ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№04 2016 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Чуждый мишуры и блеска

С 2005 года в календаре знаменательных дат России по инициативе общественных организаций появился новый праздник – День мецената и благотворителя. Праздник этот отмечается ежегодно 13 апреля.

В России существуют давние и глубокие традиции благотворительности. У современных представителей бизнеса, осознающих свою социальную ответственность, есть великие предшественники. Достаточно вспомнить имена Третьякова, Бахрушина, Мамонтова, Морозова. Многим тюменцам известны имена Иконникова, Чукмалдина, Текутьева, вклад которых в развитие города сложно переоценить.

В год столетия со дня преставления выдающегося тюменского предпринимателя, мецената, благотворителя Андрея Ивановича Текутьева есть повод еще раз вглядеться в его портрет, постараться понять этого человека, секрет его успеха.

Лучше самого Текутьева про его университеты вряд ли можно сказать: «... даже писать учился самоучкой и с 12 лет находился при хлебной торговле, где познакомился с серой публикой и всесторонне всматривался в нужды этой публики и в их общественную жизнь и в то же время с 12 лет приучал себя бороться с пятипудовыми мешками, и в настоящее время нужды общественной жизни для меня ясны».

Исследователи, посвятившие немало страниц Текутьеву, не отмечают тот факт, что самый малограмотный из градоначальников дореволюционной Тюмени при этом оказался наиболее продуктивным и в количестве опубликованных за его авторством газетных материалов. Этот парадокс объясняется легко: неуемная энергия А.И.Текутьева, его заботы о благополучии родной Тюмени зачастую объективно противоречили чьим-то корыстным интересам.

Благодаря этим газетным публикациям современный читатель может из первых уст узнать о самом знаменитом тюменском градоначальнике. Избрание А.И.Текутьева на должность городского головы происходило в непростой обстановке. Его предшественник, А.Мальцев, который считался ставленником «партии пароходчиков» (так в Тюмени называли пароходовладельцев), вынужден был считаться с мнением покровителей, иногда ставя их корпоративные интересы выше потребностей городской казны.

Накануне избрания городским головой в январе 1899 года 60-летний предприниматель Текутьев имел авторитет как в деловом мире Тюмени, так и у представителей власти. О стиле работы промышленника Текутьева управляющий Тюменским отделением Государственного банка Н.Н.Седов в августе 1898 г. писал: «Крупных мучных в Тюмени три фирмы: товарищество братьев Колмаковых, Текутьев и барнаульский купец Болотов. Первые две фирмы имеют свои вальцовые мельницы, а Болотов арендует у Волчихина (мельница 30 верст от Тюмени) на срок по май будущего года, с этого же срока мельница поступит в собственность Текутьева, который купил ее у Волчихина за 50 тыс. рублей. Очевидно, рассчитывает вытеснить Болотова, который своих средств не имеет (больших), и работает больше в кредит. Сгоревшая 9-го июля близ Тюмени деревянная мельница Текутьева быстро возобновляется, на ее месте строится каменная.

Для нее заказаны новые машины, и в декабре Текутьев рассчитывает открыть на ней работы. Весь кирпич и все рабочие взяты в настоящее время Текутьевым. Благодаря пожара цены на муку поднялись до 1 рубля за мешок, но Текутьев оставил свою оптовую продажу и без повышения цен продолжает розничную. У него от пожара осталось до 30 тысяч мешков муки».

К этому следует добавить, что записки управляющего отделением Государственного банка шли в то время исключительно для служебного пользования, и не предназначались для ознакомления широкого круга лиц. Тот же управляющий сразу после избрания Текутьева писал в Петербург в начале февраля 1899 г.: «Избран купец Текутьев – мукомол – имеет паровую мельницу, и очень богатый человек. Если его прежняя судимость по сбыту фальшивых денег, по которой он оставлен в сильном подозрении и в силу Высочайшего манифеста от суда освобожден, не будет влиять на утверждение его в должности начальником губернии, то это будет очень энергичный голова».

Опасения по утверждению оправдались: в Тобольск из Тюмени ушло не одно письмо на имя губернатора с целью не допустить Текутьева на должность городского головы.

Сам Текутьев считал, что это происки врагов, которые «желали иметь на этой должности бывшего Мальцева». Начальник губернии Л.М.Князев (один из самых авторитетных в ряду тобольских губернаторов) при личной встрече с Текутьевым сказал ему, что проведенными расследованиями доносы признаны за «ложь и клевету».

Спустя несколько лет Текутьев так объяснил предпочтения «врагов»: «Следовать примеру за время бывшего гор. головы Мальцева я также не могу допустить отдавать береговые места под пристани по 10 коп. за сажень до тридцати лет сроком, такие же места в непродолжительном времени отдавались и отдаются по 1 р. 50 коп. за сажень, – это можно приписать тому, что Мальцев не мог ослушаться своих собеседников и плясал по их музыке, но я человек совершенно необразованный и по музыке такой плясать не умею».

В целом прогноз главного банкира Тюмени оправдался: несмотря на свои 60 лет, новый градоначальник деятельность развил чрезвычайно бурную. Первым делом, провел ревизию финансово-хозяйственной деятельности предшественника. В частности, выявил, что при выполнении работ для городского хозяйства деньги на зарплату выдавались общей суммой десятнику (ответственному за производство работ), а кому конкретно из рабочих передавались они потом, выяснить было невозможно. Эту практику Текутьев немедленно прекратил, и заменил десятника. После этого, когда оканчивались недельные работы, рабочие вечером приходили в управу и получали деньги по перекличке.

Справедливым оказалось сомнение и в качестве выполненных для города работ.

Выяснилось, что материалы использовались гнилые, уже требовали замены на только что выполненных объектах, а суммы выплат были завышены. Рассказ самого Текутьева о первых шагах в должности градоначальника характеризует его как рачительного хозяина: «... На базарной площади для продажи съестных печеных и вареных продуктов, а также для торговли разным крестьянским шитым платьем существовали шалаши в разных видах, устроенные из всякого хлама, рогож, бересты и т.п., – вид был отвратительный и подозрительный, годный лишь для укрывательства всякой базарной «шпаны», которая в эти дни обкрадывала ротозеев. Все эти шалаши сломаны и заменены форменными, под железными крышами, лавками с подкрылками. Кроме этого на той же площади сложен корпус каменных двухэтажных лавок для торговли мануфактурным товаром, на 17 сажен длины.

Затем я устроил каменный корпус для скотобойни на 25 сажен с цементовым полом и разными приспособлениями. Кроме этого корпуса был устроен 2-й деревянный корпус для скотобоен длины такой же. К этим корпусам для сохранения мяса, кож, сала сделаны склады и кишечное отделение для обработки кишок для заграницы; все эти строения под железными крышами. Сделаны все эти постройки по моим чертежам и под моим наблюдением, был только план главного корпуса скотобоен, который был изменен соответственно надобности. Стоимость всех строений для скотобоен и помещенных на площади равняется 42000 рублей и по отчету все это приносит чистого дохода до 30 % в год на 1 рубль городу».

Предметом особой заботы нового градоначальника стала заречная часть города.

Годами жившие там люди страдали от постоянной сырости в домах, воды в подпольях и погребах, часто болели. До прихода Текутьева городская власть ограничивалась выдачей пособий наиболее пострадавшим от воды жителям Заречья на ремонт имущества. Новый городской голова решил проблему кардинально: убедил членов управы выделить средства на обнесение заречной части круговым земляным валом. Это было сделано в сентябре, а весной следующего года события, как вспоминал сам Текутьев, приняли драматический оборот: «...Подъем воды от разлива неожиданно поднимался выше вала; ввиду быстрой прибыли некогда было приглашать гг. гласных в городскую думу для обсуждения вопроса о подъеме вала, потому что в одни сутки могло затопить вал водою, почему без разрешения думы пришлось работать поденными работами под своим наблюдением и постоянным управлением двух своих служащих, – во время сильного ненастья, холода, ветра с чистого поля, – в это время рабочие не выносили работы без водки. Вал был поднят выше близко стоящих жилых помещений на два аршина. Если бы только вал не выдержал напора воды и если бы его не успели вовремя увеличить, то моментально бы затопило половину жителей Заречья. От такой египетской работы пришлось мне неделю серьезно прохворать. Заречные богачи не обращали никакого внимания на бедственное положение населения».

В историю Тюмени Текутьев в первую очередь вошел как один из самых щедрых благотворителей. Мотивацию своих благодеяний он объяснил просто: «Сорокалетними трудами я приобрел возможность прийти на помощь обществу и с первого же года общественной службы устроил простонародное каменное училище, в котором помещается учеников и учениц до 300 человек и беднейшим из них оказываю помощь в недостаточных средствах их, кроме этого при училище для учителей и учительниц есть квартиры». Также благотворитель устроил для города каменную двухэтажную больницу с 32 комнатами, флигель для смотрителя, кухню, прачечную, баню для больницы и баню для здоровых, три погреба-ледника, склад для нужд больницы, здание для фельдшеров. Все лечебное заведение обошлось ему в 45000 рублей. От жалованья городского головы (составлявшего немалую сумму – 3000 рублей в год) Текутьев отказался, хотя «... первое четырехлетие в управе занимался с 9 до 2 часов дня, а после этого проверял работы по городскому хозяйству».

Второе четырехлетие службы Текутьева в должности городского головы запомнилось ему тем, что «... в Тюмени грабежи, конокрадства, кражи из магазинов, лавок, дворов, кладовых, церквей и на площадях, а также частые убийства; полицейские власти того времени мало обращали внимания на это, почему я вынужден был в защиту города обратиться к губернатору Лаппо-Старженецкому». Судя по всему, это обращение не дало нужного результата, и Текутьев с целью укротить преступность в Тюмени дошел до высших властей в Петербурге. Текутьеву удалось решить еще один вопрос, который был чрезвычайно важен не только для Тюмени, но и в целом для Западной Сибири. Шесть лет Текутьев добивался разрешения на строительство железной дороги от Тюмени до Омска, и в итоге вышел победителем в этой борьбе с министерскими бюрократами. Эта дорога имела не только экономическое, но и военное значение, что стало очевидным в 1914 году.

Железная дорога благотворным образом повлияла на жизнь тысяч людей. Одним из первых таких свидетельств стала корреспонденция из села Омутинское Ялуторовского уезда в 1910 году: «... Еще пока только одно назначение здесь станции уже внесло в жизнь села массу изменений...

Так, на днях только что закончена постройкой двухэтажная каменная паровая мельница, почти у самой станции... Затем в село прибыло несколько новых коммерсантов, которые уже открыли здесь свою торговлю.

Улицы села запестрели новыми вывесками: «колбасная», «фотография», «новый портной», «булочная», «завод фруктовых вод» и т.п.» Трудами Текутьева в Тюмени появились театр и библиотека, в родном селе Борки построил на свои деньги четырехклассную школу, пожертвовал 1000 рублей на тюремную школу. Предметом особой заботы купца было храмовое строительство. На его средства были построены церкви в деревнях Борки, Падериной, Патрушево. С 1902 по 1916 гг.

А.И.Текутьев исполнял обязанности старосты Градо-Тюменской Спасской церкви, прихожанином которой являлся. На его средства и благодаря именно его хлопотам был построен северный придел к этой церкви. Автору встречалось в одной из дореволюционных местных газет короткое сообщение, что по распоряжению Текутьева были завезены строительные материалы на железнодорожный вокзал для строительства там часовни, но потом так же быстро они были вывезены. Этот вопрос требует отдельного изучения. Известно, что Текутьев жертвовал деньги и на строительство синагоги в Тюмени, за что был удостоен чести перерезать ленточку на ее открытии в 1912 г.

Велики заслуги Текутьева и в развитии банковского дела в Тюмени. Мне встречалась в архивах его переписка с руководителями Русского для внешней торговли банка. Этот банк проявлял устойчивый интерес к хлебной торговле, и с большой долей уверенности можно утверждать, что отделение этого банка в 1909 г. открылось в Тюмени благодаря Текутьеву. В пользу этого предположения говорит и то, что первоначально отделение разместилось в доме Текутьева на Царской улице.

Многолетний руководитель и один из организаторов Тюменского городского общества «взаимного от огня страхования» А.А.Матусевич именно Текутьеву поставил в заслугу учреждение этого общества, роль которого в ликвидации бедствий от городских пожаров сложно переоценить. Вполне объяснима при этом забота Текутьева о строительстве каменных пожарного депо и дома для пожарной команды.

В октябре 1909 г. Тюмень чествовала Андрея Ивановича Текутьева по случаю его 70-летия. Очевидец писал, что в роскошном зале приказчичьего клуба собралось более 100 представителей всех авторитетных групп местного общества. При входе Текутьева военный оркестр исполнил марш. При этом Текутьев отметил, что сам он «далек от своего восхваления», а чествование состоялось по единодушному решению городской управы.

Много здравиц прозвучало в тот вечер в честь юбиляра. Командир 9-го Сибирского полка полковник А.Д.Полонский сказал, что «благодаря своей энергии Андрей Иванович создал в течение трех месяцев для войск сухое, теплое помещение; в душах живущих в казармах 700 человек живет благодарность Андрею Ивановичу за его заботы о русском воине». Полковник имел в виду построенные в кратчайший срок благодаря Текутьеву воинские казармы возле тюрьмы. Среди поздравляющих были, в частности, доктор Д.З.Ноторин от имени живших в Тюмени евреев, группа коммерсантов-татар.

Гласные городской Думы единогласно приняли решение поместить портрет Текутьева в зале Думы «на вечные времена».

В адрес Текутьева поступили поздравления из Томска, Омска, Ишима (где его избрали почетным гражданином), Ялуторовска, Камышлова, Барнаула, Тобольска.

Юбиляр был растроган настолько, что не смог прочитать заранее заготовленную речь, по его просьбе ее прочел Н.А.Саватеев. В этой речи городской голова, обычно скупой на слова в отношении себя, признался, что ему стоила общественная деятельность: «... Ввиду неутомимой деятельности в продолжение 11 лет да еще к тому встречавшихся днесь ложных порицаний, я истратил свое здоровье, получил нервное расстройство, беспамятство и постоянное головокружение».

Омрачало торжество то, что во время чествования «ложные порицания» были опубликованы в одной из местных газет. Редакториздатель газеты «Ермак» А.М.Афромеев посвятил А.И.Текутьеву немало желчных публикаций. Написанные хлестко, при этом фактически не содержащие веских доказательств, они отравили немало крови их герою. По моему глубокому убеждению, злобно написанные материалы, как в прошлые времена, так и в наши дни, с объективностью не имеют ничего общего.

«Несть человека, который не согрешит», и Текутьев не стал исключением из этого правила. Но если внимательно прочитать все написанные в его адрес пасквили в газетах, то общее у них то, что все поступки Текутьева представляются в черной краске. Но так не бывает – это заведомая ложь.

Более авторитетным представляется мнение человека, которому право судить дано было законом. Товарищ прокурора (заместитель) Тобольской губернии Н.В.Полуботко в своем приветствии дал А.И.Текутьеву исчерпывающую характеристику: «... Ум, энергия и труд гармонически сочетались в Вас, уважаемый Андрей Иванович, и дали Вам возможность из ничего создать то богатство, которым Вы в настоящее время обладаете. Созданное Вами богатство, однако, не коснулось Вашей внутренней стороны, и Вы остались тем же простым, с добрым и отзывчивым сердцем, каким я представляю Вас мысленно, переносясь к далекому прошлому, когда Вы начинали свое дело. Богатство не приучило Вас к роскоши и безумным тратам нажитого. Вы не стараетесь поражать Вашими парадными выездами, роскошными обедами, пирами, балами, устройством домов-дворцов. Вся эта мишура и внешний блеск прошли мимо Вас, Ваш ясный практический ум указал Вам, что у каждого общества есть такие нужды, которые оно само не может удовлетворить в силу своей разрозненности».

По долгу службы Н.В.Полуботко был одним из самых осведомленных людей в губернии, и хорошо знал, чего стоит репутация кого-либо из местных предпринимателей.

Во многих современных публикациях Андрей Текутьев показан (и совершенно заслуженно!) как рачительный городской голова, меценат и благотворитель. Менее известно, каким он был в повседневном общении, поэтому несомненный интерес представляют немногочисленные свидетельства близко знавших его людей.

В делах Текутьев был азартен до самых преклонных лет. В 1910 году в Тюмени сложилась непростая ситуация с хлебом. Управляющий отделением Государственного банка так оценивал ситуацию на хлебном рынке в городе: «У производителей хлеба почти нет, подвоз на базары незначителен. Такой незначительный запас хлеба заставляет владельцев (Текутьева и Т-во Бр. Шадрины) крупчатных мельниц проявлять лихорадочную поспешность в закупе хлеба для мельниц. Текутьев, имеющий крупчатную мельницу, как говорят здесь, горячится, т.е. старается перехватить скупкою хлеб, где только можно». Но эта «горячность» в ущерб делам купца не шла, поскольку деловая хватка всегда сочеталась у него с трезвым расчетом. В 1910 году управляющий Тюменским отделением Государственного банка Афанасий Гурский записал свои впечатления от встречи с Текутьевым: «... Ко мне в кабинет вошел по делам совершенно больной бывший городской голова Андрей Иванович Текутьев (имеющий состояние 2 миллиона). Когда я спросил у него о здоровье, Андрей Иванович ответил: «Почти умираю». «Андрей Иванович, – говорю я, – нам, беднякам, умирать можно, Вам стыдно, куда Вы денете богатство, детей у Вас нет». – «Раздам бедным и учреждениям» – был ответ. Я почти уверен, что Текутьев исполнит свои слова. В настоящее время Текутьев, этот мужик, едва умеющий подписывать свою фамилию, содержит на свои средства общественную библиотеку, несколько школ, театр, помогает приюту сирот, ломбарду, городскому управлению». К этому свидетельству следует только добавить, что Гурский, выпускник юридического факультета Харьковского университета, поработал во многих уголках России и повидал самых разных предпринимателей.

Вскоре после этого разговора с Текутьевым встретился корреспондент одной из самых популярных российских газет – «Нового Времени» – Константин Носилов, и оставил весьма интересные впечатления: «На третий день я посетил местного видного общественного деятеля и оригинала, – своего рода местную знаменитость.

Это г. Текутьев, крупный благотворитель и деятель, создавший свой театр, убивший за свою жизнь полмиллиона на народное образование, устроивший свою больницу для города, и бухгалтерские классы, откликающийся на всевозможные общественные городские нужды и ныне устраивающий ремесленное и техническое училище в 150000 рублей. Болгарин по происхождению, сын крестьянина с.Локти, где тоже им устроена роскошная ремесленная школа, научившийся самоучкой грамоте, двенадцати лет убежавший от отца в Тюмень в поисках другой, более деятельной и разумной жизни, которая дала ему миллионное состояние.

Теперь это уже старик 82 лет, но еще бодрый, живой, всем интересующийся и на все откликающийся со свойственной ему живостью ума.

Будучи совершенно одиноким в семейном отношении, он окружил себя голубями, и в них, видимо, находит утешение. Их тысяча в его дворе, они свободно летают по его просторным и светлым комнатам, и шелест их крыльев, воркование их всюду, что-то говорят особенно чуткому сердцу человека…

Я посетил его на второй день Нового года и нашел у него массу телеграмм от его почтенных почитателей – от генералгубернатора Восточной Сибири Н.Л.Гондатти, от тобольского губернатора Станкевича и многих других таких же почетных лиц Сибири и России, спешивших поздравить этого восьмидесятилетнего старика, помнящих его повсюду в России».

К этому непарадному портрету Текутьева стоит добавить еще мнение местного журналиста Гладышева, высказанное им в 1922 году, когда такое откровение было не просто немодным, но и небезопасным: «Человек полуграмотный, выходец из крестьян д.Борки, в 40 верст от Тюмени, он обладал недюжинным умом и на склоне жизни, будучи даже крупной величиной в денежном мирке Тюмени, делал для города очень многое, к внешним отличиям и наградам относясь совершенно равнодушно. Хоть он и не был свободен от других недостатков, присущих нашей бывшей буржуазной среде, но, во всяком случае, заслуживал быть помянутым добрым словом. Местные буржуи, особенно из новоиспеченных, снаружи несколько отшлифованные, относились к нему свысока, называя его чумазым, но, несомненно, у этого мужика душа была добрая, да и по широте делового размаха они ему в подметки не годились, хотя в личных своих потребностях Текутьев был человек чрезвычайно простой и скромный».

Почти через сто лет после того, как были написаны эти строки, можно только добавить, что многие дары от А.И.Текутьева Тюмени продолжают служить людям, и вряд ли кто-то из современных тюменских предпринимателей превзошел его в благодеяниях.

А. Вычугжанин,
член Совета Тюменского
регионального отделения Российского
исторического общества

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2021 г.