ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№3 2022 г.         

Перейти в раздел [Документы]

ПАСХА В КАМЕНСКОЙ ПОКРОВСКОЙ ЦЕРКВИ

В первой переписи 1623 г. письменный голова Зловидов и подьячий Салтанаков отметили в Тюменском уезде на то время 99 деревень и одно село Коломенка. В этом селе отмечено 6 домов посадских граждан и один двор местного попа, с которым проживали диакон и пономарь. Первые переселенцы в это село прибыли вероятно с г. Усолье на реке Каме Пермского края. Вот усольские мужики, видимо, и назвали свое поселение первоначально Коломенка, что означало в их местах, на реке Каме, вид речного беспарусного судна. Но это название Коломенки не прижилось у жителей села, и позднее село назвали по имени местной речки Каменки. И это было правильное решение.

А вот церковь деревянная, похоже, была построена стараниями переселенцев, так как она была занесена в перепись Дозорной книги 1623 года. Тем более это была первая церковь в Тюменском уезде. Появление церкви в населенном пункте придало ему статус села и означало образование церковного прихода. А чуть позднее образовалась и Каменская волость. Волость – самая малая административная единица в царской России, в которую входило население нескольких деревень.

Крестьяне села Каменка и прилегающих деревень обрабатывали пашню на своих земельных участках, сеяли пшеницу, овес, а под зиму высевали озимую рожь. Кто-то из местных мужиков служил в Тюмени ямщиком и оформлял документы для получения статуса государственного извозчика. Это приносило доходы семье. Ведь тогда во время ежегодных летних и зимних ярмарок требовалось перевозить большое количество грузов. Люди деревенские кормились в основном от земли, а также искали другие способы заработка в Тюмени. Казалось, так будет всегда, и ничто и никто этому не помешает. Ведь народ деревенский всегда надеялся лично на себя и не ждал, когда манна небесная ему в тарелку упадет. А для этого нужно трудиться. В 1654 г. произошел раскол в Русской Православной Церкви. Патриарх Никон при поддержке царя Алексея Михайловича решил провести реформу богослужебных книг на греческий манер. Русские богослужебные книги переписывались на греческий лад. Идеологи реформы предлагали внести изменения в церковные распорядки и ведение церковных служб. При этом уничтожалась вся старая церковная богослужебная литература. Это привело к волнениям и недовольству простого верующего русского народа и даже в рядах самого духовенства.

А царская власть из Москвы приступила к повсеместному жестокому подавлению народных масс, требовавших отмены церковной реформы. Восстания народа прокатились по всей стране, но были жестоко подавлены и рассеяны регулярными войсками царской армии. Результаты этой акции в России привели к тому, что некоторые покинули Россию, а часть не принявших реформы патриарха Никона разбежались целыми семьями, деревнями по глухим и необжитым краям государства Российского. Много церковных изгнанников осело на Урале, в Западной и Восточной Сибири. Они селились в глухих местах вдоль сибирских рек: Исети, Пышмы, Кармака, Туры и Тобола.

Вот и в границах Тюменского уезда осело в те годы много старообрядцев. Они жили обособленно, возделывали пашню, сеяли пшеницу, разводили и выращивали для своих нужд домашний скот. Раскольники, как тогда называли вероотступников в России, не вступали в контакты с местными жителями, сторонились светской и духовной власти. Рожали и растили своих детей в своей, как им казалось, истинной вере. Но и здесь, в далекой Сибири, раскольников склоняли к «новой вере», а если они отказывались принять ее, то местная власть оформляла на них двойную подать, или двойной подушный налог. Но, несмотря на все невзгоды, староверы-переселенцы пытались обустроить свою жизнь. В той же деревне Космаковой Успенской (Кармакской) волости они имели даже свой отдельный молельный дом. Об этом автор уже сообщал в статье «Космаковские староверы» за 31 января 2012 года в газете «Красное Знамя».

Сегодня наш рассказ об умышленном поджоге церкви в селе Каменка в 1687 году. По мнению автора, 27 марта по старому стилю (9 апреля по новому стилю) 1687 года в Сибири, может быть, и в России в целом, произошел первый террористический акт на почве церковного раскола. Почему-то многие тюменские авторы посчитали, что тогда в Каменке собрались раскольники в количестве 400 человек и устроили в православном храме самосожжение. Сама постановка вопроса на эту тему не выдерживает здравого смысла.

Вначале об этом факте упомянул Александр Иваненко в своей книге «85 лет Тюменскому району» в 2008 году. Александр Стефанович пишет: «В 17 веке в селе Каменском появились христиане-раскольники, хранители старой веры, но и здесь их преследовали местные власти, принуждая принять новую веру. В качестве протеста староверы избрали самосожжение, причем проводили это массово. Известно, что в 1687 г. в день Пасхи в Каменской церкви сожглись 400 человек. Ужасный протест». Александра Иваненко, доктора сельскохозяйственных наук, профессора, краеведа, преподавателя университета Северного Зауралья, помню и уважаю еще по бывшему сельхозинституту. Я помню, будучи студентами института, вместе с однокурсниками побывали на квартире ученого. Именно тогда, более 40 лет тому назад, я поделился с именитым ученым своей заветной мечтой, что хочу в будущем писать об истории нашего края. Увы, я тогда не смог объяснить своему преподавателю, на чем основывается моя мечта. Теперь я бы сказал, что мечта формируется у человека еще с грудным молоком матери, а позднее от большого желания познать окружающий тебя мир. Вот, пожалуй, и все составляющие, которые формируют у человека стратегию исследователя. Хотя допускаю и другие мнения, мотивы на этот счет.

Вот и обозреватель Владимир Поротников в газете «Красное Знамя» за 20 января 2019 г. в своей статье «Самосожженцы» пишет: «Первая и самая крупная гарь на территории Тюменского уезда была в 1687 году в Каменке. Тогда около 400 раскольников, бежавших в Сибирь от гонений никонианцев, в знак протеста прибегли к самосожжению, запершись в деревянной церкви Покрова Пресвятой Богородицы». Опять же, как под копирку, сгоревшими в церкви села Каменки оказываются 400 раскольников и у этого автора.

А как происходили события того дня и ночи? И почему раскольники в таком количестве вдруг оказываются в православном храме? Ведь раскольники были отлучены от Православной Церкви и были преданы анафеме самим Патриархом Никоном. Что-то тут не так. Ведь отлучники-раскольники боялись ступить на порог православного храма, потому что считали, что там правит Антихрист. А после 1666 года, по мнению раскольников, там служили одни слуги Антихриста. Ведь это обстоятельство должно насторожить авторов, пишущих на темы церковного раскола в Сибири и России в целом.

Предоставим слово церковному историку, кандидату богословских наук, магистру теологии, духовному писателю протоиерею Иоанну Яковлевичу Сырцову (1837-1919).

По служебным делам он не раз бывал в Тобольске, изучал историю местного сибирского раскола старообрядцев. В 1878-1880 гг. И.Я. Сырцов являлся учителем церковной и общей истории в Тобольской духовной семинарии и Тобольском епархиальном училище. С 10 июня 1881 года он состоял действительным членом Тобольского губернского статистического комитета. Протоиерей Иоанн Сырцов был корреспондентом многих российских газет и в том числе журнала «Тобольские епархиальные ведомости» («ТЕВ»). Вот что написал Иоанн Сырцов в журнале «ТЕВ» в № 15-16 от 1 августа 1887 года: «В сибирской летописи под 1687 г., 27 марта, описан следующий ужасный факт. Тюменского уезда в село на Каменке собралось на 27 марта к пасхальной утрени (продолжительное богослужение – авт.) из разных деревень православных жителей обоего пола до 400 человек. В полночь началась в церкви Покрова Пресвятой Богородицы утреня. Во время самого торжества, вдруг, церковь, переполненная до крайней тесноты народом, загорелась, снизу из-под трапезы (помещение или стол для приема пищи – авт.) и паперти (площадка перед входными дверями – авт.). В несколько минут огонь проник в самый храм и загородил выход. Народ бросился к окнам, и некоторым действительно удалось выскочить из пламени, но зато убивались до смерти от падения на землю с большой высоты, и немногие только отделались увечьями. Все остальные, до 250 человек, погибли в пламени, вместе с причтом (священно-церковные служители церкви – авт.) и со святыней храма. Виновниками этого ужасного пожара, в светлый Христов праздник, когда все смертные приглашались к всеобщей радости и любви, – были раскольники, подбросившие и воспламенившие под церковью порох, "да хотящие и не хотящие" спасутся!»

Стало быть, в деревянную церковь тогда собрался православный народ, а не раскольники. Судя по тому, что помещение церкви было переполненное и в нем находилось 400 человек, то требовалось примерно только для верующих 100 квадратных метров – это 4 человека на 1 кв. метр. Стало быть, только для верующих помещение должно быть не менее 10х10 метров. Здесь, в помещении, должен быть небольшой алтарь и иконостас с развешанными иконами или иконами в киотах. Киот представляет собой небольшой деревянный ящик, с лицевой стороны закрытый стеклом. Киоты бывают напольные или настенные. Одним словом, все перечисленное – это служебное место для приходского причта: священника, диакона и пономаря. Это еще 20-30 кв. метров. Поэтому общая площадь храма для проведения церковной службы причту села Каменки в ту роковую ночь требовалась примерно в 130 кв. метров, или 10х13 метров.

Далее. Из текста историка И. Сырцова узнаем, что верующие граждане во время пожара падали из окна с большой высоты. Стало быть, в данном случае из окон второго этажа деревянной церкви, и это не менее 5-6 метров высоты. История нам не сохранила никакой информации по этому храму. По факту в церкви должны ежегодно оформляться клировые ведомости, в которых указывается информация о храме со дня постройки, о состоянии здания, подсобных объектов при церкви в год отчета, видах текущего ремонта, пожертвованиях на храм от граждан и перечисляется весь состав церковного причта. Причт – священник или настоятель храма, диакон, пономарь и староста храма. Староста храма избирается православной общиной из достойных граждан прихода на 3 года. Он получает официальное оформление на работу (службу) старостой храма. Денег за свою службу староста не получает. (Когда начали издаваться «Тобольские епархиальные ведомости», в этом журнале публиковались и даты назначения старост на службу в храм.) Сторож церкви или трапезник указывается в редких случаях в ежегодных клировых ведомостях храма.

Теперь абсурдна сама мысль, что 27 марта 1687 года в Покровской церкви села Каменки сгорели раскольники, да еще в таком количестве. Ведь граждане многих деревень Каменского прихода вместе со своим настоятелем храма в тот вечер собрались – предположительно, к 12 часам ночи, – чтобы встретить светлый праздник Пасхи. Ведь если батюшка служит в местном храме много лет, то он практически в лицо знает свою паству. Его уважает и любит деревенский простой народ. Если бы в храме было 400 раскольников, разве они стали бы выпрыгивать в окна? Ведь к акту самосожжения раскольники готовятся долго и основательно. В некоторых случаях они принимают настои трав в виде успокаивающих средств. Раскольники наверняка бы приняли тогда свою смерть смиренным образом. Тем более в храме тогда находился весь православный причт: настоятель церкви, диакон и пономарь, – и православные служители церкви погибли в пламени вместе с деревенским православным народом, как об этом повествует сибирская летопись.

Остается открытым вопрос, кто занес в подвал Покровского храма бочки с порохом и кто в нужное время поджег это взрывчатое вещество и тем самым совершил этот чудовищный террористический акт? На этот вопрос мы вряд ли узнаем ответ. 27 марта (по ст. стилю) 2022 года исполняется ровно 335 лет этому трагическому событию. В том аду уцелели 150 человек, судя по записям историка И.Я. Сырцова.

В качестве предположения можно допустить, что раскольники договорились со сторожем церкви или запугали его до смерти, чтобы заполучить ключ от церкви села Каменки. В ночное время, когда церковь закрыта на ключ и трапезник (или сторож) обычно отдыхает в своей сторожке недалеко от храма, раскольники могли занести туда смертоносный груз. Видимо, были загодя подвезены к храму и бочки с порохом. А в полночь, когда весь окрестный православный народ собрался в церковь, чтобы встретить светлую Пасху, там, в подвале храма, уже сидел раскольник-смертник, чтобы зажечь порох. А может, и не один. И эти слуги дьявола устроили с наступлением светлой Пасхи варфоломеевскую ночь – массовое убийство в Каменке неповинных православных крестьян из многих соседних деревень. Возможно, многие погибли в этом аду целыми семьями, деревенскими улицами, а то и всей деревней. Деревни на то время состояли из нескольких крестьянских дворов, лишь некоторые имели десятки крестьянских усадеб.

Сама церковная служба по встрече светлой Пасхи занимает у местного священника обычно три часа. Вот тогда и прогремел огромной силы взрыв в подвале храма. От взрыва обычно вылетают сразу стекла в окнах здания, образуется огромный огненный шар вперемешку с поднятой пылью. Заряд пороха был подложен грамотно и именно под то место в подвале, чтобы основная ударная сила и пламя огня перекрыли пути эвакуации верующих из здания первого этажа в дверь на улицу. Именно в этом месте стены здания загорелись в первую очередь.

Люди православные, оглушенные взрывом, поначалу, видимо, и побежали по лестнице вниз к выходу из горящего здания. Но, по всей вероятности, увидев в огне весь первый этаж, верующие вернулись, давя друг друга в суматохе, на уцелевший пока еще второй этаж. Вот все, кто еще уцелел в этом аду, и стали ломиться к окнам, а после, пытаясь спасти свою жизнь, летели вниз к земле, как придется – вниз или вверх головой. Многие граждане обезумели от увиденного кошмара, огня, пыли, криков, боли и звона в ушных перепонках и просто мешали другим верующим выбраться из этого ада на улицу. Большую часть людей поглотило тогда пламя пожара. Прыжок из окна горящей церкви был единственным способом сохранить свою жизнь. Но и этим способом удалось воспользоваться немногим, часть верующих погибла от удара о землю, а лишь небольшая часть православных, переломав при этом себе ноги или руки, осталась жива. Страшно подумать, что в этом кошмаре тогда находились старики и дети. Сотворить такое массовое убийство на земле сибирской могли только нелюди или слуги дьявола – скрытые раскольники. Об этом факте мало кто слышал из ныне живущих.

Сказать, сколько было в ту трагическую ночь в этом храме раскольников, теперь вряд ли кто сможет. Они могли быть лишь в малом количестве среди прихожан, и это однозначно. Это так называемые скрытые раскольники. Об этом факте впервые написал церковный историк, изучающий сибирский раскол, Иоанн Сырцов в журнале «ТЕВ» в № 17-18 от 1 сентября 1887 года.

Он сообщает: «Большая часть старообрядцев предпочитала оставаться "потаенными" раскольниками во избежание двойного оклада (налогов и сборов от государства – авт.) и тех притеснений, какие делались записным раскольникам со стороны духовных и гражданских представителей власти. В этом укрывательстве раскольникам помогали иногда и приходские священники, записывая явных раскольников в число православных, чтобы большим числом в своем приходе раскольников не навлечь на себя гнев и преследование со стороны строгих тобольских митрополитов и консистории».

А выводы по этой страшной трагедии XVII века в селе Каменке Тюменского уезда делать нам, ныне живущим уже в XXI веке. В этой ужасной истории для автора этих строк оставался невыясненным один вопрос: а сгорела ли сама церковь в ту страшную, а точнее сказать, кошмарную ночь 27 марта 1687 года? Ответ найден в «Хронологическом обзоре церковно-исторических событий Сибири в 300-летний период ее существования». В этом обзоре на 1 апреля 1884 года сообщается: «1687 г. в Тюменском уезде в с. Каменка, в 20 верстах от Тюмени, на день Св. Пасхи собрались к заутреннему пению всяких чинов люди, тутошние жители и из уездов, с женами и детьми человек ста четыре (400 – авт.). Во время того утреннего пения церковь под трапезной и под папертью внутри загорелась великим огнем, одного часу со святыми иконами и с церковной утварью, и со всеми людьми сгорела. Знатно умыслом противников церковных и мятежников-раскольников сие учинено…». Теперь можно точно сказать, что деревянный храм сгорел в селе Каменке 27 марта 1687 года, а огонь поглотил при этом пожаре 250 православных граждан из окрестных деревень местного церковного прихода.

Владимир КАЛИНИНСКИЙ,
краевед-исследователь.
Фотографии с сайта Тобольской
митрополии

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2023 г.