ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№11 2019 г.         

Перейти в раздел [Документы]

История образа святителя Луки в новоуренгойском храме Серафима Саровского

Когда вы заходите в уютную церковь в Новом Уренгое, освященную в честь преподобного Серафима Саров с кого митрополитом Тобольским и Тюменским Димитрием, то видите рядом с большой иконой святителя Николая Чудотворца небольшую икону святителя Луки Крымского. Этот святой человек жил во времена сравнительно недавние: 09.05.1877 г. – 11.06.1961 г. Подлинность его жизни и деятельности засвидетельствована и в документах КГБ, и в архивах Крымской епархии, и трудами в науке.

Еще помнят люди советского периода истории нашей страны те времена, когда считалось, что религию породило невежество и что она, в свою очередь, насаждает невежество.

Давайте вспомним, что письменность у славян появилась благодаря самоотверженному, подвижническому труду братьев-монахов Кирилла и Мефодия, которые, будучи образованнейшими людьми своего времени, не только создали славянскую азбуку, но и занимались обучением людей грамоте. Их вклад в культуру славян невозможно переоценить, так же как и в науку, ибо какая может быть наука без письменности? Давайте вспомним, что первые школы – церковно-приходские, первые библиотеки – при монастырях, первые высшие учебные заведения – семинарии.

Основатель Русской Православной Миссии в Иерусалиме архимандрит Порфирий был человеком энциклопедических знаний, чрезвычайных дарований, выдающийся византолог-востоковед и археолог. Про него говорили: «сердце, вместившее Восток». Четвертым руководителем миссии в Иерусалиме был архимандрит Антонин (Капустин) – ученый и дипломат, талантливейший администратор, благодаря тонкой интуиции и тонкой дипломатии которого были приобретены большие участки земли на Святой Земле для России на деньги от кружечного сбора народа со всей России и пожертвования отдельных русских граждан. Вот где истинный патриотизм, в отличие от патриотизма памятного нашему народу «кукурузника» Никиты Хрущева, который почти все эти земли отдал Израилю за несколько тонн полугнилых апельсинов, сгнивших окончательно по пути в Россию. Так где же невежество религии?

Невежество не в религии, а в людях. И вот – почти наш современник Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, архиепископ Симферопольский и Крымский, гениальный русский и советский хирург, ученый, доктор медицинских наук, профессор, духовный писатель, доктор богословия, лауреат Сталинской премии первой степени, а после канонизации – святой Лука. Человек, сумевший в себе сочетать ум гениального ученого, чьи труды признаны в мире, и беззаветное служение Богу. Это был ученыйпрактик, умевший делать такие операции на мозге, какие больше никто не мог повторить. Он был любим народом в стране атеизма при жизни, и народ расставался с ним с великой скорбью и преданностью. Чтобы проводы тела великого пастыря сделать поскромнее и не дать народу волю в проявлении своей любви, власти выделили автобусы для желающих проводить архипастыря в последний путь. Но люди не сели в автобусы, а легли на дорогу, перекрыв своими телами движение транспорта по всему пути до кладбища, и народ с честью и торжественной скорбью проводил великого духовного наставника и великого ученого в последний путь. И теперь люди с верою притекают к его иконе в надежде на помощь этого благословенного Богом врачевателя. И сейчас его образ напоминает людям молодым, с пытливым и живым умом, что вера не делает человека невежественным, покорным и трусливым. Следуя своему назначению в этой жизни, человек должен стремиться к знаниям о мире, сотворенном Богом, ибо за каждым открытием ученые открывают Бога. Молодой человек, ищущий «с кого делать жизнь свою», в поисках «на кого равняться»! Остановись перед этой иконой, вглядись в строгий лик, смотрящий прямо в твою душу, прочти биографию изображенного на иконе. Может, святой Лука и станет твоим наставником и маяком в том, как жить. Появление этой иконы со встроенными в нее мощами святого Луки в храме Нового Уренгоя имеет свою историю. И совсем неслучайно икона святого Луки оказалась рядом с иконой Николая Чудотворца. Вот эта история.

По-разному призывает к вере Бог. Вера Михайловна, жена милиционера, была в отчаянии от того, что супруг страдает алкоголизмом. Человек-то он хороший, отец ее дочери, а счастья в семье нет, и здоровье свое совсем загубил, и все изза этого зелья. Живут они в Казахстане в городе Усть-Каменогорске, недалеко от Семипалатинска. Тут и так-то тяжело, да еще пьянка мужа, да разлад в семье. Борется она с его пристрастием как может, всеми силами, со всей энергией и строгостью, а никакого результата. Уже вся вымоталась в этой борьбе. Как жить, что делать?! И вот, незадолго до преждевременной кончины своего супруга видит Вера Михайловна сон – не сон, а словно видение наяву. Прилегла она средь бела дня отдохнуть на кровать и вздремнула. И вдруг дверь в комнату резко открывается и входит старец в черных одеждах. Она села на кровати и смотрит на необычного гостя. А он приблизился к ней, да так стремительно, что еще и дверь не закрылась, а он уже возле ее кровати стоит. И говорит ей старец, указывая перстом на стоявшего в стороне мужа: «Он – забытый Богом человек, а ты за него молись». «Забытый Богом человек» стоял, раскачиваясь, безучастно ко всему, в своем привычном состоянии опьянения. И все исчезло, и старца словно не было. До дрожи потрясло это Веру Михайловну. А вскоре муж умер.

В тоске одиночества пошла Вера Михайловна в церковь и стала всматриваться в лики святых в надежде отыскать того, кто явился к ней вестником. Облик старца она не нашла, наверное, потому, что искала полного сходства и чтобы одежды были такие же черные. Но что-то получала ее душа при посещении храма, почему-то стало это для нее потребностью – приходить и посидеть в этих стенах, в этой тишине, в стороне от суеты жизни. Стала она покупать и читать церковные книги. И Библию прочитала, и труды некоторых святых отцов. Добросовестная комсомолка и атеистка, она открывала здесь другой мир, где есть утешение, надежда, прощение, любовь к ближнему и признание своей неправоты. Может, не так она боролась с пороком мужа своего? И стала она молиться за мужа, но теперь уже о его душе. И какой она была добросовестной комсомолкой, такой же добросовестной она стала христианкой. Добросовестный искренний человек – он во всем искренен и добросовестен.

Особенность людей того времени в том, что люди были и комсомольцами, и коммунистами, а корнями своими – христианами. Не может человек так коренным образом измениться за одно поколение. И какие бы лозунги ни писались, какие бы слова ни произносились, а душа тянулась к своим корням – не может никакое растение жить без корней своих. Людям объясняли, что религия – это невежество, что либо наука и свет знаний, либо темнота безграмотности, а вместе это не сочетается. И никто уже не хотел быть темным и невежественным, угнетенным и покорным. Но как это срастить со своими корнями? Люди и не задумывались над такими вопросами, но жили двойной жизнью: на виду атеисты, а в тайне христиане. Многие, даже дети некоторых партийных работников, были тайно крещены. Да и не понимали люди в душе, почему обязательно нужно отрекаться от Бога, если Кодекс строителей коммунизма составлен на основе евангельских заповедей. Идея построения бесклассового общества, где нет угнетения человека человеком, где все объединены отношениями братства и взаимопомощи, так похожа на описание Царствия Божия, так отвечала чаяниям народа, что народ искренне верил в возможность этого. Так же, как не всякий войдет в Царствие Божие, не всякий может быть членом того светлого коммунистического общества. Но если для вхождения в Царствие Божие человек должен сам над собой трудиться и заслужить такую участь, то в обществе социализма полагали, что можно перевоспитать любого человека, создать нового человека – человека коммунистического общества. По сути, стремились создать Царствие Божие на земле – в отдельной стране и без Бога. В эти страшные годы растерянности и разрухи переехала Вера Михайловна из Казахстана в Новый Уренгой, потому что жизнь в Казахстане для русских людей очень осложнилась.

Тогда в Новом Уренгое только-только возрождалось Православие. Существовала православная община, которую окормлял отец Михаил. Община мечтала о строительстве храма, а пока службы велись в вагончике, отопляемом обогревателями. В тесный вагончик людей набивалось так, что, прижатые плечом к плечу, они с трудом могли сделать движение рукой, чтобы перекреститься. Север – это особенный край. Он осваивался народами всех республик. Здесь в условиях такого холода, когда не выдерживало железо, люди выдерживали ради великой страны, ради идеи, на романтике и энтузиазме. Здесь не всякий мог жить, и жили настоящие люди, способные поступать по правилу Кодекса строителей коммунизма: сам погибай, а товарища выручай. Людей сплотили трудности жизни, суровый климат и тяжелый труд. Здесь, как нигде в другом месте, укоренились идеи товарищества, взаимовыручки, дружбы, доверия и честности. И этот суровый край стал для них родным многонациональным домом.

А теперь что же? Чья это страна? Чей это дом? Кто они в этом доме? Они не хотят распадаться, но что их теперь объединит? И вот обращается к ним священник отец Михаил: «Братья и сестры!» Вот они – те слова, которых люди жаждут: они опять братья! И нет большей заслуги перед Богом, чем отдать жизнь свою за други своя, подобно Христу. Вот что их теперь объединит – Православие, как во времена великого князя Владимира. Они снова будут стремиться к жизни в обществе справедливости и благоденствия, к Царствию Божию, которое оказалось невозможным на земле.

Община была сплоченной, и возглавлял ее человек самоотверженный, глава многодетного семейства, где вместе с несколькими родными детьми было несколько приемных – отец Михаил. Не жалел он сил, здоровья и трудов своих на дело, выпавшее ему. Вокруг тесного вагончика уже закладывался фундамент будущего храма, когда случилось то, чего следовало ожидать: ночью от обогревателей вагончик загорелся. И тут проявилось то, что уже было в людях Севера – их характер и способность на энтузиазме совершать трудовые подвиги. В немыслимо короткий срок были воздвигнуты стены нового храма. В нем еще не было отопления, а богослужения уже шли. И люди стояли вновь плечом к плечу северной зимой в холодном неотапливаемом помещении. И вновь и вновь отец Михаил обращался к людям со словами, которых жаждали сердца людей: «Братья и сестры!». Вера Михайловна была и свидетелем, и участником всех этих событий. Она тоже посещала и богослужения в вагончике, и в холодном помещении, между словно в сказке выросших среди зимы стен, где было всего несколько икон и стоял туман от конденсата людского дыхания, и в уютном теплом храме, освященном в честь преподобного Серафима Саровского.

А образ старца не выходил из головы у Веры Михайловны. Стала она ездить по святым местам да по монастырям. В паломнической поездке во Святую Землю три раза была. Довелось ей наблюдать схождение Благодатного огня, и удивлялась она, что огонь этот не обжигает, им можно умываться, и даже волосы не вспыхивают и одежда не воспламеняется. Была она и в Троице-Сергиевой лавре, где хранятся мощи Сергия Радонежского. И во всех церквях образ старца, ей привидевшегося, искала. И вдруг, не в Израиле и ни в какой другой стране, а в Харькове в Богоявленском соборе она увидела этого старца во весь рост. Икона была вышита бисером, а лик был написан красками. Особенность этой большой иконы была в том, что в какой бы угол церкви ни встать, а глаза с иконы на человека смотрят. Это была икона святителя Николая Чудотворца.

Долгим и извилистым был путь Веры Михайловны к старцу, призвавшему ее к вере, но суждена была ей эта встреча. Новая жизнь сводила ее с новыми людьми, и на это был промысел Божий. Духовным отцом ее стал Виктор Замановский, служивший в Санкт-Петербурге в часовне, где лежат мощи Ксении блаженной. Батюшка Виктор удостоился быть в составе комиссии, которая поднимала мощи святого Луки через тридцать лет после погребения. Присутствующим батюшкам дарились частички мощей святого. До пенсии проработала Вера Михайловна в Новом Уренгое, а потом переехала в Курск, чтобы быть вблизи святого места – Курской Коренной пустыни и поближе к своему духовному отцу Виктору.

Жизнь вблизи Семипалатинска и в условиях Севера и переезд в другой город, перемена климата сильно подорвали здоровье Веры Михайловны. Заболела она тяжело и лечение результатов не давало. И оказал ей щедрость великую духовный отец Виктор – отделил частичку от мощей святителя Луки. Исцелилась Вера Михайловна. И задумалась тогда она о том, что владеет одна великим сокровищем. А там, на Севере, в городе, ставшем ей родным, остались ее дочь и внуки и люди, живущие в суровом климате. И загорелось ее сердце желанием подарить частичку мощей городу, где живут ее дочь и внуки, чтобы и они в случае немощи могли приложиться к святыне и получить помощь. Подарить икону с мощами святого этому храму, который имеет такую героическую историю, подобную героической жизни северян.

С благословения отца Виктора заказала она икону святого Луки в иконописной школе города Курска, где иконы пишутся по старинным технологиям. Позолота сусальным золотом толщиной в микроны мягкой кисточкой навсегда притирается к поверхности иконы. Заказ выполняла девушка Ксения. Именно к ней посоветовал обратиться отец Виктор потому, что знал ее как девушку благочестивую и хорошую художницу. Сложный орнамент, кропотливая работа, высокохудожественное мастерство, но главное – в икону вмонтирована капсула с частичкой мощей святителя Луки. Денежную дороговизну этой работы с Верой Михайловной разделили благочестивые прихожанки Нина Нартова и Антонина Тюрина. Икона открывается, и под ее стеклянную дверцу Вера Михайловна повесила золотую цепочку с золотым крестиком в знак благодарности за полученное исцеление.

Привезла Вера Михайловна эту святыню в Новый Уренгой и остановилась в квартире своей дочери Елены. Во время отсутствия Веры Михайловны к дочери пришла в гости подруга Ирина. «Иди сюда, – сказала подруге Елена. – Пока мамы дома нет, я тебе что-то покажу». И они открыли икону и потрогали руками эту капсулу с мощами. И, по словам Ирины, от капсулы исходило тепло живого человеческого тела.

Вот настал день, когда Вера Михайловна понесла свой подарок городу и церкви Серафима Саровского в Новом Уренгое. И так чудно все устроил Бог, что в этот день службу вел владыка Николай. «Смотрю я на владыку, а он на меня смотрит, и как-то понял, что я что-то сказать хочу, – вспоминает Вера Михайловна. – Подошел он ко мне и спросил, а я протянула ему икону и сказала, что хочу ее церкви подарить. Принял он у меня икону с почетом и благоговением. К людям, стоящим в храме на службе, обратился и сказал им свое слово и об иконе, и о святом Луке, и мне благодарность выразил».

Так, волей Божией достойнейшим образом, принародно, руками самого владыки Николая была принята икона святителя Луки. И как-то без просьбы даже Веры Михайловны, но к умилению ее сердца, обрела она свое место рядом с иконой святителя Николая Чудотворца, с видением которого и начался путь духовного возрождения Веры Михайловны.

Сего дня любой же лающий может подойти к иконе с просьбой к врачевателю тела – гениальному хирургу и ученому Валентину Феликсовичу Войно-Ясенецкому и врачевателю души – архиепископу Луке. Ибо для жизни важно здоровье не только тела, но и болящий дух может сделать жизнь невозможной. Каждый желающий сможет созерцать образ человека, который так много претерпел в своей жизни, но не сломился перед обстоятельствами, пронес свой крест до конца, все приняв и не свернув со своего пути. Каждый может взирать на образ человека, который своим жизненным подвигом показал, что вера не ведет к невежеству, но помогает достичь вершин в науке, ибо за каждым открытием ученые открывают Бога.

Когда я делала фотографию иконы для статьи, то, посмотрев кадры, удивилась тому, что солнечные блики сложились так, словно под стеклом иконы горят две прозрачные свечи. Само северное солнце зажигает свечи перед образом того человека, чей душевный уклад остается загадкой для современных ученых.

Молитва святителю Луке читается при недугах тела, души, при семейных проблемах и жизненных трудностях: О, блаженный святитель Лука, услышь и прими нас, грешных, обращающихся к тебе с молитвой! Ты привык в жизни своей принимать и помогать всем, нуждающимся в твоей помощи. Выслушай же и нас, скорбящих, с верой и надеждой к твоему заступничеству взывающих. Даруй нам скорую помощь и чудесное исцеление! Пусть не расточится ныне твое к нам, недостойным, милосердие. Нас, страдающих в суетливом мире этом и нигде не находящих утешения и сострадания в душевных скорбях и телесных болезнях, – исцели. Избавь от искушений и мучений дьявола, помоги донести свой жизненный крест, перенести все трудности жизни, и не утратить в ней образа Божия, и веру православную сохранить. Дай нам сил иметь на Бога твердое упование и надежду, нелицемерную любовь к ближним, чтобы, когда придет время расстаться с жизнью, достигнуть нам Небесного Царствия вместе со всеми угодными Богу. Аминь.


Ольга БОРИСОВА,
г. Заводоуковск

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную

ИСКОМОЕ.ru
православная
поисковая
система
Религия и СМИ
Рейтинг ресурсов "УралWeb" Сербская Православная Церковь в Голландии
Современные сказки

Официальный сайт Тобольской митрополии

Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2019 г.