ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№10-11 2020 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Митрополит Филофей (Лещинский) – проповедник Евангелия инородцам Сибири

(глава из книги Евгения Поселянина «Русская Церковь и русские подвижники XVIII века»)

Митрополит Тобольский Филофей, в схиме Феодор, известен столько же подвижнической жизнью своей, сколько апостольскими трудами. И в Тобольске, где он жил, и в Тюмени, где он скончался и схоронен, и по всей Сибири благоговейно почитается его память.

Родился он в Малороссии в 1650 году в небогатой дворянской семье Лещинских. Образование он получил в Киевской академии, затем женился и был приходским священником. Вскоре овдовев, он постригся в Киево-Печерской Лавре с именем Филофея. Подвиги его тут с первых шагов в молитве, послушании, посте были так велики, что удивляли и братию, и богомольцев. За распорядительность свою он был избран в трудную по множеству дел должность эконома, а затем сделан наместником зависевшего тогда от Лавры Брянского Свенского монастыря.

Отец Филофей горячо любил Лавру, но Господь определил ему потрудиться в дальней стране. В 1700 г. император Петр Великий приказал Киевскому митрополиту подыскать из малороссийского монашествующего духовенства умного и благочестивого человека для проповеди Евангелия сибирским инородцам. Митрополит наметил тогдашнего архимандрита Новгород-Северского монастыря Димитрия, который был посвящен в митрополита Тобольского. Но по слабости здоровья Димитрий вовсе и не ездил туда и вскоре переведен был в Ростов, а на его место послан Филофей.

Сибирско-Тобольская епархия простиралась от Ледовитого моря до Китая и от Урала до Восточного океана; пространство ее теперь разделено на шесть епархий. Понятно, как трудно было управлять такой епархией, которую обозреть даже не представлялось никакой возможности. Между тем она была в крайнем неустройстве. Филофей писал государю: «Пришед в Сибирские страны, в церквах Божиих обрел великое нестроение. <…> А какое нестроение, не леть есть и писанию предати. А чинится то за великою простотою (т.е. священников) и нищетою». Архиерейский дом был в развалинах. На восстановление и поддержание его государь отпустил новые дачи и угодья, которыми хозяйственный Филофей успешно управлял.

Затем особо чувствительный недостаток в крае был в церквах. За 21 год при митрополите Филофее выстроено было 288 церквей. Мало было духовенства, было оно крайне невежественно и необеспеченно. Митрополит принужден был принимать в духовенство из крестьян, казаков и других сословий. Духовенство в городах не получало жалованья от казны, в селах не имело земель. И то и другое было дано по ходатайству митрополита пред государем. Для подготовления добрых священников заведены были школы для детей духовного звания и содержались на счет архиерейского дома. Затем митрополит обратил внимание на раскольников, которые еще со времени патриарха Никона, скрываясь из срединной России, селились во множестве в Сибири. Были случаи при Филофее возвращения их к Церкви целыми семьями и селениями.

Но гораздо успешнее шло дело крещения инородцев. В 1706 году последовал указ государя: «Сибирскому митрополиту Филофею ехать во всю землю вогульскую и остяцкую и в татары, в тунгусы и якуты, и в волостях, где найдет их кумиры и кумирницы и нечестивые их жилища, и то все пожечь, и их, вогулов и остяков, Божиею помощью и своими труды приводить в Христову веру». Затем инородцам, которые пожелают креститься, объявлялись разные льготы, а гражданскому начальству предписывалось оказывать всякую помощь проповедникам и способствовать им в средствах передвижения. Первые миссионеры, посланные митрополитом, не имели успеха.

В 1709 г. митрополит Филофей тяжело заболел, принял схиму с именем Феодора и удалился на покой в устроенный им в Тюмени Троицкий монастырь. Он собирался даже удалиться на место своего пострижения в Киев. Но Бог решил иначе.

Памятник митрополиту Филофею в Тюмени

В 1711 г. в Сибирь назначен был губернатором предприимчивый и умный человек, князь Гагарин. Так как митрополит Филофей к тому времени вполне поправился, он предложил ему ехать самому миссионером, причем предоставлял ему и судно для плавания, и гребцов, переводчиков, десять казаков для охраны, две тысячи денег и распорядился, чтобы власти повсюду содействовали проповедникам.

Митрополит решился на этот подвиг и начал свои действия с остяков, ближе всех живших к Тобольску. В июне 1712 года он поплыл вниз по Иртышу, перешел в реку Обь и останавливался в тех местах, где было жилье. Народ этот был более в состоянии первобытной дикости и вел жизнь полукочевую, зимуя в лесах, а лето проводя по берегам рек в рыбной ловле, зимою же занимались звероловством. Они поклонялись идолам. Имели они понятие о Высочайшем Существе, всеблагом Владыке вселенной, но считали Его слишком далеким и недоступным. Зверей, вредивших им, они обожествляли наряду с духами, более, по их мнению, доступными, чем единый Бог. Идолы их были отвратительны на вид. Жрецы их, шаманы, держали их в руках благодаря своей хитрости и их невежеству. Верили они и в загробную жизнь, представляя ее себе в грубых земных образах. К этим-то людям и шел Феодор. Всюду он сжигал кумирни, разрушал идолы. Но, конечно, не ограничивался этой крутой и недоказательной мерой. Он пояснял им бессилие этих идолов и говорил им о христианском Боге.

Во второе путешествие митрополита многие остяки, не имея более предметов поклонения и убежденные теперь в их бессилии, охотно крестились. Один шаман даже сам расположил свою паству к Богу. Еще весной, до приезда митрополита, он отказался от служения идолам и ворожбы, стал вслух читать русские молитвы, которые слышал от крещеных раньше остяков. Затем он стал громко говорить, что пришло время – и все они станут христианами.

Когда к их селениям приплыл митрополит, они встретили его все на берегу и сказали: «Мы знаем: ты приехал крестить нас. Бог не велит нам противиться; исполни это!» – и все крестились. Но часть этого поселка не захотела креститься и удалилась в другую сторону. Куда ни приходили они, всюду их преследовали комары и мошки, и охота не удавалась, так что им грозил голод. Они поняли, что то вразумляет их христианский Бог, вернулись к прежнему месту и приняли крещение.

До 1727 г. митрополит ежегодно совершал поездки с этой миссионерской целью. Несколько раз жизнь его была в опасности. В Буренинских юртах старшина стрелял в него. К счастью, пуля пронизала одежду святителя, не ранив его самого. А когда впоследствии старшина был схвачен и привезен под стражей в Тобольск, святитель взял его к себе на поруки и склонил к принятию христианства. Много помогали делу проповеди чудеса, происходившие иногда при крещении. Так, крестили раз слабую девочку. В реку для погружения ее пришлось нести на руках. Выйдя же из воды, она вдруг стала сильной, сама пошла домой и принялась там за тяжелую работу. Один десятилетний мальчик, у которого сильно болела нога, во время крещения вдруг выздоровел и побежал домой.

Надгробие над могилой митрополита Филофея в Троицком соборе Тюменского Троицкого монастыря. Фотография С.М. Прокудина-Горского. 1912 год

Всего крестил митрополит до 40 тысяч человек. Просвещая инородцев, заботился он и о том, чтоб утверждать их в христианстве. Он строил им церкви на деньги, исходатайствованные от казны, ставил часовни и кресты под навесами. Церкви снабжал утварью и всем нужным для богослужения, народу раздавал иконы и кресты. Священники должны были не менее трех раз в году объезжать новообращенных, назидая их в вере. Из детей инородческих выбирались способные мальчики и посылались в мужские монастыри и архиерейский тобольский дом. Там учили их грамоте и Закону Божию, готовя их к священному званию.

Для новообращенных были митрополитом испрошены значительные льготы, и он оберегал их, как отец. Был с ними приветлив, кроток, покрывая любовью их исконную грубость и темноту. Зато, когда приезжал он в их юрты, они бежали к нему, как дети к отцу, падали на землю, целовали ему руки и ноги, отвыкали ради него от своих дурных обычаев. Память о нем доселе с любовью хранится между их потомками: «Добрый был старик, народ в обиду не давал; комиссары и воеводы боялись его; остяков сильно любил; верный слуга Божий был; святой был человек». В 1715 году, по кончине митрополита Тобольского Иоанна, заместителя схимника Феодора, ему снова вверено управление той же епархией. Он ревностно принялся за дело, объезжал епархию.

В 1720 году он по прошению уволен был на покой, причем получил от императора Петра I за труды миссионерства похвальную грамоту. Трудов этих он не оставлял до кончины. Он поселился в Тюменском Троицком монастыре и жил здесь уединенной простою жизнью. Летом любил он ходить пешком за девять верст к Ивановскому монастырю, где удил рыбу. Зимой он учил грамоте детей инородческих.

31 мая 1727 г., в воссозданной им обители, среди взысканных им детей, старец схимитрополит Филофей-Феодор тихо почил. Во исполнение его завещания, тело его погребено в монастыре, против входа, – «дабы, – как гласит завещание, – мимоходящие попирали прах его ногами». Небольшое надгробие отмечает его могилу.

Светлая жизнь его произвела сильное впечатление на современников его, и жители Тюмени и других мест Сибири посещают его могилу и служат на ней панихиды.

Схимитрополит Феодор-Филофей был высокого роста, в старости несколько сгорблен. Бледное лицо его, осененное седыми волосами, выражало глубокий внутренний мир и одушевление.

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2021 г.