ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№1 2018 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви глазами участника

8 декабря гостем эфира передачи «Светлый час» на радио «Вера» в Тюменской области стал глава Тобольской митрополии митрополит Тобольский и Тюменский Димитрий. Владыка рассказал радиослушателям о прошедшем накануне в г. Москве, с 29 ноября по 2 декабря 2017 года, Освященном Архиерейском Соборе и юбилейных торжествах, посвященных 100-летию восстановления Патриаршества в Русской Церкви.

О. Григорий Мансуров: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! Сегодня мы говорим про Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. В студии радио «Вера» митрополит Тобольский и Тюменский Дмитрий. Ваше Высокопреосвященство, добрый вечер, благословите!

Митрополит Димитрий: Добрый вечер, дорогие радиослушатели, братья и сестры! Божие благословение да пребудет со всеми нами! Мне, как участнику Архиерейского Собора, довелось быть свидетелем этого великого торжества.

Год столетия событий 1917 года – и трагических, и, может быть, промыслительных от Бога, как говорил Святейший Патриарх, – собрал нас в Храме Христа Спасителя. Надо отметить, что на праздник прибыли представители и главы всех Православных Церквей (за исключением Константинопольской Церкви: видимо, там были определенные проблемы). И все они, участвуя в торжествах, высказывали свою благодарность, свою любовь и признательность Русской Православной Церкви, которая сегодня является самой многочисленной, самой динамичной в своем развитии и направленности к миру и к людям.

Важно отметить, что на Архиерейском Соборе было выражено единодушие, единомыслие. Был принят ряд церковных документов. Архиерейские Соборы созываются каждые четыре года. Они обсуждают жизненно важные вопросы. На этом соборе обсуждено и принято «Положение о монастырях». Ведь сегодня в нашей Церкви действуют уже сотни монастырей, и пришло время обобщить опыт современного монашества, современного служения. И опыт прежних лет, дореволюционный, просто так, слепо наложить невозможно, неправильно, жизнь вносит свои коррективы. И вот это обсуждалось на Соборе.

На Соборе обсуждались и канонические основы брака. Церковь ясно выразила все нормы и правила: как создать крепкую семью и по каким христианским нормам ее устраивать, как семью сохранить, чтобы было благоденствие, чтобы был мир, согласие, – основа всего этого, конечно, христианская любовь.

На Соборе обсуждались и вопросы духовного образования, проблемы, связанные с молодежной средой. Прямо говорилось – в документах Собора и в обращении Святейшего Патриарха Кирилла, – что сегодня мы являемся свидетелями некоторой информационной агрессии на разум и сознание молодежи. И нет инструкции по безопасности, как воспринимать эту информационную агрессию, как все это «переварить», чтобы не отравить свою душу, чтобы не потерять главные жизненные ориентиры. И эти вопросы обсуждались.

Архиерейский собор посетил президент Владимир Владимирович Путин. Его речь опубликована. Но вы знаете, помимо речи было видно, как проникновенно он обратился. Он пожелал, чтобы и дальше церковная жизнь не замыкалась в чисто уставном порядке, а вот именно – обратилась к служению обществу, молодежи, системе образования. Это ведь очень важно, поскольку мы все должны использовать ресурсы исторической, духовной, культурной традиции, которые бы помогали нашему человеку формировать свою жизненную позицию, взгляд на мир.

О.Г.: Чем Архиерейский Собор отличался от предыдущих Соборов? Какие-то новшества отличали его? И что-нибудь по-особенному запомнилось вам? Ну, конечно, – столетие, приезд Патриархов, Предстоятелей других Церквей. Но, может быть, что-то еще? Вот, например, обращает внимание большое количество участников, замечаешь – раньше много кресел в зале Храма Христа Спасителя были пустыми.

М.Д.: Да, численность возрастает, это радует. Возрождается все больше храмов, увеличивается епископат и духовенство Церкви.

В общем-то было многое из того, что традиционно проходит на Архиерейских Соборах: обсуждаются проблемы мира сего, века сего. Но в этот раз очень интересно обратился Святейший Патриарх Кирилл ко всем архиереям. Вот мы обсуждаем какой-то пункт документа, а он говорит: «Пожалуйста, Преосвященные, выступайте со своим изложением: как у вас реализовывается то или иное направление жизни Церкви». Например, и это особенно касается – вопросов образования, воспитания, работы воскресных школ и других вопросов. Вот это, конечно, увеличило количество дней работы Собора и время обсуждения принятых документов. Но когда соборно обсуждаются эти примеры – региональных, местных программ – это, конечно, оживляет Собор, вносит какую-то ясность в общую картину, дает наглядные образцы.

Был очень интересный вопрос поставлен на обсуждение. Мы же болеем о нашей Украинской Православной Церкви, сердечно болеем. У многих в той части отечества нашего бывшего находятся родственники. Вот у меня, к примеру, в Харькове родственники и близкие (и духовные), и однокурсники там служат, мы общаемся. И вы знаете, что было обращение к Собору бывшего митрополита Киевского Филарета. Это было очень неожиданно. Члены Собора, знакомясь со всеми предсоборными документами, этого не знали. Я расскажу историю, Святейший поведал. К нему дважды обращались от лица Филарета различные группы. И было поручено митрополиту Илариону провести диалог, где-то месяца за два до Собора. Целью обсуждений было то, что мы надеялись на уврачевание раскола. И пришло письмо, в общем-то такое хорошее – к миру, к единению, к согласию, к прощению, и подписано было: «Брат и сослужитель Филарет». Когда редакционная комиссия работала над ответом, было предложено от Собора не ранить личность этого человека, и адресовали: «Филарету, бывшему митрополиту Киевскому и всея Украины». Ну, казалось бы, это все так, не просто: «Монаху Филарету» (он сейчас в нашем каноническом понимании просто монах). Написали ответ, но получилась реакция, которой не ожидали: он не принял, он отверг и даже отказался от многих своих слов, хотя документ им был подписан.

Я к чему это говорю? Ведь все-таки вот эти проблемы Украины всем нам близки. И то, что происходит и на Донбассе, и в Луганске, – оно в какой-то мере взаимосвязано: вот это желание разорвать единство нашей Церкви, нашу Киевскую Русь растоптать и порушить, и то, что мы крещены в одной купели Днепра. Сигнал все-таки получен, и, как потом докладывал владыка Иларион, все же есть там здравомыслящие люди – в этой группе Филарета, который самозванно провозгласил себя Патриархом Киевским и учинил этот раскол. Есть люди, которые понимают. Ему сейчас 88 лет. Дни жизни любого человека сочтены, что потом будет?.. На Соборе прозвучали выступления глав Церквей. В них были добрые слова в адрес нашей Церкви и, самое главное, призыв ко всем православным народам – призыв к православному единству. Звучала и та мысль, что многие беды, которые мы в этом мире претерпеваем, проистекая от зависти лукавого, имеют духовную связь с нашим спасительным выбором веры тысячу лет назад.

О.Г.: Кстати говоря, ведь многие из Восточных Патриархов живут в государствах, где в течение многих веков христиан преследовали – поэтому они и не столь многочисленны. Они, может, и рады были бы быть такими же сильными, как Русская Православная Церковь, но общество там совсем другое: у них представители других культур захватили власть когда-то, лет 500 назад, поэтому и жизнь христиан там нелегка.

М.Д.: Совершенно верно. И неслучайно президент В.В. Путин, встречаясь с членами Собора, встречаясь с главами Поместных Церквей, отдельно потом встретился с Патриархом Антиохийским, который живет в Дамаске. Президент выслушал вопросы, проблемы, которые стоят перед Православной Церковью. Все-таки там преимущественно мусульманское население. И это очень было важно, отметил президент, чтобы поддержать Сирию. Ведь Россия многое сделала, чтобы сохранить Сирию, и теперь руководство этой страны в долгу – чтобы вернуть христиан в свои места пребывания, чтобы восстанавливать монастыри. Было и обращение нашего Патриарха к президенту – поддержать христиан на Ближнем Востоке, чтобы более стабильно стало.

В ходе встречи В.В. Путина с Патриархом Антиохийским было отмечено, что наши миротворческие силы, несомненно, способствуют защите христианских святынь – а они ведь, эти святыни, со времен жизни Христа, апостола Павла (вспомним Дамаск), эти монастыри. И, как говорили наши Преосвященные, кто там служил когда-то, это ведь цветущий край был, рай на земле. Это все, все нестроения – привнесено извне. Это там не какая-то оппозиция: ее там разглядеть невозможно, даже среди мусульманского населения. Местные христиане и мусульмане жили там очень мирно всегда, никогда стычек не было, никто никого не подрезал. А сейчас что там творили?! Там же были массовые казни, там же два митрополита были похищены…

О.Г.: Вопрос Екатеринбургских останков. Может быть, не все в курсе этого вопроса, что за останки. В течение многих лет считали, что на Ганиной Яме были уничтожены останки Царской семьи.

М.Д.: Да, еще в Поросенковом логе были найдены останки, их поспешно тогда как-то идентифицировали в 90-е годы. Церковь не допускалась к работе комиссии, и поэтому результаты этой работы ею не были признаны. Кстати, и Зарубежной Церковью, которая опиралась на расследование своих специалистов. Поэтому было решено, по обращению Святейшего Патриарха, создать новую комиссию с участием представителей Русской Православной Церкви, Зарубежной Православной Церкви и православных ученых. Были взяты части от разных останков – брались они нашими представителями, прямое участие принимал епископ Тихон, целая комиссия работала, – их помещали в специальные капсулы. Эти капсулы были зашифрованы Патриархом, шифр знал только Патриарх – то есть какая кому принадлежит. Там были также останки, никак не относящиеся к Царской семье: это было сделано специально, чтобы никто не знал, в какой капсуле чьи останки. Выбрали лаборатории не те, которые уже проводили исследование, а другие – независимые зарубежные лаборатории.

На сегодня пока ответа нет. Поэтому Церковь не спешит к какому-то «красному дню», к столетию кончины страстотерпцев дать точный результат исследования. Это очень сложный процесс. Сейчас ждем результат. Хотя было обсуждение. Например, одно из мнений, что все останки были сожжены. Тоже маловероятно, потому что, как эксперты отмечали, чтобы совершить сожжение такого количества тел, нужен был вагон дров, они не смогли бы там столько напилить. Скорее всего, кого-то отдельно они могли сжечь. Отмечалось, что имели место расчленения, но на обнаруженных останках никаких характерных следов нет. И это вызывает вопросы. Ну и вопрос в отношении останков, которые как раз хотят идентифицировать как останки Николая II: вы помните, когда он был цесаревичем, при посещении Японии он был ударен одним самураем мечом по голове, и был зафиксирован шрам на голове, череп имел повреждение. И это тоже пока не обнаружено.

Был еще один аргумент, он в документах не зафиксирован. Вы знаете, когда у нас появляется какое-то почитание, то даже никто не говорит, а мы видим – туда люди идут, несут цветочки. Когда я приехал в Тюмень, приехал в Троицкий монастырь, я удивился. Это был 1990-й год. У стен Троицкого монастыря лежали цветы и свечки горели. Мне говорят, что здесь почитают святителя Филофея. Закрытый монастырь тогда был, какието мастерские внутри были расположены, а люди все равно пробираются приложиться к камушкам на месте, где святитель пребывал. А тут – все озвучили, а народ-то не идет: ни в Лог не идут, ни в Петропавловскую крепость не идут, а на Ганину Яму люди идут. Это ведь тоже какое-то влечение души верующей. Но это не основной аргумент, он не документируется, но все равно звучит, потому что мы знаем: где упокоен был праведник – то место не забывается. И потом мы знаем, и это тоже озвучено было, очень много фальсификации было в те времена.

О.Г.: А вот какие могут быть цели? Это очень важный вопрос. Это такая идея заговоров? Могут быть какие-то силы, которым интересно нас пустить по ложному следу?

М.Д.: Может быть, это потеха какая-то. Но, еще раз говорю, мы не можем найти даже места захоронения многих новомучеников – например, митрополита Петра Полянского, – потому что они шли «под номером такой-то», они были лишены имени. Об этом не надо скорбеть – они все у Бога, они пред Богом. Но единственное, что порой осталось, – места массовых захоронений, как Бутово. В Абалаке есть массовое захоронение. Безусловно, это люди-мученики.

О.Г.: На Соборе был принят документ «О канонических аспектах церковного брака». Мне кажется, он повторяет прежние правила Церкви?

М.Д.: Безусловно, там нет ничего нового. Кстати, некоторые люди, которые против всего нового, около Храма Христа Спасителя выражали протесты, смущение, спрашивали об этом документе. Мы говорим: там нет ничего нового, там просто собрали воедино, сложили, выстроили позицию Церкви, существующую по этому вопросу, чтобы понятно было сегодня людям, только и всего, ничего нового. Никто катехизис святителя Филарета не изменял. Он остается.

Просто переложили в новой редакции, язык совершенствуется. А не то, что у нас вера другая стала. «А как теперь относительно брака? – спрашивали. – По-новому теперь будет?» – Ничего нового не будет.

О.Г.: Даже такие заголовки были в светских СМИ: «Браки совершаются на небесах: до трех раз». Подразумевается, что венчание больше трех раз совершено быть не может в принципе.

М.Д.: Это церковное определение (о допустимости трех церковных венчаний). Оно исходит из снисхождения человеческого. Ведь могут быть разные обстоятельства. Допустим, человек овдовел, а у него семья. Церковь может благословить его на новый брак. А могут иметь место и причины, допустимые для расторжения брака.

О.Г.: А какие причины?

М.Д.: Во-первых, измены. Это еще Господь наш Иисус Христос сказал о прелюбодеянии. Это уже разрушение семьи.

Но сейчас даже введена и такая норма: если жена делает аборт против воли мужа, то есть совершается детоубийство. Этот грех Церковью осуждается. Аборт не приветствуется даже и медициной, ведь какой же ущерб наносится здоровью человека! А тем более в наши времена в этом нет никакой даже крайней необходимости.

Пожалуйста, Церковь сама готова помогать: есть в каждой уже почти епархии службы, которые оказывают помощь маме. К примеру, у нас – Никольский приход в Тюмени. Пожалуйста – в трудной ситуации помогут. Если женщина не нарушит жизнетворный процесс, заложенный природой, и появится на свет новый человек, – то если женщине трудно, ей готовы помочь.

Затем наши монастыри женские: они берут на воспитание детей, так традиционно было. И самое главное – сохранена жизнь.

Я приведу такой пример. Одна женщина попала в трудную ситуацию, наш монастырь стал поддерживать человека. Есть Дом для мам. Потом, когда дети родились, их монастырь взял на воспитание. А потом в семье вдруг наладились отношения, отец узнал, что у него такие красивые дочурки, родители забрали их себе, и семья восстановилась. И жизнь сохранена, и нет этого смертного греха детоубийства. Это же все-таки грех. А здесь является святое: женщина мамой становится, и дитя появляется. Но даже если женщина не может – она молодая, юная, не может содержать ребенка, – к ней Церковь протягивает руки. Поддержит и поможет. Конечно, эти вопросы (об аборте, совершаемом против воли мужа) возникли не на пустом месте. Много обращений уже было, когда у супругов теряется взаимопонимание на этой почве. И Церковь определяет, что без согласия мужа, да и вообще, – не положено убивать. Только если медицина определяет, что это необходимо для сохранения жизни матери. Но и здесь всегда нужно перестраховываться. В жизни очень много тому примеров. У нас, в семинарии, студенты молодые – десятки подходили ко мне, просили помощи, молитв: супруге врачи сказали делать аборт, или может случиться летальный исход. Я всегда говорил, что все будет нормально, это же первые роды – и у всех роды прошли хорошо.

О.Г.: Они пугают будущих отцов тем, что жену можешь потерять и ребенок будет больной.

М.Д.: Есть случаи, когда ребенок рождался больной, а его отец говорит, что это его радость, что он живет с ним как с утешением. Больной – ну что теперь сделаешь – главное, живой. А убить, он говорит, я бы не позволил. Вот это правильно.

О.Г.: Владыка, расскажите о монастырях и монашествующих. В нашей митрополии четыре монастыря. Как устроена монашеская жизнь? Довольны ли Церковь, архиереи, Патриарх положением дел? Ведь одно дело количество монастырей, а другое – их качество.

М.Д.: Если касаться жизни наших монастырей, то буквально недавно, год назад, они прошли, если можно так выразиться, экспертизу. Комиссия по делам монастырей из Москвы приезжала и смотрела. Дали высочайшую оценку. Комиссия смотрит, как устроена монашеская жизнь. И как монастырь обращен к миру. Возьмем наш Абалакский монастырь. Там насельников 42 человека, каждый несет свое послушание. Монастырь должен быть обращен к миру своим служением. В первую очередь, молитвой. Это ежедневные богослужения, окормление страждущих. При монастырях есть хосписы, приюты. В братии Абалакского монастыря есть старики, инвалиды-колясочники. В женских монастырях есть старицы. Также при женских монастырях имеются детские приюты, которые соответствуют требованиям закона.

В монастырских приютах живет несколько десятков детей. Они получают хорошее образование, хорошее воспитание. Учатся дети в городских православных гимназиях. После окончания многие выпускницы приюта уже создали свои семьи, сейчас с детками приезжают. Некоторым удалось положительно повлиять на свою родную семью. Родители, например, были лишены родительских прав, а теперь мама с папой бросили пить, когда увидели, как сыновья подросли – кто учится, кто окончил гимназию православную, кто продолжает уже обучение в университете и готовится создать свою собственную семью.

И вот эти родители через детей пришли в Церковь, и, что удивительно, есть примеры, что бросили пить. Я помню, как пришли два брата 1-2 класса. Мы им говорим: давайте молиться за маму и за папу. А они говорят, что не знают, как их зовут. Мы через батюшку нашли родителей. Они были в очень тяжелом состоянии. И вот мы стали за них молиться. Потом мы их пригласили. И вот когда они увидели своих детей – у меня по сей день в глазах, в памяти картина, как мама их рыдала. Они увидели своих детей в кителях, опрятными. Потом потихоньку они отошли от этой злой привычки, начали трудиться. Сейчас их дети учатся в университете. Вот это влияние воспитания церковного. А так бы они погибли. Я не хочу обижать никого, труженики детских домов многое делают. Но там не создашь будущего для ребенка.

О.Г.: По радио прозвучала информация: социологи исследовали, что сейчас у людей сместились приоритеты. Если в 90-е годы это карьера и деньги, то сейчас на первое место выходит семья. Это для меня было неожиданно. Мы не привыкли, что так может быть.

М.Д.: Вот видите. Актуально, что Церковь приняла постановление о канонических нормах создания семьи, брака. Это очень важно. В документе также отмечены степени родства, в которых нельзя вступать в брак. Если это было определено в те века, когда не знали ни о какой генетике, теперь-то уже понимают, почему нельзя. Потому что это может нанести урон следующему поколению.

О.Г.: Наверное, сейчас это не очень актуально. Это раньше, когда люди в деревнях жили, замкнуто, проблемы были – за кого замуж выходить, на ком жениться.

М.Д.: Так озвучено было, что есть актуальность. Сейчас другая замкнутость, она есть и в городах: вступление в брак с близкими родственниками, двоюродными сестрами, племянниками – такое тоже случается. А предостережение Церкви созвучно с рекомендациями медицины.

О.Г.: Говорили о средствах массовой информации на Соборе, о радио «Вера»? Патриарх ведь как-то отмечал важность этого дела. М.Д.: Конечно. Говорилось о средствах массовой информации, говорилось о важности просвещения. Важно, отмечал Святейший, пробудить у людей интерес к духовным, культурным традициям. Мы должны помнить, что существуют духовные ценности, которые составляют основу жизни каждого народа.

А Россия особая страна, многонациональная. И только Православие может сплачивать, соединять, как это было на протяжении более десяти столетий. Наш долг донести до наших близких основы веры, призвать людей задуматься. Я помню, раньше в храме были только женщины, мужчин было мало. Сейчас, смотрю, все больше и больше. А у меня тогда была такая мысль: ну, все-таки, женщины понятно – они эстетически воспринимают все, эмоционально, и это их радует, храм поддерживает, утешает. Но мужчины-то обладают логикой, математическим мышлением. Неужели они не могут посмотреть исторический путь своего народа, своей страны и понять, что без Православия ничего бы не было. Мы бы тогда не выиграли при Александре Невском, не защитили бы себя, нас бы «размыли». Мы бы тогда не победили на Куликовом поле. Мы бы тогда не смогли победить и в Бородине и не победили бы во Вторую мировую войну, потому что истерзана была морально и физически страна, но она сплотилась. И везде Православие – как дыхание духовной благодати у людей, которое помогает претерпеть все, покрыть все любовью и встать на защиту добра, правды и истины.

О.Г.: Владыка, на Рождество Христово вы всегда приглашаете детей в Тобольск.

М.Д.: Мы традиционно проводим «Рождественские встречи» с 5 по 9 января, в дни зимних каникул. Приглашаем ребят с 6 по 9 классы. Эта программа бесплатная. Юноши встречают в Тобольске праздник Рождества Христова, бывают на Рождественской елке в Тобольских духовных школах, на праздничном концерте в Тюмени, в филармонии, получают подарки. Мероприятие проводится для детей обычных общеобразовательных школ.

О.Г.: Благодарю вас, Владыка, что приняли сегодня участие в нашей передаче, рассказали об итогах Архиерейского Собора, поделились своими впечатлениями.

М.Д.: Спаси и храни всех нас Господь!

Материал подготовил к печати
Евгений Худышкин , г. Тюмень

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную

ИСКОМОЕ.ru
православная
поисковая
система
Русская неделя - интернет-журнал о современной православной культуре
Sudba.net - Портал православных знакомств Сербская Православная Церковь в Голландии Рейтинг ресурсов "УралWeb"
Современные сказки Религия и СМИ

Официальный сайт Тобольской митрополии

Сайт Ишимской и Аромашевской епархии

Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"

Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2018 г.