ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№11 2016 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Добровольческий социальный проект «От сердца к сердцу»

Предлагаем читателям «Сибирской православной газеты» интервью, подготовленное по материалам эфира передачи «Светлый час» на радио «Вера» в Тюменской области от 30 сентября 2016 года. (Печатается в сокращении).

– Добрый вечер, уважаемые радиослушатели. В студии с вами председатель издательско-информационного отдела Тобольской митрополии священник Григорий Мансуров, и сегодня у нас в гостях координатор проекта «От сердца к сердцу» Осоткина Марина и участница проекта Шмакова Анна. Тема разговора – добровольческий проект «От сердца к сердцу» в рамках социального служения Тобольской митрополии. Социальному служению Патриарх Кирилл уделяет большое внимание. Действительно, мы становимся лучше, добрее, когда занимаемся не только какими-то своими обязательными делами, но и стараемся помогать людям, окружающим нас.

Забегая вперед, скажу, что наши сегодняшние гости посещают онкологический диспансер, встречаются с больными детьми, помогают им в освоении школьной программы, проводят уроки общего развития для дошколят и вот в этом находят себя, в этом себя реализуют.

– Марина, расскажите, как появился Ваш проект, как лично Вы пришли к этому служению?

– Мне всегда хотелось помогать, делать что-то доброе для других людей, приносить пользу обществу. Проект так и появился: прошлым летом я обратилась к заведующему отделением в медицинском городе, предложила вот такую идею, и нас поддержали. С лета начала ходить я, а осенью обратилась через социальную сеть и предложила другим людям тоже поучаствовать. Нашлись люди, которые поддержали идею и которые участвуют в проекте уже в течение целого года.

– Анна, а как Вы попали в проект «От сердца к сердцу», что Вами движет и двигало, когда Вы занялись этим добровольческим движением?

– Все началось с августа прошлого года, когда я увидела что в группе «Волонтеры ТюмГМУ» собирают людей для онкодиспансера для помощи детям, и как раз это была первая встреча. Я познакомилась с Мариной, там был также Андрей Александрович (представитель отдела социального служения епархии – прим. ред.), и мы стали думать, планировать, как мы можем помочь детям, как вообще развивать это направление, и с этого все началось – просто из группы Вконтакте «Волонтеры ТюмГМУ».

– Что движет людьми, которые хотят потратить часть своего времени, зачастую, кстати, значительную часть своего личного времени, на других, на детей. Что вами движет, Анна, Марина? Христианские идеалы? Призыв Христа помогать ближним? Какая-то внутренняя потребность? Ведь можно заняться своими делами, почитать книги, сходить куда-нибудь, выспаться, в конце концов?

– Конечно, можно заниматься своими делами, но лично мною, как верующим человеком, движет желание помочь людям. Все зависит от человека, от его ценностей, убеждений. В нашем движении есть не только христиане, но и мусульмане, и также вообще не религиозные люди. Те, кто не религиозные, говорят, что они просто хотят делать что-то для общества, что-то для этих детей, как-то развиваться, помогать государству даже. Это совсем разное. Когда верующий человек, им движет служение, он это видит как служение Богу, а когда не верующий человек – это больше помощь обществу, помощь людям, развитие самого себя.

– Моральная внутренняя отдача присутствует после занятий с больными детьми? То есть компенсация не материальная, а духовная и эмоциональная – ощущаете Вы ее после таких посещений?

– Безусловно. Когда волонтер идет служить, то он отдает частичку себя, он дарит себя нуждающемуся человеку, но он гораздо большее черпает и для себя, то есть наступает очень большая переоценка, переосмысление жизни. Ты радуешься, чувствуешь себя счастливым просто от того, что вот ты смог хоть что-то полезное сделать для кого-то, чем-то порадовать. Ну и, конечно, это мотив служения, призыв Христа служить ближнему.

– Марина, давайте расскажем нашим радиослушателям, в чем конкретно Ваше служение состоит. В настоящий момент Вы посещаете одно лечебное заведение – в общем-то, дай Бог, чтобы хотя бы на него хватало сил. Однако хотелось бы в перспективе видеть Вас и в других больницах. Кстати, сколько всего сейчас участников в Вашем движении?

– Постоянных девять, и где-то еще примерно столько же непостоянных, тех, кто ходит периодически. Сейчас есть такая тенденция – обращаются, интересуются, стремятся присоединиться, и я думаю, мы должны в этом году принять еще новых участников.

– В чем состоит работа? Приходите Вы в больницу – и что дальше?

– Во-первых, в начале недели я узнаю, кто из деток лежит, какого возраста, нет ли новых. Большинство из них лежат долго – этих деток уже всех знаем. Наша задача не просто прийти, но и еще помочь им развиваться: мы стараемся помогать детям осваивать дошкольную и школьную программы, приходим с какими-то занятиями. У каждого волонтера есть свой участок ответственности, свой отдельный предмет, с которым он приходит к ребенку. Ну и, конечно, обязательно проводим творческие занятия, делаем поделки, рисуем, лепим, играем в игры. Потому что эти детки, раз они очень ограничены в общении, очень рады играм, для них это очень ценно.

– Анна, скажите, но ведь больница, тем более онкологический диспансер, это закрытое лечебное заведение, наверное, есть какие-то ограничения для посещения детей, то есть если доброволец, например, заболел, то приходится с кем-то меняться?

– Да, на самом деле у детей очень слабый иммунитет, когда они поступают, им необходимо поднять лейкоциты. Мы говорим всем, что, во-первых, должна быть защита: то есть люди приходят в халате, в маске, в сменной обуви, и обязательно, чтобы были здоровы. Также обязательно наличие флюорографии, чтобы никого из детей мы не заразили. И сами дети, когда мы с ними играем, находятся в масках, чтобы их иммунитет не пострадал.

– Волонтерское движение, добровольческое движение – в чем разница и как они появились?

– Волонтерские движения появлялись, когда шли какие-то военные действия. Собиралось много добровольцев для помощи как на фронте, так и в медицинских отрядах. В 1990-х годах пошел спад волонтерского движения, однако мы видим, что сейчас волонтерство снова приобретает свою значимость в других формах.

– Давайте подробнее поговорим о людях, к которым Вы ходите. Понятно, что дети подчинены какому-то сложному режиму и в питании, и в общении, гулять не всегда могут. Давайте немного расскажем об этих детях. У кого-то из нас все хорошо, но нужно представлять, как бывает тяжело нашим соседям, ближним нашим, чтобы мы научились ценить то, что имеем. Давайте немного об атмосфере поговорим, которая царит в таких заведениях, и как можно этим детям помочь. Наверное, иногда достаточно просто потратить на них свое время, и они уже будут благодарны?

– (Марина) В детском онкодиспансере возраст от года и до 18 лет, сейчас вот много дошкольников, к сожалению. Мы, конечно, когда к ним приходим, стараемся как-то их порадовать, чтобы улучшить их эмоциональный фон, потому что в их лечении важно все, даже их настроение, их настрой на борьбу с болезнью. Когда начинаешь ходить, то осознаешь, насколько ты счастлив, насколько у тебя все хорошо. Дети здесь во многом ограничены, они не имеют возможности общаться со своими сверстниками, не имеют возможности посещать детский сад, школу, то есть это либо нахождение в больнице, либо нахождение дома в ограниченном пространстве. В основном их общение – это их родители.

– Рады они бывают Вашим приходам? Или для них это в тягость: ну вот, уроки пришли делать, сейчас будут рассказывать нам математику.

– Детки, попадая в больницу и оказываясь в такой вот ситуации ограничения, особенно подростки старшего возраста, очень рады этим занятиям. Они начинают переосмысливать, задумываться. Вся обычная жизнь, которую мы в суете не замечаем, для них – это ценность. Для них жизнь приобретает яркие краски. Вот мы идем по улице и не радуемся, что для нас светит солнышко, для нас это все обычно. Для больного ребенка – это радость. Когда он выйдет, он сможет всем этим насладиться.

– Есть ли возможность дальнейшего расширения Вашего проекта? Ведь в онкодиспансере не только дети лежат, но и взрослые. Наверное, они тоже нуждаются в поддержке? Есть ли у Вас планы, надежды, что к Вам присоединится большее количество участников?

– Мы, безусловно, на это надеемся. Изначально мы думали сначала охватить детей, а потом уже помогать и взрослым. Надеемся, что так и сложится. Простое общение, прийти, в чем-то помочь, подать, почитать – для взрослых это тоже будет важно.

Конечно, если людей мало, то и мы ограничены. В будущем планируем заниматься с детками-сиротами, с детками-инвалидами, с детками, оказавшимися в трудной жизненной ситуации. Поэтому для нас очень важно, чтобы к нам присоединились люди, которые хотели бы помогать.

– Какие помощники Вам нужны? Вы же приходите не только поиграть, но и проводите уроки, например, русский язык, математику. Кстати, откуда берутся учебники, тетради, с собой приносите?

– Нам пожертвовали по два экземпляра учебников. Есть также программы, которые нам помогла разработать школа. Что-то девочки готовят из Интернета, я, например, по учебникам готовлю материал.

…В этом году нам повезло, мы выиграли в двух конкурсах. Это грантовый конкурс «Православная инициатива» и наш региональный конкурс. Эти выигранные суммы очень сильно нам помогли организовать деятельность. Если в прошлом году у нас не было даже элементарного: красок, пластилина и альбомов – в основном это все покупалось на свои средства, – то в этом году мы можем спокойно запланировать и купить весь необходимый материал для занятий из средств грантов.

– Насколько мне известно, при онкологическом диспансере есть сестричество. В основном это люди старшего поколения, в отличие от Вашего добровольческого движения. С ними взаимодействуете?

– Конечно, они и детьми, и взрослыми занимаются, но у них немножко другая задача, они духовно направляют – готовят к таинствам, а потом приглашают батюшку, чтобы причастить. Мы с ними взаимодействуем в текущих вопросах, они нам тоже литературу жертвовали. Ну, еще, конечно, я к ним обращалась, так как они регулярно читают молитвы. Я им давала список деток, чтобы они молились, потому что в таком тяжелом заболевании очень важна молитва.

– У некоторых людей, которые, возможно, хотели бы поучаствовать в Вашей работе, наверное, имеются какие-то страхи. Может быть, им не будет хватать времени? Давайте попробуем разубедить их в этом.

– Одна из девушек написала мне: «Здравствуйте, хочу заниматься волонтерским движением, но я поступила на первый курс. Я боюсь, что не буду успевать, потому что учеба в медицине – это тяжело, и я не знаю, что я буду там делать». Я сказала, что первый раз просто нужно съездить с уже действующим волонтером и посмотреть, как проходит эта работа. Если у вас желание останется, то будете продолжать. А время – всего лишь 2 часа нужно в неделю.

– Анна, может быть, у Вас есть какието яркие воспоминания, запоминающиеся эпизоды из Вашей добровольческой практики помощи детям?

– Самое интересное – это когда приходишь к детям, а они все меня уже знают, и они ждут, бегут навстречу, и родители все это видят и радуются этому! И просто все такие очень счастливые. Мы садимся и начинаем что-то лепить или рисовать. Когда их много, есть те, которые активные, сейчас их как раз выписали, мы просто можем по коридору с ними бегать, играть в догонялки, играть в прятки, и такой ор по отделению! Нас сначала ругали, потом решили, что пусть бегают. И мы сами потом уходим оттуда счастливые, позитивно заряженные.

– В больнице, наверное, шумно, когда играете с детьми: там режим свой – врачи должны лечить, пациенты должны лежать и не мешать врачам их лечить. Больница всегда готова принимать такую вот помощь? Не вносит ли это сумятицу в ее работу?

– Мы стараемся соблюдать режимные моменты, но вообще нас врачи и руководство поддерживают. Сам детский онколог говорит о том, что именно вот это настроение детское, когда его поднимают, оно очень важно для выздоровления ребенка. Поэтому нашу деятельность там поддерживают.

– Марина, «От сердца к сердцу» – что значит это название?

– «От сердца к сердцу» означает то, что, занимаясь детьми, мы, конечно, отдаем частичку своего сердца, частичку себя, частичку своей души. «От сердца к сердцу» – это как раз подразумевает, что и мы дарим, и нам дарят, мы сами получаем от нашей деятельности очень многое.

– А кроме вас, много ли в Тюмени других волонтерских движений?

– Добровольческие движения, конечно, есть. Сейчас их стараются распространять в институтах. Есть девушка верующая православная, которая организовала работу с детками больными лейкозом. Есть также девушка, которая организовала движение «Тюмень, подари ребенку праздник». Они приезжают в различные виды учреждений и устраивают праздник. Это немножко другой формат. Мы стараемся ходить на постоянной основе, каждый день. У нас цель, чтобы каждый день к деткам приходили волонтеры, чтобы каждый день детки были заняты.

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2021 г.