ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№8-9 2020 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Памяти Светланы Валерьевны Поливановой. 28.08.1964 – 15.05.2020

5 мая скончалась православный журналист и писатель, неоднократный призер фестиваля «Православие и СМИ», проводимого в Тобольско-Тюменской епархии, преподаватель и общественный деятель Светлана Валерьевна Поливанова.

После публикации Союзом журналистов Югры известия о кончине Светланы Валерьевны люди, знавшие ее, отозвались комментариями, в которых характеризовали умершую самыми добрыми словами:

«Удивительная Женщина! Необычайной доброты, ума и терпения. Как рано ее не стало… Как велика утрата… Царствие Небесное рабе Божией Фотинии» (Лидия).

«Светлана останется в моей памяти как Боец за правду. Нам вместе пришлось отстаивать ее в те далекие буйные годы в городе Радужном. Была прекрасной собеседницей, неравнодушным человеком. Очень жаль, что жизнь такого прекрасного человека оказалась очень короткой. Как говорят в народе, хорошие люди и Там нужны. Царство Небесное и вечная память…» (Владимир Андреев).

«Добрый, светлый человек! Общественный деятель, много сделавший для людей, нуждающихся в помощи, заботившийся не только о тех, кто просил о помощи, но и о тех нуждающихся, кто не просил, но вместе со своими детьми довольствовался малым. Редкое качество! Часто не считают за честь или просто не думают о помощи малообеспеченным и многодетным семьям. Всех добрых дел Светланы Валерьевны не перечислить. Упокой Господи душу рабы Твоей Фотинии!» (Элина).

«Мы потеряли борца с равнодушием, множеством пороков… Большой широкой души коллега и Человек. В ее семье профессионально воспитывали милосердных, честных, заботливых. Скольким помогла, согрела, спасла от сиротства» (Владимир Елфимов).

В память о Светлане Валерьевне предлагаем на страницах «Сибирской православной газеты» материал, подготовленный редакцией «Новостей Югры» вскоре после кончины журналиста, а также статью Светланы Валерьевны, посвященную мученику Феодору Тобольскому, написанную три года назад и опубликованную на сайте «Православие.ру» (ссылка)

Не стало
Светланы Валерьевны Поливановой

15 мая пришла печальная новость: скончалась югорский журналист, писатель, общественный деятель Светлана Поливанова. Поверить в произошедшее очень сложно. Ведь до последнего дня жизни она жила работой и творческими планами. Она собиралась писать очерки про югорчан-фронтовиков для газеты «Новости Югры», с которой связала большую часть своей творческой жизни. Впоследствии издать о них книгу. Увы, этим планам не суждено сбыться.

Мы запомним Светлану как высокопрофессионального журналиста. Она писала о людях, и вряд ли кто-то делал это лучше, чем она… Мы запомним ее как очень хорошего, неравнодушного человека, для которого не было чужой беды. Она боролась за историческую справедливость – тому подтверждением служат ее очерки про наших земляков, которые пережили противоречивые и трагические времена 20-30-х годов. Ее книга «Вера в опале» посвящена теме репрессий против Русской Православной Церкви в 30-е годы прошлого века, рассказывает о судьбах священников и их прихожан, не потерявших веру в Бога в эти страшные времена.

Она вместе с другими общественниками делала все, чтобы защитить институт семьи от ювенальных и прочих технологий, которые проникли, к сожалению, и в нашу страну. Она помогала семьям, землякам, попавшим в трудные жизненные обстоятельства. Несколько лет тому назад наш коллега Михаил Осипов написал очерк о семье Светланы. В память о Светлане Валерьевне Поливановой публикуем его здесь. Редакция «Новостей Югры» выражает соболезнования семье и близким. Скорбим вместе с вами.

ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО СЕМЬИ ПОЛИВАНОВЫХ

Семья крепка историей и традициями Многие представительницы прекрасной половины материально вполне обеспечены и могут заказать чадо из пробирки. Напротив, и мужчине сегодня не нужна жена, чтобы продолжить свой род. Можно «попросить» за деньги выносить ребенка суррогатную мать. Тем не менее, тот же Филипп Киркоров хочет, чтобы его дочь воспитывал кто-то из его родственников. Значит, все-таки без семьи не обойтись? Да и как мама объяснит ребенку, что у него, например, нет отца, а всего лишь есть безымянный донор спермы?

Любым девчонкам и мальчишкам, живи они хоть в каменном веке, хоть в атомном, нужны нормальные адекватные мама с папой, которые научат, как выжить в этом порой чуждом человеку мире, необходимы бабушка и дедушка, которые своей безумной любовью должны обязательно баловать внуков, нужны братья и сестры, которые не просто люди, с которыми вместе живешь, а твое другое «я». Чтобы состоялся человек, нужны особые семейные традиции, история семьи, прадедушки и прабабушки, которыми можно гордиться. Нужен не просто род, а Род с большой буквы, который будет и примером, и защитой, и неотъемлемой частью личности. Династия. Пусть она проявится не только в преемственности профессии, но и в общественной деятельности.

Какая связь существует между школьным кружком «Память» в Ханты-Мансийске, окружным радио 60-70-х годов, Бразилией, национальным героем Парагвая генералом Беляевым и Героем Советского Союза Николаем Сириным? Это станет ясно из рассказа известной в округе журналистки, ныне заместителя главного редактора журнала «Югра» Светланы Поливановой. Многие наши коллеги знают, что ее отец – Валерий Поливанов – в свое время был одним из ведущих журналистов окружного радио. А вот что вспоминает она сама:

– Я коренная сибирячка, здесь выросла, жила и живу, – рассказывает Светлана Валерьевна. – Хотя мои предки, как и у многих других, приехали сюда незадолго до начала Великой Отечественной войны. В архиве нашли материал, что мой дед Павел Поливанов в 1939 году был главным бухгалтером Сбербанка (тогда он назывался более скромно – «Сберкасса»). В 1941 году из Ханты-Мансийска он был призван на фронт. В победном 1945-м дедушка вернулся, правда, через год от ран, полученных на войне, скончался. Другой дедушка – Гафар Салямов (у меня мама татарка), сдав свою «бронь», ушел добровольцем на фронт и погиб в 1941 году в битве под Москвой – сгорел в танке. Я, конечно, очень жалею, что у меня не было дедушек, я не знаю, что это такое. Но это беда целого поколения – и наши папы и мамы, и мы – в этом сироты.

Отец Светланы Поливановой родился в 1942 году в Октябрьском районе. По словам Светланы Валерьевны, он был патриотом своего края. Валерий Павлович работал на радио, занимался краеведением.

– Окружной центр был тогда намного меньше нынешнего, – рассказывает Светлана Поливанова. – Помню, Дом радио находился на улице Ленина, а жили мы на том месте, где сейчас биатлонный центр. Так вот, отец всегда шел пешком с работы домой и всегда приходил с лукошком, полным грибов и ягод. Он был заядлым рыбаком, охотником. К рыбалке он приучил и нас, своих детей. У него всегда была своя лодка, и на ней он возил нас на рыбалку. Мы знаем, как ловить рыбу, как разводить костер на берегу, как варить уху. Научил он нас любить лес, ориентироваться в нем. Поэтому меня тайга не пугает: для меня она абсолютно нормальная среда, в которой мы выросли, тогдашнее поколение мальчишек и девчонок Ханты-Мансийска.

Творчество Валерия Поливанова сочеталось именно с любовью к родному краю, природе, в которой он черпал свое вдохновение, силы. Когда его дочь Светлана училась в 7-м классе средней школы №1, он организовал на базе этого класса кружок «Память» и увлек как саму дочь, так и ее товарищей историей Великой Отечественной войны.

– Мы помогали ему собирать исторический материал, писали письма родственникам Героев Советского Союза, которые ушли на фронт из Ханты-Мансийска, – вспоминает Светлана Поливанова. – Когда я вернулась в Ханты-Мансийск и пошла делать материал в школу №1, руководитель школьного музея нашел письмо, в котором была открыточка – от меня, в которой я просила адресата ответить и дать информацию. Сохранили в музее и ответ на мое письмо.

Повлияла на выбор профессии журналиста Светланы Поливановой творческая командировка ее отца в Ростовскую область, куда он вместе с дочкой поехал собирать материал о погибшем там земляке, Герое Великой Отечественной войны Николае Сирине. Именно путешествие по местам исторических событий, беседы с их очевидцами (а тогда были живы люди, хорошо помнившие войну) подвигли Светлану, тогда еще ученицу средней школы, взять тяжелый отцовский магнитофон «Репортер» и делать свои первые записи, заметки.

Мам, ты же мой лучший друг!

– Мама, Татьяна Григорьевна Поливанова, меня научила уважать семейные традиции, бережно относиться к родственникам, пусть даже самым дальним, – продолжает моя собеседница. – Она была и сейчас, уже после смерти отца, остается центром нашей семьи, человеком, у которого просят совета, приходят делиться печалями и радостями. Именно мама настояла на том, чтобы я продолжала учебу, получила высшее образование

– Папа всегда был мне другом, наставником и собеседником, – рассказывает Светлана. – И благодаря отцу я эти взаимоотношения привнесла уже и в собственную семью. Мы с дочкой Кристиной такие же друзья, как и я с папой.

Кристина переняла от мамы и деда любовь к чтению. Поэтому не случайно, что она училась в гуманитарном классе, с углубленным изучением русского языка и литературы. По этим предметам она занимала призовые места на городских олимпиадах («Большое спасибо за эти успехи педагогам школы №3 Ханты-Мансийска», – говорит Светлана). А в 9-м классе Кристина прочитала всего Достоевского, что, согласитесь, не каждому взрослому под силу. Но это чтение помогло ей сформироваться как личности.

Кроме того, у девочки обнаружились и музыкальные способности: она окончила музыкальную школу Центра искусств для одаренных детей Севера по классу фортепиано, а при храме посещала ансамбль древнерусского пения «Анастасис». Педагоги прочили ей большое музыкальное будущее, предлагали учиться дальше, но жизнь распорядилась по-своему. – Я пришла к вере, в храм уже сложившимся человеком, – вспоминает Светлана. – И, наверное, уже под влиянием Православия я во многом изменила свое мировоззрение, отношение к жизни. Для меня слово «традиции» обрели естественность, полноту. Я поняла, какой должна быть семья. Я сегодня выступаю за патриархальную семью. За многодетную, за семью, в которой будет много детей. За семью, где муж – глава, а жена «за мужем». Моя дочь начала выстраивать свои семейные отношения именно в православных традициях, по которым русский народ жил почти две тысячи лет, это дало ей и новые возможности для развития ее личности. Когда меня спрашивают, как Кристина вышла замуж, я говорю: «Это чудо Божье! С человеческой позиции оценить и осмыслить это невозможно».

Случайное – не случайно!

Можно согласиться со словами Светланы, что знакомство ее дочери Кристины, жившей в Ханты-Мансийске, и студента духовной семинарии Дениса, учившегося в Московской области в Сергиевом Посаде, без участия Провидения вряд ли бы состоялось. Слишком уж огромное расстояние, даже чисто географически, между потенциальными женихом и невестой. А дело было так. Светлана с Кристиной (когда той было 16 лет) поехали в Дивеево, к преподобному Серафиму, и заехали в Муром, в храм, где находятся мощи святых князя Петра и княгини Февронии, которые, как известно, являются покровителями православного брака.

– Мы зашли в храм, встали у мощей, и я сказала Кристине: «Дочь, проси себе жениха», – рассказывает Светлана. – И вот, когда мы вернулись из Мурома в Ханты-Мансийск, прошло всего три дня, вдруг в наш город приезжает Денис, и они знакомятся с Кристиной. Это было настолько быстро. Только она попросила жениха, и вот он уже тут. А случилось так: Денис с братом отправились в Урай, где прошло их детство. А по пути, в Тобольске, встретили протоиерея Сергия – настоятеля Ханты-Мансийского прихода храма в честь иконы Божьей Матери «Знамение». И он пригласил их в гости в Ханты-Мансийск. Здесь Денис с Кристиной и встретились. «Все случайное не случайно», – люблю повторять я. И когда у них было венчание (Кристине тогда было 18 лет), то первой иконой, которую им подарили, была икона святых Петра и Февронии Муромских.

– Вас не испугало, что так быстро, так рано повенчали? – не могу не задать я Светлане такой вопрос.

– Моя мама меня до сих пор иногда ругает за то, что я дочь рано замуж выдала. С точки зрения обыкновенного человека, может быть, это и рано. А вот с точки зрения русских традиций, православных традиций… А я увидела в этом волю Божью, если Он их с разных концов России познакомил, соединил. Многие мои одноклассники, сверстники – и в 25 лет поженились, а браки счастливыми не были. А некоторые в 16 решили связать свои судьбы. Я считаю, что все зависит от того, какие установки при создании семьи. Если люди умеют понимать друг друга, прощать, терпеть недостатки друг друга – они будут долго вместе счастливы. Не зря говорят, что венчание – Таинство. Я, когда вступала в брак, думала: «Ну, не поживется мне с мужем – разведусь!» И ведь многие люди пробуют, живут, расходятся, опять сходятся, все пробуют и пробуют, а ни семьи, ни счастья нет. А тут перед Богом даешь обет, что будешь верен избраннику. Когда Денис и Кристина повенчались, я его стала воспринимать как сына, вторую «половинку» моей дочери. Сейчас же такие наступили времена, все мы гордые, не умеем прощать друг другу. А в Православии есть только два пути спасения: или монашество, или семья! Нет другого пути спасения. Выбрал семью – неси свой крест.

На далекой Амазонке…

И не думала Светлана, что судьба направит Кристину и ее мужа не просто далеко, а очень далеко. Как говорили в русских сказках – за тридевять земель. Сначала Денис служил в Московской Патриархии в отделе внешних церковных связей. Но потом его отправили служить в Бразилию, к русским мигрантам, которые в начале ХХ века уехали жить в Бразилию. Теперь там обитают их потомки. И единственное, что связывает между собой этих людей ныне, – Русская Православная Церковь. Именно храм – то место, где они слышат родную речь, где они возвращаются на свою историческую Родину, это то место, где сохраняются русские традиции. Именно Православная Церковь за рубежом помогает национальной самоидентификации потомков русских мигрантов.

Самый южный, знойный бразильский штат Риу-Гранди-ду-Сул стал местом служения батюшки родом из Урая и матушки, рожденной в Ханты-Мансийске. Поселилась семья русского священника в городке, размерами и численностью похожем на Ханты-Мансийск, – Санта Розе. На этом сходство двух мегаполисов, пожалуй, и заканчивается. У отца Дионисия два прихода. Один храм – в Санта Розе, в честь апостолов Петра и Павла, а второй – в Кампина-дас-Мисойнс, в честь Иоанна Богослова. Отец Дионисий часто бывает в поездках, и не только в Бразилии, но и в Аргентине, в Чили. Русских православных там много, а храмов не хватает. До рождения дочки его сопровождала жена.

Дочь назвали Людмилой. Родилась она в России, в Московской области, и теперь живет в Бразилии, вместе с папой и мамой. Бабушка Света в ней души не чает: была вместе с дочкой во время рождения внучки в Подмосковье и не побоялась съездить в гости к детям в Бразилию. Если учесть, что для многих бабушек в соседний город съездить к детям – уже препятствие, то это смелый поступок.

– Что я раньше знала о Бразилии? – рассказывает Светлана. – То же, что и все: там много-много диких обезьян! Но когда приехала, удивилась: страна, динамично развивающаяся. Люди живут благодаря малому бизнесу: открывают свои мастерские, пекарни. Налоги, правда, большие – 27%, но после уплаты налогов государство о предпринимателях как бы «забывает» – с проверками многочисленные надзорные службы не приходят. Благодаря этому страна переживает экономический рост, который можно сравнить с китайским чудом. Аборты запрещены, и с демографическими проблемами, как в России, бразильцы не сталкиваются.

У батюшки и матушки большой одноэтажный дом, который есть у каждого среднестатистического бразильца. Огромный холл, зал, две спальни, кабинет, большая кухня, двор вымощен керамической плиткой. На территории дома есть отдельное здание – там Кристина организовала школу для детей, где русские бразильцы изучают язык своих предков. Семья недавно купила новую машину – часть денег выручили, продав старенький «жук», а часть денег выделила Московская Патриархия: для батюшки машина не роскошь, а средство передвижения по всему южноамериканскому континенту во время его миссионерских поездок.

– Один из интересных проектов, который батюшка с матушкой осуществили в Латинской Америке, – приезд и встреча потомков генерала Беляева, национального героя Парагвая, – рассказывает Светлана. – Генерал эмигрировал туда после революции. Надо сказать, что его сестра была второй женой Блока. Когда в 1930-х годах прошлого века Боливия выступила против Парагвая, генерал Беляев возглавил армию, в которой были и русские казаки. Это особенная черта русского человека – встать на защиту справедливости, на защиту тех, кто угнетен.

Русский генерал и его казаки защитили Парагвай от вторжения Боливии, сохранили своей новой Родине независимость. В мирное время генерал многое сделал для защиты прав местных индейцев, и те признали его вождем. Встречали потомков Беляева у правительственной резиденции с национальным оркестром.

Надежный тыл

В заключение хочется добавить, что служение русского православного священника в чужой стране под иным небом, где люди говорят на другом языке, простым не назовешь. Это серьезное испытание, и семья – жена и теща отца Дионисия – поддерживает его во всех начинаниях. Паства – потомки русских православных – рады, что можно говорить на уже забытом и родном языке, совершенствоваться в нем. И русская культура, и традиции не забываются – и главным образом, благодаря Церкви. Общается Светлана с дочкой, внучкой и зятем через скайп каждый день и собирается в апреле вновь в Бразилию повидать своих.

Помимо профессиональной деятельности Светлана Поливанова – председатель Общественной организации «Родительский комитет Югры», который борется за сохранение семьи в России, выступая против попыток протащить чуждые нашей стране ювенальные технологии.

– Основное содержание ювенальной юстиции – приоритет интересов ребенка перед интересами родителей, а это неправильно, не соответствует нашим устоям, обычаям, законодательству, – рассказывает Светлана. – Если бы ее ввели, то ювенальные службы бы диктовали, как нам воспитывать детей. Нет, например, в холодильнике йогурта, беспорядок в доме – у ребенка плохие условия для жизни. И к родителям можно было бы применить самые суровые меры! Мы проводили митинги, пикеты (в одном только Сургуте было собрано свыше пяти тысяч подписей против ювенальной юстиции). Собрали первый родительский форум, и Президент РФ снял с повестки дня Госсовета вопрос о внедрении ювенальных технологий.

Тем не менее, как рассказывает Светлана, эти технологии все же пытаются проталкивать: в Госдуме, в частности, лежит законопроект, согласно которому, если семья задолжала за услуги ЖКХ, то одной из мер воздействия на должников послужит изъятие детей из семьи. Серьезную критику заинтересованной общественности вызвало принятие законопроекта об охране здоровья в РФ, легализовавшего суррогатное материнство и детское донорство. Родители, объединившись в общественную организацию, преследуют совсем иные цели: они тоже воздействуют на детей, но другими методами, самыми проверенными, – добротой и лаской.

Михаил ЦАРЕВ,
Ugra-news.ru

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2020 г.