ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№03 2018 г.         

Перейти в раздел [Документы]

История градо-Тюменской Симеоновской церкви при Владимирском сиропитательном заведении (1887-1919)

(Продолжение, начало в декабрьском номере «Сибирской православной газеты» за 2017 год)

2 ноября 1879 года в Тюменскую городскую думу поступило заявление потомственного почетного гражданина и попечителя Владимирского сиропитательно-ремесленного заведения купца 1-й гильдии Семена Михайловича Трусова с просьбой разрешить постройку каменной домовой церкви «во имя Св. Богоприимца Симеона» при сиропитательном заведении.

Податель сего представил на рассмотрение городской думы проект предполагаемой постройки храма, означив, что на таковой предмет им будет ассигнован капитал в двадцать тысяч рублей серебром.

Вместо неграмотного попечителя Семена Трусова по личной его просьбе документ подписал тюменский купец, гласный городской думы Алексей Григорьевич Гласков.

Выслушав заявление Семена Михайловича Трусова в собрании от 12 декабря 1879 года, Тюменская городская дума выразила глубокую благодарность за пожертвование господином учредителем и попечителем Владимирского сиропитательно-ремесленного заведения двадцати тысяч рублей на устройство церкви, уведомляя подателю сего, что препятствий на постройку означенной церкви со стороны городской думы не встречается. Тем не менее, чертежи плана заявителю возвратили. На постройку церкви необходимо было испросить разрешение в установленном законом порядке.

27 января 1880 года тюменский городской голова Прокопий Иванович Подаруев представил Его Превосходительству господину тобольскому губернатору Владимиру Андреевичу Лысогорскому ходатайство за №13 о разрешении постройки церкви во имя святого Симеона Богоприимца при сиропитательно-ремесленном заведении города Тюмени.

В ходатайстве городского головы было отражено содержание заявления Семена Трусова в Тюменскую городскую думу и постановление думы о том, чтобы на постройку церкви было испрошено соответствующее разрешение.

Во исполнение думского постановления Семен Михайлович Трусов подал прошение на имя епископа Тобольского и Сибирского Ефрема, в котором изложил, что «расстояние и переменная погода, то есть ненастье или холод, лишают детей Владимирского сиропитательно-ремесленного заведения возможности посещать храм Божий в воскресные и праздничные дни и, что, в устранение этого неудобства и для развития в детях религиозного чувства, он, Трусов, намерен устроить при самом заведении, в связи со зданием, домовую церковь».

При этом Семен Михайлович выразил особое пожелание, чтобы будущий храм был причислен к градо-Тюменской Успенской церкви, и священник этой церкви, занимающийся при сиропитательном заведении законоучителем, заведовал бы и церковью при данном заведении впредь до изыскания средств к содержанию особого причта. В ответ на данное прошение 25 января 1880 года через благочинного протоиерея Родионова господину Трусову было объявлено, что постройка церкви, в силу закона, разрешается только по планам и фасадам, утвержденным в законном порядке. Чертежи плана и фасада через благочинного были Трусову возвращены, с тем чтобы, «по сделании надлежащей надписи об утверждении оных», документы эти были возвращены в консисторию для последовательного распоряжения.

После обсуждения проекта в губернской строительной комиссии 13 февраля 1880 года тобольский губернатор В.А. Лысогорский представил тюменскому городскому голове П.И. Подаруеву подробную записку за №1043 от 21 февраля 1880 года с нижеследующим детальным перечнем замечаний к проекту и требованием его доработки:

1. «Строительная Комиссия донесла мне, что при рассмотрении означенного проекта Комиссией замечено следующее: комнаты нижнего этажа назначено покрыть сводами, устроенными на рельсах [На изготовление балок пошли знаменитые демидовские рельсы. Через много лет, в начале XXI века, они обнажились во время реставрации здания после передачи его Тобольско-Тюменской епархии – Авт.]. При этом весь потолок средней части поддерживается только двумя металлическими колоннами, тогда как он должен нести довольно большой посторонний груз, не говоря уже о своем собственном весьма значительном грузе, по причине устройства, поверх сводчатых покрытий, каменного пола, толщиною в 6 вершков.

2. При подобном устройстве потолка, необходимо приложить подробный расчет груза, как собственного, так и постороннего, с показанием соответственного сопротивления металлических колонн, а равно и поддерживающих их фундаментов, а также необходимо приложить и расчет устойчивости сводиков, перекинутых между рельсами. Было бы целесообразнее и дешевле вместо, назначенных в средней части двух деревянных переборок, вывести на прочных фундаментах кирпичные стены хотя бы толщиною в два кирпича, и на них устроить деревянный потолок. Такие же потолки следовало бы устроить и под остальными помещениями нижнего этажа.

3. В среднем помещении больницы в большой комнате одной печи недостаточно, необходимо две. Сени и кладовую для белья следовало бы сделать теплыми. Проход в ватерклозет через сени едва ли будет удобен. В церкви пол в хорах, неизвестно на чем держится. Свод над хорами в плане показан парусный, а в разрезе коробчатый. Во всем разрезе следует сделать исправления и сверх этого, к проекту должна быть приложена пояснительная записка составителя сего проекта с подробным описанием конструкции всего здания».

В ответ на замечания Тобольской губернской строительной комиссии, в письме тюменскому городскому голове за №7 от 10 марта 1880 года, тюменский городской архитектор Богдан Цинке дал следующие пояснения [орфография оригинала – Авт.]: «Считаю долгом объяснить, что, согласно требования епархиального начальства, основанного на церковных законах и правилах построения православных церквей, полы в церкви, хотя и домашней, во вторых этажах были основаны на безопасных от пожара каменных сводах. Поэтому нашел невозможным заменить каменный свод деревянными потолками.

Изменить деревянные перегородки каменными стенами в средней комнате Больницы и также оставить кладовую для белья, препятствует мне предписанное требование Сиропитательного заведения и врачи, как выяснено в пояснительной записке. Если и действительно требовалось устроить печь для отопления в кладовой, то в таком случае должно поместить печь в наружной и поперечной каменных стенах, но никоем образом в середине помещения под верхней церковью, так как по расположению в верхнем этаже стен трудно отвести дымовую трубу от этой печи.

Все остальные замечания со стороны губернской Строительной Комиссии выяснены мною в пояснительной записке».

19 мая 1880 года в адрес тюменского городского головы поступило отношение тобольского губернатора за №2969 о дозволении постройки домовой церкви при Владимирском сиропитательном заведении, с приложением рассмотренного и утвержденного губернской строительной комиссией проекта на постройку церкви и пояснительной записки к этому проекту.

Наконец, 28 мая 1880 года Тюменская городская управа, представляя рассмотренный и утвержденный Тобольской губернской строительной комиссией проект на постройку церкви при Владимирском сиропитательно-ремесленном заведении, обратилась с ходатайством за №2230 в Тобольскую духовную консисторию с покорнейшей просьбой не оставить распоряжением о разрешении постройки церкви.

Таковое распоряжение было получено – и строительство церкви началось. Но не успело оно полностью развернуться, как 29 июня 1881 года Семен Михайлович Трусов почил о Господе.

В связи с кончиной тюменского купца 1-й гильдии и почетного гражданина Семена Михайловича Трусова Тюменская городская дума направила его дочери Фотине Семеновне Серебряковой письмо – благодарственный адрес гласных Тюменской городской думы по случаю смерти ее родителя – попечителя Владимирского сиропитательно-ремесленного заведения [орфография оригинала – Авт.].

«Милостивая Государыня Фотина Семеновна!

Тюменское городское общество, глубоко скорбя о потере высоко уважаемого родителя Вашего, поспешно собралось в экстренное заседание Думы, где и постановило выразить самое живое и искреннее участие в Вашей скорби.

Прожив около столетия, покойный родитель Ваш большую часть трудов своих уделял на призрение неимущих, возведя дело помощи ближнему в цель долголетней своей жизни. Не быв еще постоянным жителем Тюмени, покойный Семен Михайлович уже был известен Тюмени благотворительными делами на пользу местных граждан. С переселением же его в Тюмень деятельность на этом поприще постоянно выражалась в помощи тем, кто в ней истинно нуждался. Участвуя в каждом благотворительном деле, которое предпринимало общество, покойный родитель Ваш, при ближайшем Вашем содействии, находил в то же время возможным приносить самостоятельно весьма значительные жертвы на благо страждущего человечества.

Призрение сирот в устроенном покойным на собственные средства Владимирском Сиропитательном заведении, благодаря личному наблюдению Семена Михайловича и ближайшему Вашему руководству, развилось настолько, что вполне удовлетворяет целям благотворительности и являет собой полное доказательство отеческой любви руководителей дела к призреваемым. Эта христианская любовь вполне обеспечила успех воспитания малолетних и получившие начальное образование в заведении, делаясь членами общества, оказываются вполне подготовленными к трудовой жизни. Щедрота, с которой покойный делил свое состояние с неимущими, и готовность протянуть руку помощи всякому просящему, олицетворяли в нем ту братскую любовь, которую завещал нам Божественный Учитель. Расточая вокруг себя добро, щедрая душа покойного не забывала страждущих и в отдаленных краях. Значительные пожертвования в пользу раненых и больных воинов являют в уважаемом Семене Михайловиче ту любовь к родине, которая присуща только истинно Русскому человеку.

Как же велика польза, принесенная Семеном Михайловичем в деле помощи ближнему, но не ею одною увековечил он о себе память. Непрестанные заботы о благолепии храмов, пожертвования в пользу церквей и истинное служение интересам православной религии занимают одно из видных мест в ряду добрых дел покойного, которые он завершил сооружением храма при Владимирском сиропитательном заведении.

Как ни тяжела для нашего общества потеря согражданина, принесшего такую значительную пользу, но еще тяжелее для Вас, многоуважаемая Фотина Семеновна, утрата родителя, с которым Вы привыкли делить полезные труды. Да поможет Господь с мужеством перенести постигшее Вас горе и да облегчит Ваше страдание то общее участие, которое вызвала смерть незабвенного родителя Вашего. Твердая уверенность в том, что Всевышний отозвал достопочтенного Семена Михайловича к лучшей жизни, должна смирить Вас с неизменимой утратой. С чувствами глубокого уважения к Вам, имеем быть граждане города.

Подлинный подписали: Городской Голова и Гласный Думы Подаруев; Гласные…» [следует перечисление имен гласных думы – Авт.].

Фотина Семеновна приняла на себя все заботы по возведению храма и до конца своих дней вникала в дела Владимирского сиропитательного заведения, сначала передавая туда собственный капитал, а затем пенсию Государственного казначейства, доставшуюся ей после смерти мужа полковника Дмитрия Михайловича Серебрякова – начальника городской воинской команды и известного благотворителя, участвовавшего в благоукрашении тюменских храмов. Сохранились документальные данные об изготовлении им в 1858 году «серебряных и золоченых окладов на иконы нижнего ряда иконостаса для Успенской церкви города». В его честь одна из тюменских улиц была названа Серебряковской (ныне Советская). В настоящее время название «Серебряковский квартал» присвоено административно-жилому комплексу на пересечении улиц Ванцетти – Советская.

Домовая церковь при Владимирском сиропитательном заведении была построена по проекту тюменского городского архитектора и будущего тобольского епархиального архитектора Богдана (Готлиба) Цинке (ок. 1832-1918) – прусского немца, окончившего в 1866 году Петербургскую академию художеств и принявшего российское подданство.

Здание храма Симеона Богоприимца представляет собой четверик с прямоугольным алтарем, увенчанный пятью декоративными главками. В церкви был установлен дубовый иконостас с резными колоннами, изготовленный московскими мастерами. Стены и купол были выкрашены сиреневой масляной краской и расписаны изображениями, в миниатюре напоминающими роспись Храма Христа Спасителя в Москве. В куполе изображен Господь Саваоф с Младенцем на груди, на четырех подкупольных склонах – четыре евангелиста.

Роспись стен производилась на средства тюменского купца 1-й гильдии и городского головы Петра Ивановича Матягина.

22 июня 1885 года новопостроенный храм был освящен во имя покровителя младенцев святого праведного Симеона Богоприимца – небесного покровителя Семена Трусова.

Храм помещался на втором этаже пристроя. В него вели две двери: одна – из классной комнаты – для воспитанников, другая – с парадного крыльца – для посторонних. Хоры располагались над дверями, вдоль западной стены. Богослужения совершались по воскресным и праздничным дням.

28 апреля 1886 года полковница Фотина Семеновна Серебрякова в своем заявлении в Тюменскую городскую управу дала пояснение о капиталах, завещанных ее отцом Семеном Михайловичем Трусовым на строительство церкви во имя Симеона Богоприимца при Владимирском сиропитательно-ремесленном заведении:

«На предложение Городской Управы от 23 сего апреля за №977 имею честь объяснить, что при Владимирском Сиропитательно-ремесленном заведении построена церковь и заведена утварь и ризница при ней покойным моим родителем потомственным почетным гражданином Семеном Михайловичем Трусовым на собственный его капитал, и как при этом жертвуемого им ранее на устройство сказанной церкви капитала 20.000 руб. оказалось далеко недостаточно, то и была добавлена им на таковую постройку, а также заведения утвари и ризницы ее до 21.000 руб.

Таким образом, как передавал мне покойный родитель, общая сумма пожертвования на это святое дело, заключалась до 41.000 руб. Но сколько последовало из них на устройство церкви и заведение утвари и ризницы, на каждый предмет в отдельности, объяснить не могу, потому что подробных записей покойного родителя моего об этом после смерти его не сохранилось».

Ежегодные клировые ведомости приводят следующие сведения о церкви во имя святого праведного Симеона Богоприимца при Владимирском сиропитательном заведении:

1. Построена коштом покойнаго Тюменскаго 1-й гильдии купца Симеона Михайловича Трусова, освященная 22 июня 1885 года. План и фасад есть.

2. Зданием каменная, одноэтажная, с таковою же колокольнею, крепка.

3. Престол в ней один во имя Св. праведнаго Симеона Богоприимца.

4. Утварью достаточна. Круг богослужебных книг полный.

5. Причта особого не положено, а богослужение в ней отправляется по воскресеньям и праздничным дням священником Успенской церкви.

6. Земли при церкви никакой нет.

7. Помещения для священника при заведении нет.

8. Священник получает содержание от комитета заведения 640 рублей. 9. Вкладов в пользу церкви никаких нет. 10. Зданий, принадлежащих церкви, никаких нет.

11. Расстоянием сия церковь от консистории в 260 верстах, а местный благочинный в самом городе.

12. Ближайшие к сей церкви тюремная и единоверческая.

13. Церковным имуществом заведывает комитет заведения.

Первым священнослужителем новоосвященной Симеоновской церкви стал священник градо-Тюменской Успенской церкви Иоанн Петрович Лепехин, бывший законоучителем во Владимирском сиропитательном заведении с момента его открытия. Отец Иоанн служил в Симеоновской церкви до 1887 года, пока она не выделилась в самостоятельную.

Из ежегодных клировых ведомостей 1887 года: «До сего 1887 года церковь сея была приписною к градо-Тюменской Успенской церкви, а с апреля месяца возведена в самостоятельную». На священническое место к Симеоновской церкви в мае 1887 года был определен рукоположенный во священника 25-летний выпускник Тобольской духовной семинарии Николай Дмитриевич Космаков.

После перехода в 1888 году отца Николая на настоятельскую должность к Успенской церкви на праздную священническую вакансию в Симеоновской церкви в 1889 году был определен священник Иоанн Георгиевич Аксарин, прослуживший в ней пятнадцать лет, по 1904 год.

За этот период были увеличены выплаты священнику. Кроме положенного годового содержания в размере 640 рублей, получаемых от комитета сиропитательного заведения, были добавлены 240 рублей от городской управы за исполнение треб в городской больнице и богадельне (1891).

Городская деревянная больница, открытая в Тюмени в сентябре 1859 года на средства купеческого и мещанского общества, считалась в свое время лучшей в Сибири. Больница располагалась за пределами городской черты, приблизительно в районе пересечения современных улиц Республики и Орджоникидзе. В 1904 году начинает действовать каменная больница, построенная на средства тюменского купца 1-й гильдии городского головы Андрея Ивановича Текутьева (1839-1916).

В 1904 году к градо-Тюменской Симеоновской церкви при сиропитательном заведении перемещен священник Константин Павлович Львов. Уволен за штат в августе 1908 года.

Тогда же на должность настоятеля Симеоновской церкви был определен священник Василий Александрович Миртов, состоявший до этого на должности диакона Спасской церкви. Отец Василий служил в Симеоновской церкви на протяжении шести лет, до января 1914 года.

Последним настоятелем Симеоновской церкви был протоиерей Михаил Ильич Иноземцев, служивший в ней до ее закрытия в 1919 году.

Начиная с 1893 года, тюменскими благотворителями на счет Симеоновской церкви зачисляется ряд вкладов. 20 декабря 1893 года чиновнической женой Александрой Ивановной Васильковой был пожертвован билет второго внутреннего 5% выигрышного займа 1866 года за №06828 серии 32, по номинальной стоимости в 100 рублей, с обращением процентов в пользу причта.

В 1895 году добавляются 4% билет Государственного Банка от 4 февраля 1894 года в 966 рублей, пожертвованный тюменской мещанской вдовой Феодосьей Александровной Куликовой, и квитанция Тюменского отделения Государственного Банка от 31 июля 1895 года за №51 в 200 рублей, пожертвованная тюменским купцом Иваном Петровичем Колокольниковым.

В 1898 году солдатской вдовой Анной Кирилловой в пользу причта Симеоновской церкви был пожертвован дом в 200 рублей. Кроме того, тюменские купцы – церковные старосты Симеоновской церкви Стефан Григорьевич Селиверстов и сменивший его Николай Иулианович Ядрышников – ежегодно жертвовали на поддержание и улучшение церковного хора до 200 рублей.

В декабрьском выпуске «Тобольских епархиальных ведомостей» находим сведения об открытии вакансии псаломщика [ранее должность псаломщика исправлялась вольнонаемным лицом – Авт.]: «Святейший Правительствующий Синод указом от 24 ноября 1897 года за №6483 уведомил Его Преосвященство, что согласно ходатайству Тобольского епархиального начальства при Симеоновской церкви Владимирского сиропитательного ремесленного заведения открыта вакансия псаломщика». Псаломщик получал жалованье от церкви в размере 200 рублей в год и, в случае исполнения им учительских обязанностей в школе, 200 рублей от комитета заведения.

Псаломщиками Симеоновской церкви в разные годы служили: Семен Сороковиков (1898); Александр Кокшаров (1898-1899); Герасим Лазарев (1899-1907); Христофор Чернавин (1907-1910); Владимир Миртов (1912-1915); Александр Шутов (1915). Для «заведывания церковным имуществом и продажей свеч» городская дума избирала на трехлетие утверждаемого Тобольской епархией церковного старосту «из лиц, удовлетворяющих тем требованиям, которые изложены в инструкции церковным старостам».

Должность церковного старосты в разные годы исправляли тюменские купцы: Стефан Григорьевич Селиверстов (1890-е годы); Николай Иулианович Ядрышников (конец 1890-х годов); Михаил Алексеевич Брюханов (1909-1912); Иван Стефанович Ракин (1915-1918); Иаков Васильевич Чусовитин (упом. 1918).

В 1899 году в разделе причтовых ведомостей «О прихожанах означенной церкви» значилось, что «в одном с церковью здании в том же городе» воспитанников Тюменского Владимирского сиропитательного заведения мужского пола 25, женского 30. Всего 55 человек. В 1900 году в том же разделе значилось: воспитанников сиропитательного заведения 57 человек, а также призреваемых в городской общественной богадельне мужского пола 17, женского пола 30 – всего 104 человека.

Современники писали: «Хороший иконостас, изящно отделанные стены с недурно исполненными священными изображениями. Большие окна, прекрасный резонанс. Все это производит впечатление чистого, светлого и благоговейного Дома Божия и, вместе с истовым богослужением и стройным пением воспитанников, привлекает немало посторонних молящихся. В положенное время в церковном зале собираются воспитанники. Дети – мальчики с дядьками, девочки с надзирательницей – встают на свои места и молятся. Певчие из них же становятся на оба клироса и поют хором, на правом клиросе под управлением регента, на левом – псаломщика. Иногда на литургии все дети становятся на середину храма и поют общим хором».

12 ноября 1895 год детский хор Симеоновской церкви принял участие в праздничном архиерейском богослужении в связи с освящением вновь обновленного Пророко-Ильинского храма, совершенного Преосвященнейшим Агафангелом, епископом Тобольским и Сибирским (17 июля 1893 года – 4 октября 1897 года):

«В 9 часов прибыл в Ильинскую церковь Его Преосвященство и тотчас же после его встречи началось освящение престола, храма и запасных антиминсов. Чин освящения закончился возглашением многолетий, и около 12 часов началась первая в обновленном храме литургия архиерейским священнодействием с 6-ю служащими. За литургией, как и за всенощной, пели два певческих хора: местный и из сиропитательного заведения».

16 июля 1911 года домовую Симеоновскую церковь посетил епископ Тобольский и Сибирский Евсевий (18 марта 1910 года – 17 апреля 1912 года). Им было отмечено, что недавно отремонтированное здание церкви содержится в хорошем состоянии и при электрическом освещении, что производит прекрасное впечатление, а хор из числа воспитанников особо растрогал владыку. В 1914 году к градо-Тюменской Симеоновской церкви была приписана часовня при Тюменской городской богадельне.

Симеоновская церковь была закрыта не позднее октября 1919 года. Большая часть церковного имущества находилась сначала в тюменском храме Михаила Архангела, затем была передана Плетневскому религиозному обществу Юргинского района.

Со времени освящения храма во имя покровителя младенцев святого праведного Симеона Богоприимца прошло всего тридцать четыре года…

(Продолжение следует…)
Г.В. КОРОТАЕВА, г. Тюмень

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную

ИСКОМОЕ.ru
православная
поисковая
система
Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
Современные сказки Религия и СМИ

Официальный сайт Тобольской митрополии

Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2018 г.