ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№04 2016 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Греет ученье Христово меня…

В советские времена, в пору всеобщего атеизма, о религиозных стихах даже выдающихся поэтов читатели, за редким исключением, не имели никакого представления. Что уж говорить о поэтах, если можно так выразиться, местного, провинциального значения! Их «поднимали на щит» лишь в том случае, если они – искренне или вынужденно – воспевали советский строй и его идеологию. В ином случае они были обречены на забвение, даже если были очень талантливы. Так случилось с тобольским автором, в наше время совершенно забытым, – Харитиной Ивановной Игнатовой.

Жившая во времена величайшей духовной смуты и общественных катастроф русских революций 1905 и 1917 годов, она осталась не только верной своим христианским воззрениям, но, вопреки давящей воинствующим безбожием эпохе, выразила свой личный протест против нее уходом в 1918 году, в возрасте тридцати одного года, в монастырь.

Харитина Игнатова родилась в 1887 году в семье псаломщика из крестьян степного края Курганского уезда Тобольской губернии. Она рано потеряла отца. Получила образование в Тобольском епархиальном женском училище, после окончания которого в 1904 году 10 лет учительствовала в сельских церковноприходских школах Тобольской губернии.

В 1914 году Харитина Ивановна стала воспитательницей в Епархиальном женском училище, которое окончила 10 лет тому назад.

Она была убежденной сторонницей церковноправославного воспитания и образования. Будучи сельской учительницей, огромное значение придавала предмету «Закон Божий», считая его основой основ для закладывания высоких нравственных устоев в души учеников. Своим воспитанницам епархиального училища она старалась внушить благочестие, пробудить в них искреннее и горячее приобщение к религиозно-духовной жизни церкви.

Вскоре Харитина Ивановна поняла, что ее образования недостаточно, и в 1917 году, в возрасте тридцати лет, она поступает в Тобольский учительский институт, который в этом году впервые объявляет набор женщин-слушательниц.

С детства Харитина чувствовала в себе литературные способности и, начиная с 1909 года, стала печататься в газете «Тобольские епархиальные ведомости». Причем она была первой женщиной, чьи стихи появились в этой газете. Они назывались «Былинка». Уже это первое опубликованное произведение молодой учительницы определило характер ее будущего литературного творчества – духовно-нравственный.
Родилась былинка весною
Из влажной и теплой земли.
Ей солнца лучи золотые
Привет от Него принесли…
Я та же былинка. И греет
Ученье Христово меня,
И пламенным сердцем ищу я,
Предвечное Солнце, Тебя!

Спустя несколько лет, Харитина Игнатова стала первой женщиной, чьи мемуары были опубликованы в газете «Тобольские епархиальные ведомости». Ее воспоминания о раннем детстве, времени обучения в епархиальном женском училище, первых годах службы в церковно-приходской школе – свидетельство незаурядного творческого дарования. Написанные ярко, живо, без приукрашивания, хорошим литературным языком, они являются единственной частью ее литературного наследия, замеченного нашими современниками.

К ним обращаются ученые-педагоги, рассматривая историю духовных учебных женских заведений конца XIX – начала XX веков. Более того, отрывки из ее мемуаров были напечатаны в сборнике «Епархиалки», вышедшем в Москве в 2011 году.

Остальной части творчества Игнатовой повезло гораздо меньше, точнее, совсем не повезло. Она публиковалась исключительно на страницах газеты «Тобольские епархиальные ведомости», причем в те годы была самым продуктивным ее автором: с 1909 по 1919 годы в этой газете разместилось 64 ее публикации: стихотворения, статьи, эссе. С окончательным приходом советской власти в Тобольск газета прекратила свое существование. С тех пор не было напечатано и ни одного стихотворения, ни одной статьи Харитины Ивановны.

Большинство ее произведений связано с религиозной тематикой. «Ученье Христово» душевно согревало ее, вело по жизни и побуждало к творчеству.
Все, что прекрасно, чисто, благородно,
В душе и сердце было у меня –
Желанья, песни, думы и молитвы –
Все это, Чудный, было от Тебя!..
Люблю мои родимые картины
Природы, этой книги золотой.
А книга жизни, дар неоцененный,
Она еще дороже мне с Тобой…

Многие стихи Харитины Ивановны построены как поэтические молитвы или гимны, прославляющие Бога, для которого она находит очень много говорящих, воспевающих его эпитетов и имен: «Всеведущий Учитель, грешников Спаситель», «Агнец Непорочный», «Распятый мира Искупитель», «Подавший утешение, Жертва Искупления».

Тонко воспринимая красоту природы, она ощущает ее прежде всего как Божие творение:
Есть Он Великий, Чудный Зиждитель,
Света Источник, жизни Строитель,
В бездне вселенной звезды рассеял,
В поле цветочки Он возлелеял…

Поэтессу очень волнует проблема греховности человека, его земных страстей и искупления перед Богом:
Мы жалкие рабы, бессильные, больные,
Измученные долгою, напрасною борьбой.
Зовут нас высоко стремленья неземные,
Но страсти заковали нас цепью роковой.

Несколько стихотворений Харитина Ивановна посвящает теме Креста, как символу тяжести искупления грехов страданиями и беззаветной любовью к ближнему.

Как бы ни было тяжело нести Крест, это необходимо для спасения души. Крест несет не только отдельный человек, но и весь народ. Его помогает нести народу Спаситель, освещая тяжелый путь: Посмотри – впереди засияла звезда:
Освещает Спаситель тяжелый твой путь…
Он страдал и воскрес. Он с тобой, – не забудь!

К образу Креста, как символа очищающего страдания, неоднократно обращалась Харитина Ивановна и в своих эссе:

«…Какая божественно великая истина: после Креста – Воскресение; после страдания – радость; после смерти – победа!.. Крест всемирного страдания велик бесконечно и великое Воскресение подает Он… – восклицает она в эссе «В Спасов день, 1 августа».

Сквозь призму христианских воззрений смотрит Харитина Ивановна на роль женщины в обществе. Она считает, что именно «христианство, созданное при участии женщины, подняло ее до современного равноправия».

В статье «Женщина в деле распространения христианства и созидания Церкви Христовой» она, обращаясь к религиозно-историческим примерам, утверждает, что «женщина в созидании Церкви Христовой явилась равноапостольной, мученицей, подвижницей… Церковь всегда признавала права женщины, столь заслуженные и выстраданные, и не отвергала участие женщин в своей созидательной и просветительной работе».

С религиозных позиций писательница рассматривает и вопрос о свободе (ст. «Кому принадлежит свобода и на что она нужна»).

С ее точки зрения, свобода – это категория не общественно-политическая, а духовнонравственная: «Христианин свободен, хотя бы тысяча тиранов мучила его, потому что истина с ним: истина же есть святая свобода, усыновление Богу, откровение великой любви».

Автор верит в будущее страны, народа, но эта вера связана не с политическими изменениями в жизни. Для нее обновление мира возможно лишь через религиозное обновление души, в котором искренняя, горячая молитва играет важнейшую роль.

В статье-эссе «Церковные торжества в Тобольске» – в честь Абалакской Божией Матери она, горячо и страстно протестуя против тех, кто заговаривает о ненужности Церкви, утверждает огромное значение Церкви в духовной жизни общества: «Кто скажет нашей душе «глаголы жизни вечной»? – Только в Церкви и только Церковь!.. Кто из людей настолько нравственно вырос, что уже не нуждается в поддержке Церкви? Кто настолько силен, чтобы не молить чуда в минуту безвыходного горя? Кто настолько духовен, чтоб не нуждаться в церковной обрядности, молясь Богу?»

Прозу Харитины Ивановны можно назвать прозой (за исключением воспоминаний) часто лишь условно. Скорее, это стихотворения в прозе. Наверное, иначе и не могло быть у автора, обладающего поэтическими способностями и искренне, глубоко, возвышенно верующего. Только ритмическая проза или стихотворная речь могли передать те религиозные чувства и мысли, которые она хотела донести до своего читателя. Особенно это относится к той части ее творческого наследия, которую можно назвать этико-религиозными эссе: «О необходимости проповеди христианства», «Кому принадлежит свобода и кому она нужна?», «В Церкви и в жизни», «Перед образом Христа Спасителя», «Вечерняя песнь».

Названия этих произведений, как и других, относящихся к перу Игнатовой, довольно сухи и прозаичны, кроме стихотворения в прозе «Вечерняя песнь», но за этой сухостью скрывается поэтичность и образность языка, наполненного эпитетами и метафорами. Особенно впечатляет небольшое эссе «Перед образом Христа Спасителя»:

«Когда Твой образ предо мной блистает в сиянии святыни, когда глубокой тишиной моя душа объята, склоняюсь я перед Тобою, и целый мир, слагая песни и моленья, зовет Тебя, Святый и Вечный…

Скажи мне, что такое зло? Зачем оно так царствует у нас, когда Единый Царь Вселенной – Ты, во свете и любви живущий? Оно несет страданья, слезы, муки, и все ему послушные рабы; Ты радость подаешь такую, какой не знать далеким от Тебя…

Когда узнает мир, что нет ему спасенья в его гордыне? Когда узнает, что спасение лишь там, где тишина святыни, где мир Твой, оживляющий сердца, где вера, просвещающая души, где Ты, Своим учением любви зовущий жить во веки?.. О, как велико счастье знать Тебя! Ты все даешь: свободу, очищенье, силу! Ты окрыляешь мысль и раны исцеляешь, и даруешь покой, и поднимаешь дух, и утверждаешь веру… Мой Бог, как бесконечно величие Твое, как чудно и свято Твое имя!..

Да, в этом имени спасительная благость, дающая всему живому назначенье и смысл, и дивную гармонию вселенной, и неизменный закон о всепрощении… Да, в Этом имени моя тоска и радость, успокоение, надежда и страданье, о Нем живу и новой жизни ожидаю, Им проверяю всякое желанье».

Думается, что произведения Харитины Игнатовой не оставят равнодушным читателя верующего. Много дадут они и тем, кто размышляет над глубинными вопросами бытия. Кроме того, ее творчество – это факт истории. Оно дает возможность понять людям будущих поколений, что думал, что чувствовал верующий православный человек в сложный и трагический период развития русского общества начала XX века.

Институт казался Х.И.Игнатовой обителью науки, сосредоточием всего высокого, благородного. Однако оказалось, что это далеко не так. Бурное кипение общественной жизни в стране остро чувствовалось в стенах этого учебного заведения.

Декрет об отделении Церкви от государства, противостояние верующих и атеистовбольшевиков, репрессии по отношению к церковнослужителям пугали Игнатову своей несправедливостью и угрозами. Часть студентов требовала самоуправления, саботировала занятия, выступала против Закона Божиего, как обязательного предмета. Проучившись год, Харитина Ивановна подает прошение об увольнении из института.

Еще будучи воспитанницей епархиального женского училища, она дала себе обещание стать монахиней. Это детское желание переросло в твердое убеждение. Дважды она пыталась осуществить свое намерение. Однако каждый раз этому мешали жизненные обстоятельства. Осенью 1918 года она стала послушницей Тобольского Иоанно-Введенского монастыря.

С детства устремленная к идеальному, она искала в монастыре не покоя для себя, не защиты от жестокой реальности – она решила посвятить себя Богу и тем самым в какой-то степени искупить перед Ним как раз ту самую жестокость, враждебность, бесчеловечность людей. Подвижничество было идеалом этой женщины с юных лет. Подвижнической являлась ее служба в сельской школе. Теперь это подвижничество приобретает иной характер.

Сначала Харитина Ивановна несла послушание воспитательницы в монастырском приюте. Потом, когда советская власть перевела девочек из приюта в детский дом, она, посвященная в 1920 году в рясофор, стала чернорабочей в сельскохозяйственной общине «Трудовые хлеборобы», организованной монахинями для того, чтобы сохранить обитель от ликвидации.

В 1924 году, после шумного судебного дела по обвинению монахинь ИоанноВведенского монастыря в укрытии церковных ценностей от советской власти, монастырь закрыли. Часть монахинь рассеялась, ушла в мир, но большинство еще до 1928-го года продолжали жить в кельях. В 1928-м году «пленительная Междугорская пустыня», как называл эту обитель историк Петр Словцов, окончательно опустела.

Какова была дальнейшая судьба Х.И.Игнатовой, неизвестно. Ее «книга жизни, дар неоцененный», как писала она в одном из своих стихотворений, остается наполненной белыми страницами неведения.

История жизни Харитины Игнатовой – яркий и убедительный пример служения высоким духовным идеалам.

Автором этой статьи написана документально-художественная повесть «Книга жизни учительницы Х.И.Игнатовой», в которой широко использованы воспоминания, записи, дневники и автобиография героини, архивные и музейные источники. В настоящее время книга готова к изданию и ведется поиск средств для осуществления задуманного.

Татьяна Солодова,
г.Тобольск

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2021 г.