ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№05 2018 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Царская Романовская слава

В течение семи десятилетий после 1917 года историки-пропагандисты обличали царское самодержавие как антинародную силу. Февральские дни 1917 года также отмечены во многих российских газетах ликованием по случаю долгожданной свободы.

Показательно в этом отношении письмо от 14 марта 1917 года в издававшуюся в Тобольске газету «Сибирский листок» депутата Государственной Думы А. Суханова:

«…Свершилось!.. Свершилось так мгновенно, как даже самые ярые революционеры не предвидели. В несколько дней самодержавно-романовско-голштинский строй, веками душивший всякую свободную мысль страны, как спрут, всосавшийся в живую душу великого народа, пал под натиском этого народа. Великая, блестящая победа… Головокружительная победа. Страна встретила переворот с восторгом. Те несколько тысяч ежедневно получаемых телеграмм – наглядное доказательство этого восторга. Но да не вскружит эта победа наши головы. Блестящая великая победа должна быть закреплена. Старая власть оставила страну дезорганизованной, с разрушенной хозяйственно-экономической жизнью. Нужны общие усилия всех граждан хотя бы только ослабить великую разруху.

Там, вдали, учредительное собрание, которое определит форму правления страны и ее конституцию, и если бы даже, благодаря непросвещенным массам, в среде которых, быть может, после всех ужасов николаевского царизма еще осталась вера в монарха, и России было бы суждено опять надеть на себя цепи монархии, – это все же будет иной строй более свободной России, чем потонувший сейчас в своих собственных прегрешениях самодержавно-жандармский». Подобная говорильня была типична для многих представителей того класса, который считал себя просвещенным, и чьими усилиями активно расшатывалось здание российской государственности.

Что такое истинная разруха и настоящий ужас, депутат Суханов узнал всего через два года столь желанной свободы, когда в октябре 1919 года бежал из Тобольска, бросив созданные им при царском самодержавии в городе первый книжный магазин и первую публичную библиотеку. К этому стоит добавить, что оппозиционер царской власти Суханов в течение нескольких лет при этой самой власти занимал пост заместителя председателя Тобольской городской Думы. Где он сгинул – неизвестно и по сей день. Предполагалось, что 2017 год – год столетия российских революций – станет годом примирения. Судя по ожесточенным спорам на федеральных каналах о причинах крушения Российской империи, этого не случилось. Окончательный диагноз событиям февраля и октября 1917 года еще не поставлен. Но вот о последнем годе жизни Николая II, который он в основном провел в Тобольской губернии, вспомнить следует. Этот период во многом дает правдивое представление о последнем российском самодержце.

После отрешения от власти император Николай II с семьей находился под арестом в Царском Селе. Летом 1917 г. Временное правительство приняло решение о переводе царской семьи в Тобольск. Мистическим образом судьба царской семьи связана с Тобольской губернией. Информационная война против престола во многом основывалась на лживой информации о жителе села Покровское Тобольской губернии Григории Распутине, которого царская чета до последних дней жизни считала Божьим человеком. Именно царская чета настояла на канонизации Иоанна Тобольского в 1916 году. И это был последний канонизированный при императоре Николае II святой.

1 августа 1917 г. тайно, на специальном поезде, в сопровождении охраны из 300 солдат гвардейских полков и нескольких офицеров царскую семью вывезли из Петрограда. Во многом моральное состояние царской семьи облегчало то, что комендантом в Тобольск был направлен исполнявший эти обязанности еще в Царском Селе полковник Кобылинский Евгений Степанович. В свое время, после тяжелого ранения во время Первой мировой войны, полковник Кобылинский находился на излечении в госпитале в Царском Селе, где за ранеными ухаживали царица Александра Федоровна и ее дочери. В Тюмень царская семья прибыла вечером 4 августа. Поезд подошел прямо к пристани на станции «Тура». Здесь царь с семьей и добровольно сопровождавшими его слугами пересел на пароход. Всю ночь шла перегрузка вещей с поезда на пароход. От Тюмени отошли около 6 часов утра.

Николай II о первых впечатлениях пребывания в Тобольской губернии оставил в дневнике такую запись: «5 августа. Плавание по р. Туре. Спал мало. У Аликс, Алексея и у меня по одной каюте без удобств, все дочери вместе в пятиместной, свита рядом в коридоре; дальше к носу хорошая столовая и маленькая каюта с пианино. II класс под нами, а все стрелки 1-го полка, бывшие с нами в поезде, сзади внизу. Целый день ходили наверху, наслаждаясь воздухом. Погода была серая, но тихая и теплая. Впереди идет пароход министерства путей сообщения, а сзади – другой пароход со стрелками 2-го и 4-го стрелковых полков и с остальным багажом. Останавливались два раза для нагрузки дровами. К ночи стало холодно. Здесь на пароходе наша кухня. Все легли рано». 6 августа 1917 г. на пароходе Западно-Сибирского товарищества «Русь» (по рекам Тура и Тобол) они прибыли в Тобольск. Символично название парохода! В этот день император записал в дневнике: «Плавание по Тоболу. Встал поздно, так как спал плохо вследствие шума вообще, свистков, остановок и пр. Ночью вышли из Туры в Тобол. Река шире, и берега выше. Утро было свежее, а днем стало совсем тепло, когда солнце показалось. Забыл упомянуть, что вчера перед обедом проходили мимо села Покровского – родина Григория. Целый день ходили и сидели на палубе. В 6 ч. пришли в Тобольск, хотя увидели его за час.

На берегу стояло много народу, значит, знали о нашем прибытии. Вспомнил вид на собор и дома на горе. Как только пароход пристал, начали выгружать наш багаж. Валя, комиссар и комендант отправились осматривать дома, назначенные для нас и свиты. По возвращении первого узнали, что помещения пустые, без всякой мебели, грязны, и переезжать в них нельзя. Поэтому на пароходе и стали ожидать обратного привоза необходимого багажа для спанья. Поужинали, пошутили насчет удивительной неспособности людей устраивать даже помещение и легли спать рано».

Очевидец писал: «Видевшие всю семью бывшего императора поражаются благодушным и веселым видом самого б. императора; Александра Федоровна имеет крайне болезненный и удрученный вид, ее вывозили из каюты на свежий воздух в кресле; сын Алексей – болезненный на вид мальчик в солдатской шинели с ефрейторскими погонами; дочери острижены низко под гребенку после недавней болезни, одеты они очень просто. Во время остановок парохода у пристаней для грузки дров все дети выбегали на поле и рвали цветы. Бывший император, очевидно, помнил Тобольск, потому что, подъезжая к Тобольску, он был наверху и показывал детям видневшиеся здания, но едва пароход поравнялся с лесопилкой Печокаса, вся семья удалилась в каюты и не показывалась во время причала парохода».

Царская семья жила на пароходе неделю, ожидая, пока бывший губернаторский дом – названный домом Свободы после февральского переворота – приведут в порядок. Улица по иронии судьбы также была переименована в улицу Свободы. Современник отмечал, что за это время чуть не весь Тобольск «перебывал на берегу Иртыша». Среди этой праздной публики очевидца поразила плачущая старушка: «Вы о чем, милая, плачете? – Удостоилась! Всех «их» видела, вот как удостоилась! Как это вы ухитрились? – А так и стоим на бережку, а «они», видно, увидали, что народ стоит, ну и подошли к окну, даже «самое» видела! – Почему же вы знаете, что это «сама»? – И вот все, как есть на партретиках! Календарь у меня есть, так вот, как живые».

Большевик И.Я. Коганицкий в своих воспоминаниях утверждает, что, перед тем как сойти с парохода, царская семья посетила Абалакский монастырь. Странно, что ничего об этом не сказано в дневниках Николая II. 13 августа царская семья покинула пароход «Русь». Репортер тобольской газеты «Сибирский листок» оставил описание, как семья последнего императора входила в Тобольск. Пароход стоял у пристани купца Корнилова, расстояние до дома Свободы было небольшое. Имелась деревянная мостовая. От пристани до самого дома были расставлены солдаты. Все шли пешком, за исключением царицы – она ехала в пролетке и с ней одна из дочерей. Сзади катили два пулемета. Благодаря раннему времени и шедшей в это время церковной службе людей на улицах почти не было.

С царем в Тобольск прибыли из мужского персонала граф Татищев, князь Долгоруков, доктор Боткин, который лечил Александру Федоровну, доктор Деревенко, лечивший Алексея и считавшийся врачом отряда особого назначения, преподаватели наследника – учитель французского язык Жильяр и английского Гиббс. Из свиты женского персонала – графиня Гендрикова, Шнейдер и четыре фрейлины. Служащих имелось около сорока человек.

Перед парадным крыльцом «дома Свободы» небольшая площадка была обнесена небольшим деревянным забором. Этот дом считался одним из лучших в Тобольске – большое двухэтажное каменное здание, с большими и светлыми комнатами, со всеми удобствами. При доме имелась хорошая оранжерея.

Быт царской семьи в этом доме был достаточно скромен. Царских дочерей разместили на втором этаже в угловой спальне, где они спали на тех же армейских койках, привезенных из дома.

Жизнь проходила в размеренном ритме, подчиненная строго принятой в семье дисциплине. С 9 до 11 уроки. Затем часовой перерыв на прогулку вместе с отцом. Продолжение учебных занятий с 12 до 13. Затем обед и с 14 до 16 прогулки и развлечения, которые устраивала сама семья: домашние спектакли, чтение вслух, рукоделие, в зимнее время катание с собственноручно построенной горки. Ставились домашние спектакли. Традиционно играли в интеллектуальную карточную игру безик, нередко играли в домино. Николай II любил играть в городки. Бывший император с удовольствием занимался пилкой и колкой дров, уборкой снега, в этом занятии ему помогали некоторые члены семьи. Императрица занималась починкой одежды сыну и мужу, вязанием, вела активную переписку, изготавливала для своих адресатов открытки – в частности, иллюстрировала молитвы. Вместе с дочерьми царица вышивала много для церкви, в частности, белый венок из роз с зелеными листьями и серебряным крестом, «чтобы под образ Божьей Матери Абалакской повесить».

1 сентября в Тобольск прибыл комиссар Временного правительства Василий Семенович Панкратов. Комиссар имел при себе инструкцию по охране царской семьи, подписанную Керенским. В частности, Панкратов обязан был дважды в неделю телеграммами посылать Керенскому донесения. Панкратов имел яркую биографию профессионального революционера. В восемнадцать лет за убийство жандарма был приговорен к смертной казни, замененной на 20 лет каторги. 14 лет провел в одиночной камере Шлиссельбургской крепости, по амнистии срок его каторги был сокращен на треть. Был сослан на поселение в Вилюйск, а затем переведен в Якутск. В этом назначении тоже усматривается определенная символика: то, что человек с такой биографией стал главным охранником царя. К чести Панкратова, он повел себя достойно. В дневниковых записях Николая II (при всей его сдержанности) временами прорывается раздражение в адрес Панкратова, что вызывает у читателя праведный гнев в адрес комиссара: «В день именин Алексея не попали в церковь к обедне из-за упрямства г-на Панкратова, а в 11 ч. у нас был отслужен молебен». Панкратов обладал несомненным даром литератора. Он оставил воспоминания «С царем в Тобольске». Из этих мемуаров следует, что вводить определенные ограничения в передвижениях царской семьи по Тобольску у Панкратова имелись веские основания. И при этом он в последнюю очередь беспокоился о том, что царь совершит попытку побега. Панкратов, имевший огромный опыт конспирации, прекрасно сознавал, что для Николая II c семьей такая перспектива является фантастичной. Вряд ли Панкратов кривил душой при написании этих мемуаров. И некоторые нелицеприятные вещи, которые он высказывает как в адрес царской семьи, так и в адрес священника Васильева с диаконом, скорее всего, имели место.

Полковник Е.С. Кобылинский, искренность которого не вызывает сомнений, дал такую характеристику Панкратову и выбранному им к себе в помощники А.В. Никольскому: «Панкратов был человек умный, развитой, замечательно мягкий. Никольский – грубый, бывший семинарист, лишенный воспитания человек, упрямый, как бык: направь его по одному направлению, он и будет ломить, невзирая ни на что». Другие свидетели, бывшие в контакте с названными охранниками, дали им схожие характеристики. Но один момент в данном случае вызывает сомнение. Трудно поверить, что при том опыте, который имел Панкратов, он не мог при желании поставить на место Никольского, которого Керенский утвердил в помощники именно по рекомендации Панкратова. Что это было – продуманная манипуляция общественным мнением, вариант «доброго и злого следователя?» Или же, с учетом того, что Панкратов утверждал, что ему не по душе это поручение – охрана царской семьи, а быть цензором переписки «просто противно», он и взял себе именно такого помощника?

Небольшой отрывок из воспоминаний Панкратова о первой встрече с царем характеризует как его самого, так и Николая II: «…Я желал бы познакомиться с вашей семьей, – заявил я. – Пожалуйста. Извиняюсь, я сейчас, – ответил бывший царь, выходя из кабинета, оставив меня одного на несколько минут.

Кабинет бывшего царя представлял собой прилично обставленную комнату, устланную ковром; два стола: один письменный стол с книгами и бумагами, другой простой, на котором лежало с десяток карманных часов и различных размеров трубок; по стенам – несколько картин, на окнах – портьеры. «Каково-то самочувствие бывшего самодержца, властелина громаднейшего государства, неограниченного царя в этой новой обстановке?» – невольно подумал я. При встрече он так хорошо владел собою, как будто бы эта новая обстановка не чувствовалась им остро, не представлялась сопряженной с громадными лишениями и ограничениями. Да, судьба людей – загадка. Но кто виноват в переменах ее?.. Мысли бессвязно сменялись одна другою и настраивали меня на какой-то особый лад, вероятно, как и всякого, кому приходилось быть в совершенно новой для него роли. – Пожалуйте, господин комиссар, – сказал снова появившийся Николай Александрович.

Вхожу в большой зал и к ужасу своему вижу такую картину: вся семья бывшего царя выстроилась в стройную шеренгу, руки по швам: ближе всего к выходу в зал стояла Александра Федоровна, рядом с нею Алексей, затем княжны.

«Что это? Демонстрация? – мелькнуло у меня в голове и на мгновение привело в смущение. – Ведь так выстраивают содержащихся в тюрьме при обходе начальства». Но я тотчас же отогнал эту мысль и стал здороваться».

На Панкратова хорошее впечатление произвел как начальник отряда, так и подобранный им состав. О коменданте Панкратов писал: «Военные круги относились к нему отрицательно. Но я нашел в нем лучшего, благородного, добросовестного сотрудника. Евгений Степанович Кобылинский – гвардейский офицер. Принимая участие в войне с немцами, в одном из боев был жестоко ранен и лишь благодаря умелому лечению остался жив. Ни к каким политическим партиям он никогда не принадлежал и не стремился примыкать, он просто был человек в лучшем смысле этого слова. Благородный и честный по природе, воспитанный и развитой, он всюду проявлял такт и достоинство с людьми; трудолюбивый и бескорыстный, он завоевывал к себе доверие и уважение. Я быстро сблизился с ним и от души полюбил его. Взаимные наши отношения с ним установились самые искренние».

О солдатах Панкратов отозвался не менее лестно: «Большинство солдат отряда произвело на меня отрадное впечатление своей внутренней дисциплиной и военным видом – опрятностью. За исключением немногих наш отряд состоял из настоящих бойцов, пробывших по два года на позициях под огнем немцев, очень многие имели по два золотых Георгиевских креста. Это были настоящие боевые, а не тыловые гвардейцы, высокие, красивые и дисциплинированные». (Окончание следует...)

Александр ВЫЧУГЖАНИН,
доктор исторических наук,
член Российского исторического
общества, г. Тюмень

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную

ИСКОМОЕ.ru
православная
поисковая
система
Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
Современные сказки Религия и СМИ

Официальный сайт Тобольской митрополии

Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2018 г.