместе с ними – Евгений Русский. <…>

«Умри за веру и Отечество, и ты приимешь жизнь и венец на небе»

К сожалению, страна все еще не осознала в полной мере подвиг наших солдат и офицеров, которые сломали хребет врагу в двух тяжелейших и кровопролитных войнах на Кавказе, разрушив планы международного терроризма и наших «заклятых друзей» по расчленению России.

Женя Родионов воплотил в себе образ тех мальчишек, которые спасли Россию в самые страшные годы. Потому что, воистину, бывали времена тяжелее, но не было времени подлее, чем 90-е годы. Спирт «Роял», которым травились в страшном дурмане впавшие в уныние и отчаяние мужчины, внезапно оказавшиеся без работы; сотнями закрывались заводы и институты; страна, превращенная в одну большую барахолку; старики у мусорных баков, бомжи и беспризорные дети. А над всем этим с экранов ТВ не человеческие лица, а настоящие бесовские рожи сладострастно и изощренно глумятся над всем, что для русского человека является святым. <…> Молодежи внушали, что смысл жизни «стать во-о-от таким миллионером». Какие «высшие ценности»? Все, что веками было дорого и свято для русского человека, <…> высмеивают в бесчисленных юмористических передачах. Какая любовь к Родине, священный долг по защите Отечества? Все это «тоталитарная пропаганда», <…> главная ценность в жизни – зеленые бумажки с портретом американского президента. Кто их больше соберет, тот хозяин жизни. <…>

Но когда усилиями наших «заклятых друзей» на Кавказе была развязана кровавая война, которая должна была завершиться развалом России, именно такие мальчишки, как Женя Родионов, встали насмерть и отстояли нашу Родину. Любовь Васильевна перед тем как после трех месяцев учебки Женя собирался в командировку на Кавказ, пыталась уговорить сына остаться, говорила о том, что там есть убитые, раненые, можно попасть в плен. Но Женя обнял мать и сказал: «Мама, кто-то же должен там служить. Почему ты думаешь, что другой матери меньше жаль своего сына? А плен – это уж как повезет». Когда страшной зимой 95-го матери солдат приезжали в Чечню, чтобы забрать сыновей домой, почти все ребята отказывались: «Как же я товарищей брошу!» Эти ребята не пепси выбрали, они выбрали Родину.

Благодаря их самоотверженности и воинской доблести страна постепенно стала возрождаться после страшной деградации и катастрофы 90-х. Благодаря подвигу тех, кто сражался в те тяжелейшие годы, мы сегодня видим новую Российскую армию и Военно-морской флот, которые возрождают свою боевую мощь. Благодаря подвигу наших солдат и офицеров народ перестал воспринимать персонажей «либерального агитпропа», завсегдатаев всех этих «дождей», «эхов» и прочих русофобов, вещающих по инструкциям «вашингтонского обкома», а на улицы наших городов вышел «Бессмертный полк».

Имена всех солдат, которые повторили подвиг Жени, мы никогда не узнаем. Но имена всех героев, отдавших жизнь за Отечество, положивших душу за други своя, знает Господь. Поэтому, когда православные люди говорят о возможности канонизации Жени Родионова, то предлагают прославить «воина Евгения и иже с ним пострадавших». Все они исполнили священный завет святителя Филарета Московского: «Не страшись опасности, подвизаясь за правду: лучше умереть за нее, нежели пережить ее. Искупи кровью для потомков те блага, которые кровью купили для тебя предки. Уклоняясь от смерти за честь веры и за свободу отечества, ты умрешь преступником или рабом. Умри за веру и Отечество, и ты приимешь жизнь и венец на небе».

Виктор САУЛКИН,
руководитель информационноаналитического центра общественной
организации «Московские суворовцы»
(текст напечатан в сокращении
редакции «Сибирской православной
газеты»)

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2021 г.