ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№06 2015 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Во Святителех дивен показался еси

29 июня Русская Православная Церковь совершает память священномученика Гермогена, епископа Тобольского, и с ним пострадавших священномучеников Ефрема Долганева, Петра Карелина, Михаила Макарова и мученика Константина Минятова. Эти мученики – наши земляки и почти современники, жили и трудились на Сибирской земле, пострадали в годы революционной смуты. Мощи священномученика Гермогена были обретены в 2005 году и в настоящее время находятся в Софийско-Успенском соборе Тобольского кремля.

Священномученик Гермоген (в миpу Георгий Ефремович Долганев) родился 25 апреля 1858 года в семье единоверческого священника Херсонской епархии.

Получив начальное приходское образование, он поступил в классическую гимназию, а затем в Новороссийский университет, где обучался сразу на трех факультетах – юридическом, математическом и историко-филологическом. Окончив университет в 1889 году, он, с юных лет тянувшийся к подвижнической жизни, оставил светскую науку и поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, где принял монашество с именем Гермоген. 15 марта 1892 года он был рукоположен во иеромонаха и зарекомендовал себя как прилежный пастырь и проповедник.

Окончив академию со степенью кандидата богословия, в 1893 году был назначен инспектором, а затем в 1898 году ректором Тифлисской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита. Одновременно с этим он исполнял обязанности члена Грузино-Имеретинской синодальной конторы, представителя епархиального училищного совета, а также редактора «Духовного Вестника Грузинского Экзархата».

В 1901 году архимандрит Гермоген стал викарным, а в 1903-м – правящим епископом Саратовской епархии и в том же году был вызван для присутствия в Святейший Синод. Служение Владыки отличалось особым духовным горением, трепетом и молитвенным настроем. Его трудами процветала миссионерская деятельность, устраивались религиозные чтения и внебогослужебные беседы. Во время революционных событий 1905-1907 годов владыка активно выступал в защиту государственного строя, в своих проповедях обличал и вразумлял одурманенные бунтовщиками народные массы.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский относился с большой любовью и уважением к епископу Гермогену, говоря, что за судьбу православия он спокоен, зная, что епископы Гермоген и Серафим (Чичагов) продолжат его дело.

В 1912 году за непримиримую и принципиальную оппозицию обер-прокурору Синода и в связи с выступлениями против влияния Григория Распутина епископ Гермоген был уволен от присутствия в Святейшем Синоде, а затем и от управления епархией и сослан в Белоруссию в Жировицкий монастырь под Гродно.

Время ссылки только способствовало молитвенному подвигу и не сломило характера «яркой, пророческой ревности, гражданской доблести», укрепило «могучий дух его, дух высокой, христианской настроенности, дух величайшей христианской любви», дух, который «свойственен одним избранным натурам и который, по справедливости, не только у друзей, но даже и врагов его получил название «гермогеновского», – писали современники святителя.

В августе 1915 года в связи с наступлением немцев владыку перевели в Николо-Угрешский монастырь Московской eпapxии, а после Февральского переворота 1917 года он был назначен на кафедру в Тобольск. В это мятежное время святитель призывал свою паству «сохранить верность вере отцов, не преклонять колен пред идолами революции и их современными жрецами, требующими от православных русских людей выветривания, искажения русской народной души». В июле 1917 года Владыка создает «Православно-церковное общество единения клира и мирян». Почти ежедневно он участвует в соборных богослужениях, всегда на виду, всегда с народом, разъясняет, учит, молится, убеждает. Помощником ему был давний друг по Тифлису и Саратову викарный епископ Березовский Иринарх. В июле 1917 года был созван Епархиальный Собор для решения и обсуждения всех текущих дел епархии. С 21 августа по 6 декабря 1917 года владыка Гермоген находился в Москве, где вместе с делегатами от своей епархии участвовал в работе Поместного Собора. Заботясь о судьбе демобилизованных солдат-фронтовиков, в своей массе одурманенных большевицкой пропагандой, владыка создал в Тобольске особый солдатский отдел при Иоанно-Димитриевском братстве для оказания им посильной помощи. В январе 1918 года, после принятия большевиками декрета об отделении Церкви от государства, поставившего верующих вне закона, архипастырь обратился к народу с воззванием, которое заканчивалось словами: «Станьте на защиту своей веры и с твердым упованием скажите: «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его!»

Выждав время, большевистские власти решили расправиться с епископом. В 1918 году Патриарх Тихон, видя негативное отношение советской власти к Православной Церкви, благословил, чтобы по всей России двинулись Крестные ходы. Владыка вопреки запрету местных большевицких властей назначил Крестный ход в Тобольске на Вербное воскресенье, 15 апреля 1918 года. Накануне праздника, в ночь с 13 на 14 апреля, в архиерейских покоях с намерением арестовать владыку появились вооруженные красноармейцы (латышские стрелки). Не обнаружив укрытого прихожанами епископа Гермогена, они учинили обыск в его покоях и осквернили алтарь домовой церкви.

Но, невзирая на опасность, владыка в Вербное воскресенье вместе с сонмом духовенства и множеством верующих совершил Крестный ход вокруг Софийского двора и по улицам города. Власти не посмели тронуть архипастыря в присутствии многочисленной паствы, но на обратном пути, когда толпа заметно поредела, милиция разогнала оставшихся прикладами и арестовала владыку. На колокольне рядом с архиерейским домом пытались бить в набат и собрать горожан, но большевики выстрелами согнали с колокольни звонарей. Владыка был вывезен из Тобольска и заключен в екатеринбургскую тюрьму, где провел несколько месяцев. В заточении он много молился. В одном из писем, которое удалось переслать на волю, Святитель писал, обращаясь к «благоговейно любимой и незабвенной пастве»: «Не скорбите обо мне по поводу заключения моего в темнице. Это мое училище духовное. Слава Богу, дающему столь мудрыя и благотворные испытания мне, крайне нуждающемуся в строгих и крайних мерах воздействия на мой внутренний духовный мир... От этих потрясений (между жизнью и смертью) усиливается и утверждается в душе спасительный страх Божий...»

Продержав владыку в заточении, областной совнарком в ответ на ходатайства паствы потребовал выкуп. Узнав об этом, владыка отказывался от такой помощи, обременявшей прихожан и друзей. Когда деньги были принесены духовенством, власти дали расписку в получении требуемой суммы, но вместо освобождения епископа арестовали троих членов делегации: брата владыки протоиерея Ефрема Долганова, иерея Михаила Макарова и Константина Минятова, о дальнейшей участи которых ничего не известно. Видимо, их мученическая кончина предварила кончину владыки.

Вскоре Святитель был отправлен в Тюмень и под вооруженной охраной переведен на пароход «Ермак». На пути в Тобольск большевики, готовясь к столкновению с войсками Сибирского правительства, возводили укрепления и заставили трудиться над ними арестантов, в том числе и епископа Гермогена. Все это время красноармейцы обращались с ним со зверской жестокостью, но, несмотря на побои и издевательства, владыка не переставал петь пасхальные песнопения. После неудачного боя с войсками Сибирского правительства, при отступлении в ночь с 28 на 29 июня священномученика перевели на пароход «Ока». Владыка, подходя к трапу, тихо сказал лоцману: «Передайте, раб крещеный, всему великому миру, чтоб обо мне помолились Богу».

Около полуночи большевики вывели на палубу парохода заключенного вместе со святителем-страдальцем священника Петра Карелина и, привязав к нему два больших гранитных камня, сбросили в воду. Та же участь постигла и владыку. Когда «Ока» подошла к селению Карабаны, его вывели на нос парохода в одном нижнем белье, связали за спиной руки, прикрепили к ним на короткой веревке камень и столкнули в воду. По рассказам очевидцев, владыка до самой последней минуты творил молитву.

Когда палачи привязывали камень, он пастырски благословлял их; даже когда руки его были стянуты на спине, он пытался сделать знак креста.

Честные останки Святителя были вынесены на берег 3 июля, обнаружены и похоронены на месте обретения крестьянами села Усольского. В могилу был положен и камень, привязанный к телу.

После освобождения Тобольска войсками Сибирского правительства честные останки святителя были извлечены из земли, облачены в архиерейские одежды и 28 июля епископом Березовским Иринархом доставлены в Тобольский кафедральный Софийский собор. Весь город приходил проститься со священномучеником, благоговейно лобызая мощи владыки. Ко всеобщему удивлению тело, долгое время пролежавшее в воде и влажной земле, не издавало запаха тления. Пять суток горожане прощались с почившим архипастырем. 2 августа состоялось погребение тела святителя. Духовенство Крестным ходом обнесло мощи по Кремлю и положило их в первой могиле святителя Иоанна Тобольского в Иоанно-Златоустовком приделе Софийско-Успенского собора.

До времени повторного захвата города большевиками в дни памяти епископа Гермогена в Тобольске совершались крестные ходы и панихиды, организовывались вечера, была образована общественная комиссия по увековечиванию его имени.

Священномученики Гермоген, Ефрем, Петр, Михаил и мученик Константин причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

По материалам сайта
Тобольской митрополии

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2020 г.