ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№3 2013 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Царь Алексей Михайлович «Тишайший»

В церковно-исторической науке нечасто можно встретить такое единодушие в суждениях, какое имеет место быть в оценке деятельности второго государя из рода Романовых – Алексея Михайловича (1629-1676). Период его царствования – это поучительная картина того, сколь плодотворно сказывается на жизни государства неспешное, тихое, религиозно осмысленное правление власти.
Несмотря на церковный раскол (который, кстати говоря, удалось преодолеть методами, не приведшими к кровопролитной войне, как это случилось на Западе), несмотря на кризис «симфонии властей», период правления Алексея Михайловича можно назвать одним из самых плодотворных в русской истории. Да и ласковое прозвище царя – Тишайший – соответствует самой сути этой крупной государственной личности.

Редкие душевные достоинства царя пленили даже иностранцев: «…Он покорил себе сердца всех своих подданных, которые столько же любят его, сколько и благоговеют перед ним. При своей неограниченной власти он не посягнул ни на чье имущество, ни на чью честь, ни на чью жизнь. Он такой государь, какого бы желали иметь все христианские народы, но немногие имеют».

Русский историк И.Е. Забелин в своей книге «Домашний быт русский царей в XVIXVII вв.» отмечает, что едва ли кто был так привержен к богомолью, к исполнению всех церковных обрядов, служб и молитв, как царь Алексей Михайлович. Обыкновенно он вставал в 4 часа утра, слушал заутреню или раннюю обедню. В пост стоял в церкви часов до 5-6, клал по тысяче земных поклонов, а в большие праздники – до полутора тысяч. После обедни в будние дни государь обыкновенно слушал доклады, челобитные, занимался текущими делами. После обеда следовал непродолжительный сон, после чего он выходил в церковь к вечерне. Затем собиралась Дума, решались государственные вопросы.

В редкие часы отдыха Алексей Михайлович проводил время в семействе или с самыми близкими людьми. В это время государь читал церковные книги – любимым занятием было изучение церковной истории, чтение житий святых, летописей, поучений. Россияне искренне любили своего монарха. К этому располагала и сама его наружность. В живых голубых глазах светилась искренняя доброта. Ободряло и обнадеживало собеседника выражение приветливости, не мешавшее серьезности и важности августейшей особы. Фигура царя сохраняла осанку величавую и гибкую, подчеркивая осознание Алексеем Михайловичем важности и святости сана, возложенного на него Самим Господом Богом.

Сколь глубокое религиозное чувство надо иметь, чтобы из года в год являть собою пример благочестия, трудолюбия и сердечной набожности. Вера, являемая жизнью, вера опытная, глубокая – такой была первооснова бытия этого человека. Так жила Россия, так жил и русский царь, соединяясь со своим народом связью самой глубинной и прочной из всех возможных.

Подобно более чем скромным государевым покоям, немногим отличался от крестьянского и царский стол. Блюда самые простые: ржаной хлеб, немного вина, овсянка. Великим постом царь Алексей Михайлович обедал лишь три раза в неделю – в четверг, субботу и воскресенье по единожды в день, в остальные дни довольствовался черным хлебом с солью, соленым огурцом или грибом. Рыбу в пост вкушал лишь дважды, строго соблюдая все семь постных седмиц.

Понимание промыслительности бытия рождало в Алексее Михайловиче мировоззрение чистое и светлое, неспешное и внимательное к мелочам. «Хоть и мала вещь, – говаривал царь, – а будет по чину честна, мерна, стройна, благочинна, – никтоже зазрит, никтоже похулит, всякий похвалит, всякий прославит и удивится, что и малой вещи честь и чин и образец положены по мере; безстройство же теряет дело и возставляет безделье».

Царь сердцем чувствовал ту великую вселенскую упорядоченность, ту чистую гармонию бытия, которая возводит верующего человека к созерцаниям светлым и тихим, возвышенным и умиротворенным.

Были у государя, как и у всякого человека, свои слабости. Он бывал по временам и вспыльчив. Однако его гнев был мимолетен и отходчив: частенько после «вспышки» он сам просил мира, слал подарки, стараясь загладить размолвку. При всем своем богатом природном уме и начитанности, царь не любил споров, в отношениях с приближенными был податлив и слаб. Пользуясь его добротой, окружающие бояре своевольничали, порой забирая власть над тихим государем. В этом, пожалуй, и кроется разгадка драматических отношений с патриархом. Алексей Михайлович не нашел в себе силы противиться боярскому нажиму, а патриарх Никон не счел возможным подстраиваться под интересы знати, жертвуя хотя бы на время законными интересами Церкви.

В области внешней политики заслуги царя более чем впечатляющие. Окончательно были возвращены России земли Малороссии, отторгнутые от нее враждебными соседями в годину татарского нашествия. Характерно, что сегодня некоторые историки-сепаратисты замалчивают факты неоднократных просьб «малороссиян» освободить украинскую землю от польско-шляхетского гнета, что и было в конце концов осуществлено в 1654 г. Вместо этого приводятся некие аргументы о невыполнении государем «условий воссоединения Украины с Россией». (Можно представить себе погибающего человека, просящего помощи, а затем выдвигающего претензии к спасителю).

Именно Алексей Михайлович ведет с Польшей – давним и непримиримым врагом России-Руси – трудную войну и оканчивает ее блестящей победой. Обескровленная Польша делает свой окончательный шаг в пропасть (выражение русского публициста-эмигранта И.Л. Солоневича). Держится еще Швеция, чтобы через полвека шагнуть туда же. Татарские орды забывают те «сакмы», по которым они веками прорывались на Русь, и из сравнительно мелких пограничных набегов живыми возвращаются немногие: наследники Батыя тоже скользят в пропасть, еще более глубокую, чем польская и шведская (там же).

В целом, в области внешней политики стратегическая инициатива после долгих лет застоя снова перешла к Москве. Литва и Польша окончательно утратили позиции агрессора, отступив в отношениях с Россией на роль стороны обороняющейся, без надежды на победу. Именно Алексей Михайлович, получив в наследство страну бедную, еще слабую средствами и силами после Смутного времени, начинает эпоху реформ, причем реформ неторопливых и продуманных, захвативших юридическую, экономическую, военную и религиозную сферы. Одно лишь Уложение 1649 г. (или «Свод всех законов») могло бы составить славу целого царствования. Оно содержало в себе 25 глав, построенных по тематическому признаку, и 967 статей. В подготовке этого документа участвовала целая комиссия во главе с князем Н.И. Одоевским, назначенная Земским собором.

С 1650 по 1654 гг. в разные города России было разослано 1173 экземпляра Уложения. В эти же годы было утверждено дело исправления богослужебных книг, принят Новоторговый устав, изданы «Степная книга» (история Московского государства), «Домострой», двухтомная иллюстрированная «История мира», энциклопедический словарь «Азбувник» и др.

Строились оружейные и пушечные заводы. Стало фабриковаться дорогостоящее огнестрельное нарезное оружие, находившее свой сбыт в Европе. В Москве появились первые аптеки, театр, первая газета. На Дону был построен первый русский корабль «Орел». Московское крестьянство поднялось до такого материального уровня, какого оно не имело никогда! В разы выросли торговые обороты с западноевропейскими странами. Москва первых Романовых дает нам наиболее законченное выражение всей своей правительственной системы, системы, равной которой в мире не существовало никогда, даже в лучшие времена Рима и Великобритании, ибо последние были построены по принципу неравноправности включенных в эти империи побежденных племен: «Разделяй и властвуй!». Москва же властвовала не разъединяя, а соединяя.

Сравнивая указанные империи, продолжительность существования которых позволяет условно поставить их в один ряд, следует отметить следующие принципиальные различия. И Рим, и Великобритания создали из организаторов империи привилегированный класс. В Риме это было установлено законодательным путем, в Великобритании – путем «неписанной конституции»: индус или ирландец, попадая в Англию, рассматривались как люди «низкого сорта». На базе Римской империи ее организаторы разбогатели неслыханно. На базе Британской империи создали свои огромные состояния лорды, банкиры и судовладельцы. На базе Российской империи никто из русских не заработал ничего! Даже русское дворянство не получило ничего ни в Сибири, ни на Кавказе, ни в Финляндии. Для русского мужика не было отнято ни единого клочка земли ни от финнов, ни от поляков, ни от грузин. Да, был создан привилегированный класс – дворянство, но оно было разнонациональным – не только русским.

Московский период русской истории, пришедший на смену Киевскому, имеет свои этапы становления, укрепления, упадка. С именем же Алексея Михайловича связано время наиболее успешного государственного и культурного строительства.

М.С. ЯБЛОКОВ, Ж.В. ЕРМАКОВА,
г. Тюмень

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2022 г.